Власов

Матюнин

Митрофанов Федор Васильевич

Уткин

Сидоров А. (автор)

* * *

Принадлежность:

445 иап

Майор А. Сидоров 

Опыт истребителя Митрофанова
// Сталинский сокол 08.05.1942

В этот нелетный день в землянке необычно людно. Среди группы истребителей стоит молодой летчик с приятным, мужественным лицом. Лейтенант Митрофанов говорит, и все собравшиеся внимательно слушают его. Особенно большой интерес написан на лицах молодых летчиков, недавно вступивших в боевую семью истребителей.

У лейтенанта есть о чем рассказать товарищам. Отважный защитник Москвы, он лично сбил на подступах к столице восемь фашистских самолетов, да еще три в групповых боях. И не только это замечательно в боевой деятельности истребителя. Отличает его еще и то, что из всех многочисленных и трудных сражений он выходил без единой пробоины в самолете. А это свидетельствует не только о мужестве, но и о высоком мастерстве.

О себе лейтенант Митрофанов говорит мало, зато часто повторяет фамилии своих воспитателей, о которых отзывается с огромным уважением и теплотой.

– Молод я был, горяч, – потягивая трубку, рассказывает лейтенант. Читатель ошибется, если представит себе, что эти слова принадлежат убеленному сединами и умудренному долгим жизненным опытом человеку. Летчик Митрофанов – совсем молодой украинский парень, в недавнем прошлом комсомолец колхоза «Ленинский путь». – Упорства и желания стать истребителем было много. Помню, часто просил, будучи курсантом, командира отряда старшего лейтенанта Власова, да и командиру эскадрильи майору Уткину надоедал: «Научите меня быть истребителем». Спасибо им! Много поработали они над моим воспитанием.

А когда попал в Забайкалье к майору Матюнину – тот сразу решил, что воздушные бои для меня самое подходящее дело. Начал он меня учить настойчиво, терпеливо. Теперь все его советы, боевой опыт мне очень пригодились. Благодарен я ему, как отцу родному. Глупостей по молодости много мог натворить, но Матюнин все видел и все знал. Он всегда вовремя сбивал излишнюю удаль. Бывало сам схватится со мной в воздушном бою, «набьет» мне, а потом, разбирая бой, поучает: «Здесь ты делаешь глупость, излишне горячишься, когда тебе в хвост стали. В лобовых атаках сворачивать первым не следует». Да что говорить, всего не перескажешь. Одним словом, научил майор, как надо драться. Он-то и сделал меня истребителем.

Действительно, все, кому приходилось летать совместно с лейтенантом Митрофановым на боевые задания по охране Москвы, могли убедиться, что он подлинный истребитель, бесстрашный сокол, не отступающий перед опасностью, как бы велика она ни была.

Но летчик скромен и потому все свои успехи об’ясняет умелым воспитанием. Это, конечно, очень важный в формировании воздушного бойца элемент. Однако дело не только в учебе.

Секрет успехов Митрофанова – это он сам, его концентрированная воля, его сила и умение с расчетом идти на риск и с хладнокровной уверенностью побеждать. Для него характерно правило: в единоборстве поражать врага одной очередью. В групповом бою – это верный товарищ, всегда готовый оказать поддержку, притти на помощь, умеющий действовать согласованно и четко.

Благодаря этому Митрофанову удавалось одерживать поистине блестящие победы. Однажды в паре с другим летчиком он встретился с девятью «Ме-110». Завязался ожесточенный бой, длившийся 15 минут. В результате два «Ме-110» были сбиты, а остальные удрали. Наши истребители благополучно возвратились на свою базу, не имея ни одной пробоины. То же самое повторилось на следующий день. На этот раз из шести «Ме-109» были уничтожены два, и снова Митрофанов «сухим из воды вышел».

Лейтенант – настоящий мастер боя. И поэтому с таким вниманием слушают его летчики, когда он говорит о своей тактике.

– Самое главное, – рассказывает Митрофанов, – заметить противника, хотя бы на несколько секунд раньше, чем он увидит тебя. Это дает нам бесспорное преимущество. Истребитель должен уметь смотреть и видеть.

Противника я атакую без промедления, как только замечу его, однако делаю это не всегда. Ухо надо держать остро. Ведь немцы часто пускают «приманку». Как только пойдешь в атаку, из-за облаков или со стороны солнца вдруг сваливается «Ме-109» или «Хе-113» и на большой скорости идет в атаку. Как избежать этого? Я всегда очень внимательно наблюдаю все вокруг и смотрю в оба. Помогает также напарник, прикрывая сзади. Иногда атаковать сразу не следует, а, наоборот, заметив противника, укрыться в облаках или применить другой скрытный маневр для сближения с врагом, затем, выждав удобный момент, расчетливо напасть, да так, чтобы поразить врага с первой атаки.

Мы уже писали выше, что эта тактика Митрофанова обычно дает отличный результат. Одна атака – и враг летит к земле с тем, чтобы больше никогда не взлетать. Успех истребителя определяется в этом случае не только внезапностью нападения, но и умелым направлением удара.

Атакуя бомбардировщики «Ю-88», «До-215», «Хе-111», Митрофанов бьет прежде всего по стрелкам и одному из моторов, дабы ослабить мощь оборонительного огня самолета и сбавить скорость противника. Добившись этого, он спокойно, хладнокровно расправляется с врагом, подходя к нему на предельно малую дистанцию и ведя огонь, как правило, по моторам.

Прекрасный результат дает лобовая атака бомбардировщиков. Все упомянутые немецкие машины имеют слабый лобовой огонь (пулемет калибра 7,92 мм) и закрытие летчика только плексигласом. Длинная заградительная очередь решает судьбу экипажа. Если даже стрелок ведет огонь, то при скоростной атаке он мало эффективен; кроме того, у стрелка в коробке только 75 патронов, которые он может выпустить без перезарядки. На перезарядку же времени нехватает. Наоборот, огонь истребителя с точки зрения запаса патронов не ограничен для такой скоротечной атаки, а мотор укрывает летчика от мелкокалиберных пуль.

– После завязки боя, – советует товарищам Митрофанов, – никогда не упускай противника из виду и старайся максимально сблизиться с ним. Тогда зря патронов не потратишь. Выхожу я из атаки всегда на большой скорости и обязательно в мертвых углах обстрела противника по ходу его полета. Отрываться от противника при этом можно не далее 400—600 метров, иначе трудно будет потом нагнать врага. Такая дистанция безопасна для наших самолетов, ибо вероятность попадания ничтожна.

Истребитель Митрофанов исключительно настойчив в достижении цели. Если противник удирает на полной скорости, летчик преследует его до последней возможности, котором располагает самолет. Но как же в этом случае он возвратится на свой аэродром? И на этот вопрос лейтенант дает товарищам исчерпывающий ответ:

– Необходимо хорошо знать аэродромную сеть, изучить ее напамять в районе действия, а еще лучше – во всей системе истребительной авиации своего участка фронта. Это даст возможность преследовать противника до тех пор, пока он не рухнет на землю. Если у меня кончается горючее, то я сажусь на ближайший аэродром, там дозаправляю машину и затем перелетаю к себе, согласовав вылет с командованием полка.

Одним из решающих элементов в бою летчик считает быстроту реакции. Направление первой атаки зависит почти исключительно от того, в каком положении замечен противник. Долго выбирать позицию нельзя. Надо постоянно помнить, что внезапность действует ошеломляюще, и поэтому лейтенант всегда нападает быстро и неожиданно.

– Я так скажу, товарищи, – шутливо закончил Митрофанов беседу, – на земле дерзость не всегда хороша. Ну, а в воздухе, прямо будем говорить, для истребителя – необходимое дело. Будьте дерзкими в бою, друзья!

Майор А. Сидоров.