Говоров

Голубев

Коган

Кузьмин Сергей Кузьмич

Лукашев Василий Азарович

Семенов

Симаков Дмитрий Владимирович

Синьковский

Шмыгин Борис Ильич

Шпидонов Николай Матвеевич

Шикурин И. (автор)

* * *

Принадлежность:

744 иап

Капитан И. Шикурин 
// Сталинский сокол 21.05.1943

Групповой манёвр

В последнее время немцы начали довольно часто вместо отдельных пар истребителей выпускать группы в 6–8 самолётов. При встрече этих групп с нашими истребителями обычно возникает групповой воздушный бой, успех которого зависит от согласованности манёвра всей группы.

Отлично отработанный групповой манёвр и чёткое взаимодействие между парами истребителей позволили лётчикам одного истребительного полка Юго-Западного франта добиться значительных успехов в многочисленных воздушных боях с противником.

Заслуживает внимания применение лётчиками этого полка строя по фронту как наиболее удобного для манёвра, зависящего от сложившейся воздушной обстановки. В момент сближения с врагом этот строй позволяет группе мгновенно расчлениться на отдельные пары и занять наилучшее положение для атаки.

Как показала боевая практика, строй по фронту обладает рядом преимуществ. Во-первых, командир группы всегда видит все самолёты и может в любой момент принять соответствующее решение. Во-вторых, этот строй улучшает взаимодействие как внутри пары, так и между парами. В этом случае не ведомый прикрывает ведущего, а все лётчики группы прикрывают друг друга. В-третьих, каждый лётчик меньше утомляется, так как нет необходимости беспрерывно поглядывать назад. Просмотр время от времени правой или левой полусферы предотвращает возможность нападения сзади. Ясно, что несколько человек в группе могут увидеть значительно больше, чем ведущий и ведомый одной пары.

Строй по фронту применяется при полёте на заданно, при поиске противника, патрулировании и сборе группы для возвращения.

Следует напомнить, что строй по фронту не означает полёт строго крыло в крыло. То одна, то другая пара выходит вперёд на 30–50 метров, что увеличивает обзор и улучшает зрительную связь между лётчиками. При составе группы в восемь и более самолётов выделяется пара, идущая с превышением на 300–400 метров.

Лётчики полка до тонкости изучили и знают особенности манёвров при строе по фронту. Таких манёвров по существу два: «поворот все вдруг» (название заимствовано из морской терминологии) и разворот на 90 градусов.

Тренировка в производстве манёвра «поворот все вдруг» не заняла много времени. Практиковались главным образом во время патрулирования над линией фронта.

Разворот на 90 градусов – более сложный манёвр. Он потребовал специальной тренировки над своими аэродромами. К обучению лётного состава в производстве этого манёвра здесь подошли очень осторожно и вдумчиво, с учётом всех индивидуальных качеств лётчиков.

Высокая выучка, боевой опыт и систематическая тренировка способствовали тому, что все лётчики полка почти автоматически производят групповые манёвры в строю. Как-то во время патрулирования над нашими войсками шестёрка «ЯК´ов», которую вёл капитан Кузьмин, была внезапно атакована вывалившимися из облаков «Ме-109». На виду у противника группа произвела поворот на 90 градусов и, быстро перестроившись, приняла бой. Все выгоды были на стороне немцев: и внезапность атаки, и преимущество в высоте. Однако сила лобового удара разбившейся на пары шестерки «ЯК´ов» свела к нулю все шансы немцев на победу. В этом бою лётчики Кузьмин, Коган, Шмыгин, Лукашев сбили четыре немецких истребителя. Наши потери выразились в одном подбитом самолёте лётчика Шпидонова.

В воздушных боях с противником согласованный групповой маневр целиком оправдал себя. Для примера можно указать на воздушный бой восьмёрки наших истребителей, возглавляемых капитаном Симаковым. Встретившаяся им шестёрка «Мессершмиттов» была дружно атакована всей группой. Понеся потери, немцы вышли из боя. Через некоторое время в район этой схватки пришли ещё десять «Мессершмиттов». Совершив «поворот все вдруг», наши истребители устремились на врага. Немцы рассыпались, вновь понеся потери. В течение этого патрулирования группа Симакова имела несколько встреч с противником, и все они закончились победой советских лётчиков. Наши истребители сбили за один этот вылет 6 самолётов противника. С пашей стороны потерь не было.

При встрече с советскими истребителями немцы часто применяют такой приём: перед нашим строем появляется пара «Ме-109» и демонстративно пытается привлечь на себя внимание всей группы, а в это время в облачности или в стороне солнца дежурят наготове основные вражеские силы.

В таких случаях командиры наших групп высылают вперёд пару истребителей, которая и атакует немецкую пару с последующим набором высоты. Одновременно вся наша группа также набирает высоту, и выделенная пара после атаки легко пристраивается к ней. Этим манёвром по вертикали наши лётчики сохраняют за собой преимущество в высоте и компактность строя.

Разумеется, было бы неправильно думать, что групповой манёвр необходимо производить во всех встречах с противником. Взять к примеру борьбу против бомбардировщиков врага. В этих случаях строй распадается на отдельные пары, которые самостоятельно, как и в обычном воздушном бою, атакуют бомбардировщиков. В то время как ведущий бьёт по моторам и вражескому стрелку, напарник прикрывает его. Затем ведомый в свою очередь атакует противника. Очень часто оба лётчика, с целью рассредоточить внимание вражеского стрелка, атакуют бомбардировщик одновременно, если, конечно, позволяет воздушная обстановка.

Групповой манёвр ни в коей мере не умаляет всех положительных качеств пары как тактической единицы. Наоборот, его основное назначение – улучшение взаимодействия между парами. Он может иметь самые разнообразные формы.

Однажды шестёрке наших истребителей нужно было бомбить живую силу противника. Сначала сбрасывали бомбы ведущие пар, а ведомые их прикрывали. Затем лётчики менялись ролями. Над целью в построении истребителей произошли изменения, вызванные особенностями бомбометания с пикирования. В воздухе образовалась своеобразная «лестница» пар самолётов. В этот момент откуда-то появилась пара «Мессершмиттов» и стала заходить в хвост одной из пар наших самолётов, находившихся в середине этом «лестницы». Ведущий верхней пары, он же командир группы, первый заметил немцев и тотчас же радировал: «Семенов, в хвосте два «Мессера». Этот сигнал услышал и ведущий нижней пары младший лейтенант Говоров.

Внезапная атака, на которую так рассчитывали немцы, сорвалась. Они пронеслись мимо и, следуя своей излюбленной тактике, стали набирать высоту. Естественно, что расстояние между нашей верхней парой и фашистскими лётчиками при этом их манёвре резко сократилось и ведущий был в упор расстрелян капитаном Голубевым. Оставшейся в живых немец переворотом ушёл вниз и наткнулся на нашу пару – Говоров–Синьковский, которая была на-чеку после предупреждения командира группы. Как ни старался гитлеровец, ему не удалось уйти. В результате атаки Говорова «Ме-109ф» был подбит, а лётчик Синьковский окончательно его добил.

В ходе этого боя нижней пары нашей шестёрки всё время шли вверх к своему лидеру и быстро построились в обычный боевой порядок. Появившаяся в это время шестёрка немецких истребителей не решилась вступить в бой с компактной группой наших лётчиков и ушла.

Часть, о которой идёт речь, – не единственная, тщательно отработавшая тактику группового манёвра, но её результаты за короткое время – 63 сбитых немецких самолёта – говорят сами за себя.

Капитан И. Шикурин.