Герои публикации:

Зись А. (автор)

Кандидат философских наук А. Зись 

Лицо врага
// Сталинский сокол 08.05.1942

Ложь, вероломство и демагогия всегда были отличительными чертами всех реакционных партий. Однако никогда еще в истории человечества ни одна политическая партия не смела открыто прекращать ложь в официальную доктрину. С неприкрытым и крайним цинизмом: это сделала лишь гитлеровская партия. Еще до прихода к власти Гитлер советовал своим сторонникам строить партийную пропаганду на демагогии, обманывать немецкий народ, внушать ему ложь. «Пропаганда вовсе не должна быть об’ективной. Стремление к «б’ективности, – говорил он, – это мания, болезнь, которую надо искоренить».

Величайшей ложью является самое название фашистской партии: национал-социалистская. В гитлеризме нет ничего общего с социализмом.

«Говорят, что немецкие фашисты являются социалистами, старающимися защищать интересы рабочих и крестьян против плутократов. В это, конечно, ложь. Только обманщики могут утверждать, что немецкие фашисты, установившие рабским труд на заводах и фабриках и восстановившие крепостнические порядки в селах Германии и покоренных стран, – являются защитниками рабочах и крестьян. Только обнаглевшие обманщики могут отрицать, что рабски-крепостнические порядки, устанавливыемые немецкими фашистами, выгодны немецким плутократам и банкирам, а не рабочим и крестьянам» (Сталин)

Гитлеровцев нельзя также считать и националистами.

Говорят, что немецкие фашисты являются националистами, оберегающими целостность и независимость Германии от покушения со стороны других государств. Это, конечно, ложь. Только обманщики могут утверждать, что Норвегия, Дания, Бельгия, Голландия, Греция, Советский Союз и другие свободолюбивые страны покушались на целость и независимость Германии. На самом деле немецкие фашисты являются не националистами, а империалистами, захватывающими чужие страны и высасывающими из «них кровь для того, чтобы обогатить немецких банкиров и плутократов» (Сталин).

Гитлеровцы – злейшие враги социализма, а национальные интересы немецкого народа они подменили разбойничьей империалистической агрессией.

«И если эти оголтелые империалисты и злейшие реакционеры, – говорит товарищ Сталин, – все еще продолжают рядиться в тогу «националистов» и «социалистов», то это они делают для того, чтобы обмануть народ, одурачить простаков и прикрыть флагом «национализма» и «социализма» свою разбойничью империалистическую сущность».

В борьбе за власть немецкие фашисты демагогически обещали народу освобождение от прошившей плутократической системы. Рабочим они обещали фабрики и заводы, крестьянам – землю. После захвата власти гитлеровцы поспешили об’явить, будто в Германии уничтожен капитализм и установлен новый социальный порядок – «национальный социализм». Таковы «программа» и декларации гитлеровцев. Но когда один из сторонников Гитлера как-то спросил его, будет ли эта программа осуществлена, Гитлер ответил, что ее не следует принимать буквально, так как она является лишь «декорацией спектакля».

Подлинную программу фашизма Гитлер изложил не перед одураченными штурмовиками, а перед немецкими промышленниками – своими фактическими хозяевами. Гитлер предложил королям стали и угля взять на себя экономику, а ему предоставить политику, одними словами – власть, для закрепления господства монополистического капитала. Гитлер сказал тогда Круппу, Тиссену, Кирдорфу и другим вершителям судеб Германии, что он стоит «на той точке зрения, что германское народное хозяйство может быть восстановлено исключительно на основе частной собственности». Эту мысль Гитлер всегда высказывал своим приближенным. Отто Штрассер, бывший гитлеровец, бежавший из Германии, рассказывает, что на его вопрос, останется ли при фашизме в руках предпринимателей собственность, прибыль и руководство, Гитлер ответил: «Понятно, ведь я же не сумасшедший, чтобы разрушать хозяйство».

О том, какими путями Гитлер «восстанавливал» хозяйство Германии, можно судить по тактам цифрам и фактам. Прибыль крупнейших двух тысяч двухсот акционерных обществ выросла в 1936 г. по сравнению с 1933 г. с 500 миллионов марок до 3 миллиардов марок. Годовой доход «пушечного короля» Круппа, немало содействовавшего приходу Гитлера к власти, возрос в 1940 г. по сравнению с 1932 г. со 116 миллионов до 421,4 миллиона марок.

Придя к власти с помощью кучки магнатов финансового капитала, полуграмотный ефрейтор и вся его шайка всячески укрепляли власть монополистического капитала. Обычной демагогией оказались «официальные» декларации Гитлера о том, что его программа предусматривает поощрение мелких хозяйчиков. Ложь!

33 крупнейших акционерных общества Германии, обладающие акционерным капиталом в 7 с лишним миллиардов марок, на деле контролируют все германское хозяйство, причем решающая роль принадлежит десятку концернов-гигантов с акционерным капиталом свыше 200 миллионов марок в каждом. За время войны концентрация капитала в Германии проходит в еще больших масштабах. Сейчас в Германии сливаются воедино два крупнейших концерна: трест АЭГ и об'единение «Гезфюрель». Старый германский трест судоходства «Северогерманский ллойд», одно время находившийся в руках правительства, вновь передается частному капиталу.

Танов «социализм» по-гилеровски. Да и сам Гитлер, равно как и все его подручные – Геринг, Геббельс, Риббентроп, Гиммлер, посаженные к жирному пирогу Круппом, Стиннесом, Кирдорфом и другими немецкими магнатами капитала, стали владельцами крупнейших в Германец банков, трестов, акционерных обществ.

«Геринг, глава немецких фашистов, сам является, как известно, одним из первых банкиров и плутократов, эксплуатирующим десятки заводов и фабрик. Гитлер, Геббельс, Риббентроп, Гиммлер и другие правители нынешней Германии являются цепными собаками немецких банкиров, ставящими интересы последних превыше всех других интересов» (Сталин).

В 1937 г. в Германии был основан промышленный концерн «Герман Геринг». Акционерный капитал составлял тогда скромную цифру в 5 миллионов марок. Но уже через 3 месяца капитал концерна возрос до 400 миллионов марок, т. е. увеличился в 80 раз! Сейчас на его предприятиях работают 600 тысяч человек. Здесь особо широко применяется труд военнопленных и иностранных рабочих. Геринг росчерком пера включил в свой концерн множество предприятий оккупированных немцами стран Европы.

Не будучи уверенными в прочности своего положения, правители Германии перевели в иностранные банки значительную часть наворованных богатств. Так, например, Геринг перешел за границу 1250000 долларов, Геббельс – 1800050 долларов, Гиммлер – 2000000 долларов, Риббентроп – 3150000 долларов, Дарре – 400000 долларов и т. п.

Рост прибылей промышленных магнатов соировожаается вопиющим обнищанием рабочего масса. Даже по сообщению «Трудового фронта» покупательная способность 30 процентов населения не достигает стоимости продовольственного пайка. Гитлеровцы произвели так называемую «стабилизацию заработной платы», т. е. запретили ее повышать. Гитлер заявил, что в «национал-социалистоком понимании народного хозяйства повышение заработной платы было бы безумным».

Еще более безотрадно положение крестьянства. За счет варварского разорения мелких и мельчайших крестьянских хозяйств укрупняются и процветают помещичьи и кулацкие хозяйства. По данным переписи 1939 г., 34 тысячи помещичьих хозяйств имели 15,7 миллиона гектаров земли, а 5 миллионов мелких и мельчайших хозяйств – только 4,1 миллиона гектаров. Хозяйства помещиков и кулаков в 20 и более гектаров земли составляют 5,6 проц. всех хозяйств и обладают 64,3 проц. всей пахотной земли. Мелкие же и мельчайшие хозяйства, составляющие около 80 проц. всех хозяйств, обладают всего лишь 9,5 проц. земли.

В крестьянских хозяйствах введены подворные карточки, в которых регистрируется наличие хлеба, скота, птицы, масла, яиц и т. п. У крестьян изымается весь урожай, им запрещено резать скот и птицу, употреблять для собственных нужд масло или яйца.

Министр земледелия Дарре однажды сказал: «Я не затрону, – я знаю, что я говорю в полном согласии с рейхсканцлером, – ни какого землевладения, каким бы большим оно ни было... Я даже не затрону крупного землевладения, обремененного долгами». И в то же время мелкие хозяйства за неуплату долгов конфискуются: только в 1934 г. было конфисковано 2270 хозяйств.

«Ценные собаки немецких банкиров в последнее время стали создавать специальные акционерные общества, главная задача которых – «организованный» грабеж населения временно оккупированных районов СССР. Любители легкой наживы цинично провозглашают свою программу превращения русских людей в рабов.

Ввергнуть человечество в рабство невозможно. Товарищ Сталин учит: «Рабовладельческий строй для современных условий есть бессмыслица, противоестественная глупость». И именно к этой «противоестественной глупости» стремится немецкий империализм.

Сейчас уже всему миру ясно, что «социализм» и «национализм» гитлеровцев являются самым от’явленным и разбойничьим империализмом. Альфред Розенберг называет фашистский империализм «национальным». Он говорят, что их империализм – это «германская народная воля». Однако империализм и разбой не перестанут быть таковыми оттого, что их назовут «национальными».

Теперь весь мир видят, кто является подлинным хозяином Германии, каково подлинное лицо гитлеровского «социализма» и «национализма».

Фашизм соткан из лжи и вероломства. Несколько лет назад его демагогическая вывеска еще могла ввести кое-кого в заблуждение. Теперь это невозможно. Весь мир знает, что за этой вывеской укрывается звериная банда профессиональных провокаторов, преступников, убийц, плутократов, ставящих интересы немецких банкиров превыше всего.

Кандидат философских наук А. Зись.