Кальнев Павел Исаевич

Кириленко

Прохин

Ратников Григорий Васильевич

Корчагин Владимир Матвеевич (автор)

* * *

Принадлежность:

11 иап

Старший политрук В. Корчагин 

Оборона бомбардировщика
// Сталинский сокол 08.05.1942

(Стрелка-радисты делятся опытом)

Стрелок-радист старшина Павел Кальнев сбил 7 вражских самолетов. За отвагу и мужество воздушный снайпер награжден орденом Ленина.

На конференции по обмену опытом тов. Кальнев рассказал:

– Стрелок-радист отвечает за оборону своего самолета, за жизнь членов экипажа. Поэтому так важна для нас неусыпная бдительность. Находясь в воздухе, я внимательно наблюдаю за всем происходящим, постоянно слежу за своими самолетами, их количеством и местонахождением. Особая бдительность нужна во время встречи наших бомбардировщиков с сопровождающими истребителями. Как известно, встреча происходит обычно недалеко от линии фронта. Были случаи, когда вместо наших истребителей «пристраивались» фашисты.

Наблюдать за воздухом необходимо не только сверху и с боков, но и поглядывать вниз через люк, так как иногда вражеский истребитель атакует снизу и бьет по бакам или выводит из строя точку стрелка.

При атаке фашистских истребителей я выбираю выгодное для стрельбы положение. Установлено, что фашисты при атаках стараются измотать силы стрелка, «выудить», если можно так выразиться, у него побольше патронов. А растранжиривать без надобности боеприпасы ни в коем случае не следует. Некоторые стрелки бомбардировщиков думают, что, стреляя по истребителям с дальней дистанции, они создают заградительный огонь. Эта цель обычно не достигается и ведет лишь к трате патронов.

Другое дело – огонь с близкой дистанции. Его можно нести прицельно и поражать врага с небольшой затратой боеприпасов. Боевая практика показала, что по атакующему с хвоста вражескому истребителю лучше всего стрелять прямой наводкой с малой дистанции длинной очередью.

Выходя из атаки, истребитель всегда поворачивается к стрелку «пузом». Это как будто самый удобный момент дня стрельбы. И неопытный стрелок, не раскусивший тактики врага, открывает в это время огонь. Однако при всем старании он не добивается успеха, так как «пузо» вражеского истребителя бронированно.

При атаке истребителя с боков стрелок имеет возможность бить прямо по бакам фашистского самолета. Но в этом случае нужно брать поправку на упреждение: если стрелок даст длинную очередь, то фашист обязательно налетит на пули.

В тех случаях, когда фашистский истребитель идет в атаку под хвост бомбардировщика, я бью его в лоб либо из своей точки, либо из хвостовой очередями по 50—60 патронов. У меня был случай когда во время атаки истребителей на самолете вышла из строя внутренняя связь. Вражеский стервятник заходил в хвост. Я не мог об этом сообщить летчику, чтобы он изменил положение самолета. Тогда я решил огнем пулемета пробить киль своего бомбардировщика и расстрелять фашиста в лоб. Это было сделано, и стервятник, об’ятый пламенем, камнем упал на землю.

Кроме старшины Кальнева, своим опытом поделились младший лейтенант Ратников и сержант Прохин.

– В воздушном баю, обычно отличающемся быстротечностью, – говорил тов. Ратников, – очень важны находчивость, умение мгновенно находить выход из положения. В моей боевой практике был такой случай. Группа наших бомбардировщиков подходила к цели. Вражеские зенитки вели шквальный огонь. Во время противозенитного маневра строй наших самолетов был нарушен.

В этот момент, очевидно по сигналу, зенитки замолкли, и вражеские истребители быстро набросились на нас. Один из фашистов врезался в наш строй и начал обстреливать левого ведомого в звене. Расстрелять фашиста никому из нас не представлялось возможности, так как под огонь могли попасть свои самолеты. Оценив обстановку, я попросил командира соответствующим образом изменить положение самолета и тотчас же открыл огонь по фашисту. После двух очередей он спикировал и удрал. Опасность для нашего левого ведомого миновала.

Этот же случай показывает, что бомбардировщики должны быстро смыкаться и итти плотным строем, когда зенитки прекращают огонь. Это делает их трудно уязвимыми для истребителей врага. Свидетелвством тому может служить другой пример из моей практики. Группа наших бомбардировщиков была над целью. Произвела бомбометание, но в это время нас атаковали вражеские истребители. Стрелок тов. Кириленко был ранен и вести огонь не мог. Фашистский летчик это заметил и начал наседать на наш корабль. Тогда летчик этого самолета подошел вплотную к нашей машине с таким расчетом, чтобы я мог отражать атаку врага. После нескольких моих очередей фашистский летчик поспешил удрать. Атака была отбита.

Конференция воздушных снайперов, проведенная в части, помогла распространить боевой опыт, сделать достояний всех стрелков наилучшие приемы борьбы с фашистскими истребителями.

Старший политрук В. Корчагин.
Действующая армия.