Передовая статья
// Сталинский сокол 05.06.1942

Прицельный огонь по танкам врага


В действиях и замыслах немецкого командования танки продолжают играть роль главной опоры. Без танков немецкая пахота не идет в атаку, а, лишаясь своего бронированного прикрытия, терпит поражение.

Правда, так называемые «весенние соединения» танков Гитлера уже не те, что были в прошлом году. Тем не менее танковые силы у врага еще немалые, и с их помощью фашисты хотят вырвать наступательную инициативу из рук Красной Армии. Следовательно, борьба танками немцев – важнейшая задача наших войск.

Опыт многочисленных воздушных операций и наземных сражений показывает, что огневая мощь советской авиации дает большие возможности для уничтожения танков. Самолет может поражать танки на поле боя, на марше и, что особенно важно, воздействовать на танковые части врага еще в глубоком тылу, там, где они недосягаемы для других родов войск.

Но, чтобы метко разить немецкие танки, нужно прежде всего найти их, точно установить их местонахождение. Систематическая и зоркая разведка обязательна для проведения любой операции, в особенности для борьбы с танками. Враг действует осмотрительно: тщательно маскирует свои броневойска, рассредоточивает их, старается обезопасить танки с земли и с воздуха, прикрывая их сильным зенитным огнем и патрулями потребителей. Значение воздушной разведки в этом случае намного возрастает.

Пристально выслеживать гитлеровские танки, как охотник вылеживает дичь, во-время вскрывать их скопление, подкреплять свои наблюдения фотоснимком!

Авиационные командиры и летчики не должны забывать, что танк – машина живучая. При наличии хорошо действующей системы ремонта враг может быстро восстанавливать поврежденные танки и бросать их снова в бой. Отсюда вывод – воздушный боец обязан не только подбивать, но уничтожать, разрушать танки. Огневая мощь наших штурмовиков и бомбардировщиков вполне обеспечивает это. Требуется лишь одно условие – разумно пользоваться своим вооружением, бить по танкам прицельным огнем, добиваться прямого попадания. Вряд ли нужно доказывать значение прицельного огня, в особенности по бронированным машинам, представляющим собой точечную цель. Важнейшая задача наших летчиков, штурманов – сделать каждый снаряд, смертельными для вражеских бронемашин. А это достигается уменьем в совершенстве владеть своим оружием, – так говорит приказ товарища Сталина.

У нас в авиации выросло немало воздушных снайперов. Можно назвать имена таких летчиков-штурмовиков Юго-Западного фронта, как Герои Советского Союза Бирюков, Степанов, Суравешкин, как старший политрук Неделько и многие другие. Особенность их огня в том, что они выпускают снаряды и бомбы не залпом с одного захода, но хладнокровно, с отвагой и упорством, отличающими сталинских соколов, выбирают цель, заходят на нее максимальное число раз и не успокаиваются до тех пор, пока не добиваются с пикирования или бреющего прямых попаданий во вражеские танки.

Боевой лозунг воздушного снайпера: «В каждом вылете экипажа по броневойскам врага разрушать не менее одного!» Так именно должен действовать сталинский сокол.

Нам нужно непрерывно расширять ряды воздушных снайперов – специалистов губительного пулеметного и пушечного огня, точного бомбометания, воспитывать как можно больше бесстрашных истребителей танков. Опыт лучших сделать достоянием всех летчиков своего подразделения, части, соединения – вот забота командира и комиссара.

Разумеется, снайпером нельзя стать сразу, без всякой подготовки. Нужно терпеливо и систематически учиться искусству прицельного огня, изживать существующее кое-где пренебрежение к этому делу. Иные летчики не любят пользоваться прицелом, ошибочно считая, что это отнимает много времени. Не учитывают, что огонь «навскидку», или стрельба и бомбометание рассеиванием по принципу «авось попаду», в лучшем случае может лишь напугать врага, но ущерба ему не принесет. Точно так же нецелесообразно стрелять из пушек по тяжелым танкам, как и бессмысленно тратить на танки патроны нормального калибра. Каждый выстрел должен быть обоснован, продуман; бить танки снарядами надо с коротких дистанций порядка 400 м, максимально используя выгоду внезапного выхода на цель. Следует твердо усвоить, что с увеличением дистанции резко падает и меткость огня, и его поражающая способность. Огонь на истребление танков требует минимально возможных дистанций и многократных атак, длительного огневого воздействия на мотоколонны, чтобы измотать, деморализовать противника, не дать ему увести свои танки, увеличить вероятность попаданий.

Танковая часть – сложный организм. Она состоит не только из бронемашин, она имеет не менее важное звено – так называемый «танковый тыл»: тягачи, бензоцистерны, другие средства, питающие всем необходимый танковые войска. Важно поэтому наносить удары не ограниченно по танкам, но одновременно поражая танковый тыл и этим парализуя броневойска врага. Выбор цели зависит от конкретной обстановки, и в каждом отдельном случае нужно решать, что выгодней – бить ли непосредственно по танкам, либо по их тылу.

Определение средств, методов поражения и места нанесения удара по танкам, выделение необходимого количества сил для налета, иначе говоря, правильное решение задачи опять-таки в огромной степени зависит от данных разведки. В частности это весьма существенно для бомбардировочной авиации, которая должна бить танки еще в местах сосредоточения, и именно разведка обязана определить наилучшие условия для удара.

Немецкие оккупанты знают, какую опасность для их броневойск представляет огонь наших бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей. Вот почему фашисты всячески стараются сберечь свои танки от воздушных атак, организуют сильное прикрытие. Гитлеровцы пускаются на различные уловки. Они базируют истребителей на скрытых площадках рядом с сосредоточением своих танков. Здесь одна часть истребителей имеет задачу сковать наше прикрытие, другая – сорвать атаку наших штурмовиков и бомбардировщиков. Немцы стремятся по мере своих сил ввести в заблуждение наших летчиков, выдать свои колонны за советские, стараются нацелить наших штурмовиков и пикировщиков на уже подбитые машины, организуют эшелонированное прикрытие своих танков.

Тем выше должна быть бдительность наших летчиков – и штурмующих, и прикрывающих, еще крепче взаимодействие штурмовиков и бомбардировщиков с истребителями, сильнее воздушное прикрытие. Каждая боевая операция вносит новое в приемы уничтожения немецких танков, учит, что в войне нельзя действовать по схеме, раз навсегда выработанной, что надо искать все более эффективные формы и методы истреблении врага. Долг наших командиров и летчиков – активно использовать уже накопленный опыт борьбы с мотомехвойсками врага и, применяя его в зависимости от конкретной обстановки, постоянно обогащать живым опытом, новыми выводами.

Тесно взаимодействуя с артиллерией, танками и пехотой, авиация должна наносить все более меткие, сокрушительные удары по танкам врага, ускоряя тем самым момент окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков.