Герои публикации:

Белинков С. (автор)

С. Белинков 
// Сталинский сокол 14.05.1943

Авиация союзников в африканских операциях

Два года назад немецкие войска добились первых успехов в Африке. Фашистская пропаганда без удержа на все лады превозносила таланты до тех пор мало известного генерала Роммеля. Самоуверенные гитлеровцы считали, что исход африканской кампании решён в их пользу, немецкие солдаты распевали песенку: «Мы всё идём и идём, чтобы нанести удар по всей Африке». Немецкая печать стала именовать Роммеля «маршал Самум». Сам Роммель, возомнивший себя непобедимым, хвастливо говорил: «Не для того мы пришли к воротам Александрии, чтобы уходить отсюда». Пропаганда держав оси поторопилась изобрести специальный глагол «роммелить», который означал быстро продвигаться вперёд. Гитлер считал себя обладателем Нильской долины и Суэцкого канала – этих важнейших подступов к Ближнему Востоку. По планам германского генерального штаба осенью 1942 г. в Персидском заливе и Иране должны были сомкнуться клещи двух немецких армий. Одной – наступающей из Африки через Суэцкий канал и другой – через Кавказ. Немцы рассчитывали занять Баку не позднее 20 сентября.

Героическая оборона Сталинграда и Кавказа сорвала стратегические планы Гитлера. Немецко-итальянские войска, дойдя до Эль-Аламейна. нуждались в свежих подкреплениях, новых t танковых Частях и воздушных эскадрильях. Но все свои резервы и резервы вассалов Гитлер вынужден был бросать на советско-германский фронт Тирольский шпик с маниакальным упрямством добивался прорыва советских оборонительных рубежей у волжской твердыни и ворот Кавказа. Требования Роммеля о присылке подкреплений не удовлетворялись.

Скованность итало-германских армий в северной Африке дала возможность нашим союзникам деятельно подготовиться, сосредоточить крупные силы. По сведениям лондонского радио, Англия и США послали на египетский фронт более 1.000 самолётов. За 2½ летних месяца английская авиация произвела 4000 налётов на неприятельские позиции в Африке. Она сбросила 12 миллионов килограммов бомб, половину из них на Тобрук, трассу к которому английские лётчики иронически окрестили «путём молочницы». Налёты на Бенгази именовались «автобусной линией».

Поражение, нанесенное Роммелю у Эль-Аламейна доблестной 8-й английской армией, и одновременная высадка союзных войск во французской северной Африке явились поворотным пунктом войны в Африке. Глагол «роммелить» получил значение, противоположное первоначальному. Он стал синонимом быстрого откатывания назад. От ворот Александрии немецко-итальянские войска под натиском 8-й армии беспрерывно откатывались на протяжении свыше 3.000 километров, усеяв весь этот путь трупами своих солдат и брошенным вооружением После поражения итало-германских войск в Египте гитлеровское командование возлагало надежды на неприступность созданных ими укреплений. Оно полагалось на укреплённый район Эль-Агейлы и Триполи. Немецкий генеральный штаб считал, что линия Марет, созданная к известной мере наподобие линии Мажино, явится непреодолимым препятствием для 8-й английской армии. Фашистское командование было уверено в неприступности одной из лучших военно-морских баз – Бизерты. Расчеты гитлеровцев оказались построенными на песке. Миф о неприступности создаваемых немцами укреплений оказался таким же несостоятельным, как и псе прочие мифы о непобедимости фашистского оружия.

Африканская кампания, начавшаяся и 1940 году, уже закончена. Около полумиллиона солдат и офицеров держав оси находятся в плену, включая главнокомандующего германо-итальянскими войсками в Тунисе генерал-полковника фон Арнима. Потери держав оси в восточной и северной Африке в общей сложности составляют около одного миллиона солдат и офицеров. Отныне, северное побережье Африки превращается в важнейшую опорную базу войск военно-морского и военно-воздушного флота наших союзников.

Победоносное завершение африканской кампании, протекавшей в трудных для союзников условиях, могло быть достигнуто только первоклассными войсками под командованием талантливых офицеров. Верховное командование союзников умело и искусно координировало действия сухопутных войск, военно-морского флота и авиации. Важную роль в победе союзников играла авиация. Воздушные силы отвлекали неприятельскую авиацию, выводили из строя германские танки, орудийные расчёты и пулемёты, разрушали вражеские коммуникации и транспортные средства, наносили удары центрам снабжения войск держав оси, их аэродромам. Без поддержки с воздуха не были бы возможны успешные операции союзных войск на суше – таково единодушное мнение иностранных военных авторитетов.

«Я считаю, – говорит заместитель премьер-министра Англии Эттли, – что это взаимодействие между воздушными и сухопутными силами было доведено в этой кампании до такого уровня совершенства. которого мы никогда прежде не достигали».

Видный турецкий журналист Садак в газете «Акшам» выряжает предположение, что судьба армии Роммеля была решена: ещё в тот день, когда превосходство в воздухе перешло к союзникам. Ещё до начала последнего генерального наступления союзников итало-германская авиация вследствие понесенных огромных потерь была значительно ослаблена. Но заявлению американского воённого министра Стимсона лишь за 25 дней с 29 марта по 24 апреля – союзная авиация уничтожила 1.064 вражеских самолёта, сама же потеряла 270. Соотношение потерь составляет таким образом 4:1. А за период с 8 ноября уничтожено только в воздушных боях 1.700 самолётов противника.

Самолёт-истребитель, вооружённый двумя 40-мм. пушками, оказался весьма эффективным в борьбе с германскими танками. Немцы недооценивали воздушного наступления союзников на морские коммуникации держав оси. В пути находилось огромное количество транспортов с боеприпасами, продовольствием и снаряжением для германской армии в северной Африке.

Однако прибывала лишь ничтожная часть. Немцы и на Средиземном море проиграли битву за коммуникации.

Авиации держав оси в течение последних месяцев не имела возможности решительно влиять на ход военных действий Поэтому она, как правило, применяла тактику игры на нервах. Буквально через каждый час 4-6 вражеских истребителей-бомбардировщиков налетали на передовые позиции союзников, пытаясь бомбить и обстреливать боевые порядки и ближайшие тыловые об'екты.

Немецкое командование изменило тактику базирования всей авиации. В боях у Эль-Аламейна фашистская авиация была полностью прижата к земле беспрерывными воздушными атаками её аэродромов. В последующем немцы учли это и в Тунисе рассредоточили свои аэродромы до предела, тщательно их замаскировав. Но и это не спасло итало-германскую авиацию от разгрома. 50 фашистских аэродромов действиями бомбардировщиков союзников были приведены в негодность, многие из них превращены в кладбище машин. На крупнейших фашистских аэродромах в Эль-Ауина (близ Туниса) и Сиди Ахмед (на окраине Бизерты) обнаружено до 100 разрушенных немецко-итальянских самолётов.

Роль союзной авиация особенно возросла в дни решающих штурмов главных вражеских оборонительных рубежей. Число самолёто-вылетов англо-американских воздушных сил было вчетверо большим, чем у противника. Каждому английскому соединению был отведен свой участок с радиусом действии в 2½ километра. На этот участок каждые 16 минут сбрасывалось 70 тысяч килограммов бомб. Они производили опустошающие действия. Германская артиллерия была полностью выведена из строя.

О важнейшей роли авиации в победе, одержанной союзниками в Тунисе, пространно говорит лондонский обозреватель Жан Морен: :

«Ни в одном из сражений в течение всей мировой войны не отмечалось такое количества самолёто-вылетов, как в Тунисе. Благодаря неоспоримому превосходству в воздухе войска 1 й английской армии имели возможность продвигаться с исключительной быстротой. Такая форма наступления получила уже своё название. Наступление на Тунис именовалось «ковром генерала Теддера». Это – ковер бомб, которым был устлан путь продвижения союзных войск. Английские солдаты при виде феерического зрелища – сыпавшегося града бомб – кричали от радости и пожимали друг другу руки. Всё наступление происходило под оглушительный рёв и гудение «Спитфайров». Вce аэродромы, ещё находившиеся в руках противника, были буквально засыпаны фугасными бомбами. Чтобы иметь представление, как занимались пункты в районе Туниса, следует отметить, что 2 минуты спустя после отданного по армии приказа итти в наступление на пункт Фюрна союзные войска получили контрраспоряжение: прекратить наступление, гак как пункт Фюрна уже больше не существует».

Англо-американская бомбардировочная и истребительная авиация в значительной степени способствовала ускорению капитуляции десятков тысяч фашистских солдат. Совместные действия союзной авиации и морского флота сделали невозможной эвакуацию итало-германских войск. По сообщению корреспондента агентства Рейтер, множество лодок и небольших судов, переполненных итало-германскими войсками, потоплены в прибрежных водах Туниса. О полном провале немецких попыток эвакуации можно судить хотя бы по тому, что в числе пленных находятся 3.000 германских лётчиков.

Победи союзников – это не только разгром немецко-итальянских армий в Тунисе. Это – крушение всей стратегии Гитлера. Германский генеральный штаб в последние месяцы ставил задачу затянуть борьбу на возможно более длительный срок, чтобы избежать общего удара с запада и востока. Эти планы с треском провалились. «Африка,– пишет газета «Ныо-Йорк Геральд Трибюн», – больше не будет отвлекать суда, военные материалы и людские ресурсы союзников. Предстоит вторжение союзников на европейский континент». А этого смертельно боится фашистский лагерь, переживающий тяжелый кризис и стоящий перед катастрофой. «Нужны ещё два-три таких мощных удapa с запада и востока, – говорит в первомайском приказе Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. В. Сталин, – какой был нанесен гитлеровской армии последние 5-6 месяцев, для того, чтобы катастрофа гитлеровской Германии стало фактом».

С. Белинков.