Андреев Александр Яковлевич

Живописцев Алексей Алексеевич

Кириленко Василий Иванович

Колесников Александр Карпович

Крутиков Николай Васильевич

Пешехонов Сергей Васильевич

Свиридов

Степанов Николай Алексеевич

Ткаченко Д. (автор)

* * *

Принадлежность:

38 раэ

Комиссар Н-ского разведывательного полка батальонный комиссар Д. Ткаченко 

Что раскрывают аэрофотоснимки
// Сталинский сокол 15.05.1942

Летчик получил задание – разведать шоссейную дорогу, по которой противник может подбрасывать резервы. С высоты нескольких тысяч метров он просмотрел шоссе и по радио сообщил: «На дороге движение отдельных автомашин». Больше он ничего не обнаружил.

В подкрепление своих слов разведчик представил фотоснимки, которые подтверждали его вывод, но кое-что и добавили.

От глаза летчика укрылся расположенный недалеко от шоссе полевой аэродром. С большой высоты, да к тому же сосредоточив все внимание на дороге, он не заметил ничего подозрительного на полах, взрезанных каналами. Земля так обширна с большой высоты, лесов и полян так много, искусство маскировки стоит так высоко, что можно не заметить простым глазом даже большие войсковые соединения, не говоря уже о полевом аэродроме.

Опытный дешифровщик, даже бегло взглянув на этот снимок, заинтересовался. Почему так много дорог и тропинок ведут к этой роще? Почему так странно расположены эти огороды у леса, далеко от села? Тут даже нет воды для поливки. Посмотрев внимательней, он обнаружил полевой аэродром, замаскированный под деревенские огороды, и больше десятка самолетов.

Борозды немцы нанесли очень ловко, насыпав красящее вещество, а самолеты замаскировали плохо. Вот они стоят по опушкам леса. Ясно видны просеки, но которым их затаскивают подальше в чащу. Вот дорожки, по которым они выруливают на старт. Все ясно.

Сам по себе аэродром не велик, и самолетов на нем немного. Но в общей связи этот снимок помог нам раскрыть очень многое. Дело в том, что мы обнаружили уже не один полевой аэродром в районе, где активность авиации противника была незначительной. Враг, повидимому, концентрировал воздушные силы, достигая скрытности путем рассредоточивания машин по полевым площадкам. Снимок давал еще одно доказательство, и последующие поиски аэродромов подтвердили нашу догадку. Накапливание фашистской авиации было своевременно вскрыто.

В другой раз путем сопоставления множества снимков нам удалось помочь наземному командованию вскрыть крупную группировку фашистских войск.

Перед «последним и решительным» наступлением гитлеровских армий на Москву, окончившимся их жестоким разгромом, создалась некоторая оперативная пауза. Фашисты накапливали силы и перегруппировывались, наше командование подтягивало резервы для контрудара я бдительно следило за поведением противника.

Командование наземных войск предполагало, что фашисты замыслили гигантские «клещи» для того, чтобы охватить ими Москву и ее окрестности, и указывало, где примерно можно их ожидать. Эта гипотеза требовала подтверждения.

У летчиков, которые вылетали на разведку складывалось впечатление, что противник готовит свой удар где-то в другом месте, ибо в указанном районе они отмечали полную тишину. Почти никакого движения по дорогам. В селах и деревнях пустынно, нет суеты. При самом внимательном рассмотрении в отдельных деревнях летчики замечали два-три танка, пять-шесть автомашин.

Словом, по данным визуальной разведки мы могли бы дать заключение командованию, что на этом участке сильной группировки противника не обнаружено. II это было бы грубой и непростительной ошибкой.

Мы отнеслись к заданию командования со всей серьезностью и начали детально изучать каждый фотоснимок. Вот деревня Затеево. В ней десять танков и четыре автомашины у домов и сараев. В сараи ведут следы гусениц. Что-то есть и там. Вот Малые Горки. Видим три танка. А сколько не видим? Что ни деревня, то несколько танков и автомашин. Сколько же их может быть в сотне деревень и хуторов этого района? Мы получили приказ заснять все деревни подозреваемого района. Весь день работали многочисленные экипажи разведчиков, и ночью перед нами лежали снимки множества сел и деревень, расшифрованные опытными «чтецами» во главе с капитаном Свиридовым. Когда мы подсчитали все «мелочи», которые были обнаружены в каждом селе и деревушке перед нами встала внушительная и грозная картина. Тысячи танков и автомашин притаились в деревнях, готовясь к прыжку на Москву.

Наш фотодоклад быстро очутился перед г лазали командующего и подтвердил гипотезу о фашистских гигантских «клещах». Командование приняло все меры. Прыгнув вперед, немцы встретили сильное сопротивление. Несколько дней, как, известно, фашисты топтались на месте. Внезапности не получилось. А через некоторое время фашистские «клещи» были обрублены неожиданными контрударами частей Красной Армии.

Такова была роль фоторазведки в канун великой битвы за Москву.

Задание командования замечательно выполнили летчики разведывательного подразделения, такие мастера фоторазведки, как летчик Кирилленко с штурманом Пешехоновым, летчик Крутиков с штурманом Колесниковым, летчики Живописцев, Андреев, Степанов в другие.

Наступает период новых жестоких битв с ненавистным фашизмом. Бдительно и неустанно работает наша авиаразведка. У нас накоплен достаточный опыт, есть умелые разведчики. Наши наземные командиры могут широко пользоваться неоспоримыми данными фотодокументов. Там, где культуре аэрофотослужбы поставлена на достаточную высоту и имеет большой размах, обеспечена победа малой кровью, исключена внезапность со стороны врага, обеспечено умелое и четкое управлению войсками.

Комиссар Н-ского разведывательного полка батальонный комиссар Д. Ткаченко.
Западный фронт.