Карабут Иван Лаврентьевич

Мартынов Алексей Михайлович

Павличенко Александр Александрович

Муратов Бейтула Камбулаевич (автор)

* * *

Принадлежность:

210 шап

Майор Б. Муратов 

Полк и БАО
// Сталинский сокол 29.05.1942

За время войны нашему батальону приходилось обслуживать самые различные полки: истребительные и бомбардировочные, дневные и ночные, близкого и дальнего действия.

Но из всех частей наиболее запомнился полк скоростных бомбардировщиков. Обслуживали мы его еще задолго до войны. Тогда летчики только осваивали новые боевые самолеты, на которых они впоследствии приняли участие в боях с фашистами. Началась война, и пути батальона и полка разошлись.

Мы встретились снова, когда полк уже был овеян фронтовой славой. Многие летчики, в том числе и наши старые знакомые старшие лейтенанты тт. Мартынов, Карабут, Павличенко и др., удостоились высоких правительственных наград.

Командование батальона наметило и осуществило ряд практических мероприятий, обеспечивающих бесперебойную работу бомбардировщиков. Прежде всего мы приблизили к аэродрому многие наши службы, которые раньше были расквартированы в 7—8 километрах от летного поля. На аэродром были переведены технический отдел, оклады, аккумуляторная и компрессорная станции. В результате мы смогли значительно быстрее доставлять к самолетам все необходимое для боевых вылетов.

Сама подготовка к полетам производилась, как правило, ночью. Ночью подвозилось горючее, доставлялись бомбы, укатывалось летное поле. Однако первое время в работе обслуживающего персонала не было еще достаточной четкости и организованности. Об’яснялось это тем, что многие командиры в ночное время на аэродром заглядывали только «по пути» и не руководили по-настоящему своими подчиненными. Тогда мы ввели обязательное ночное дежурство на летном поле ответственных представителей наших основных отделов и подразделений. После этого положение заметно улучшилось.

Чтобы обеспечить бесперебойную работу боевых самолетов, мы создали резервный автовзвод, в распоряжении которого находились запасный трактор, автостартер и водомаслозаправщик. В случае выхода из строя какой-либо спецмашины мы немедленно заменяли ее резервной и таким образом ни на одну лишнюю минуту не задерживали заправку самолета.

Особое внимание было обращено на своевременный подвоз боеприпасов и горюче-смазочных материалов. Тут многое зависело не только от работы автотранспорта, но и от состояния под’ездных путей к аэродрому. Благодаря тому, что дороги всегда содержались в образцовом состоянии и уход за ними был приравнен к уходу за летным полем, мы смогли бесперебойно эксплоатировать их как зимой, в снежные заносы, так и весной, в распутицу. На всякий случай на складах всегда имелся запас горючего и авиабомб. И когда однажды дороги размыло весенним паводком, мы смогли несколько дней обойтись без подвоза, за счет запасов.

Приятно было сознавать, что наши усилия не пропадают даром. День ото дня полк все более и более активизировал свои действия. Летчики совершали в день уже по 3—4 вылета.

Полк стал получать более сложные задания: бить по коммуникациям противника, дерзать под огневым воздействием его ближайшие тылы. Усложнилась и наша работа. Часть летчиков действовала теперь с аэродрома подскока. Перед батальоном встала задача: одновременно с обслуживанием основного аэродрома обеспечить полеты с полевой площадки. За несколько часов до начала боевой работы с аэродрома подскока туда обычно прибывала наша передовая или, как мы ее называли, ударная группа. Вместе с ней на аэродром доставлялось на автомашинах необходимое количество боеприпасов и горючего. К моменту прилета самолетов там уже было все готово для их заправки. Через несколько минут бомбардировщики могли вылетать на выполнение боевого задания.

Ежедневно, присутствуя на разборах летного дня, командир и комиссар БАО получали много ценных, деловых советов и указаний. Вспоминается такой случай. Один из летчиков, пробуя фотоаппарат, установленный на самолете, заснял наш аэродром. Снимок был показан личному составу при очередном разборе полетов. Летчики, отметив его высокое качество, обратили внимание и на другое обстоятельство – на фотографии можно было отчетливо рассмотреть некоторые самолеты и автомашины. На другой же день командование батальона отдало распоряжение о строжайшей маскировке самолето-моторного парка и прекращении движения автомашин по летному полю.

В другой раз при разборе полетов был поднят вопрос о работе связи. Поводом для этого разговора послужило следующее. Во время передачи по телеграфу боевого задания неожиданно прекратилась связь со штабом. Как потом выяснилось, повреждение произошло на линии, где ветром были порваны провода. Казалось бы, что тут может сделать батальон, кроме как исправить повреждение? Но мы этим не ограничились. Полк, кроме телеграфной связи, дополнительно получил также телефонную и радиосвязь с вышестоящим штабом.

В товарищеских беседах с летчиками возникло немало других важных вопросов и, в частности, вопрос об обороне аэродрома. Летчики по опыту других частей рекомендовали нам организовать специальную подвижную группу бойцов, которая бы в любой момент могла активно противодействовать противнику, если бы ему удалось прорваться в район аэродрома. Это предложение принято и осуществлено.

В батальоне сейчас создано особое мотоподразделение из числа стрелков-снайперов. В настоящее время они изучают методы борьбы с вражескими танками.

Само собой разумеется, что пожелания летного состава не ограничивались только рамками боевого обеспечения полка, а часто касались и личных нужд летчика. Ничего предосудительного в этом, конечно, нет, и святая обязанность каждого работника БАО – возможно полнее удовлетворять запросы летчика.

Но в то же время батальон жестко соблюдал установленные для полка нормы снабжения. Это касалось не только продуктов питания. Мы, например, получили как-то сведения, что авиатехники вылили на землю отработанное масло. Об этом было немедленно поставлено в известность командование полка, которое приняло меры, чтобы такие случаи в дальнейшем не повторялись. Некоторые летчики часто без особой нужды форсировали в полете моторы, что приводило к напрасному расходу горючего. Когда в это дело вмешался батальон, бензин стал расходоваться более экономно.

К концу совместной работы полк и батальон, несмотря на то, что каждый из них выполнял различные функции, действовали уже, как единый, четко слаженный организм. Все в этом организме было подчинено одной цели – успешному выполнению боевых заданий.

Майор Б. Муратов.
Южный фронт.