Мильченко

Зашихин Гавриил Савельевич (автор)

Генерал-майор Г. Зашихин 

Приемы противника в воздушных налетах
// Сталинский сокол 26.06.1942

Как правило, немецкая авиация активно действует лишь в тех направлениях, где намечается главный удар сухопутных сил, или по особо важным об’ектам. Понятно, что с самого начала военных действий Ленинград стал одним из наиболее заманчивых пунктов для налетов фашистской авиации.

Однако даже при такой целеустремленности немецкая авиация на протяжении последних месяцев многократно меняет тактические приемы, прибегает к различным новшествам и ухищрениям. Тактические уловки противника вызваны, между прочим, и тем, что немцы начинают терять инициативу в воздухе, что они располагают теперь меньшим числом самолетов и дорожат каждой боевой машиной.

Но какие бы причины ни побуждали врага лавировать и ухищряться, мы должны внимательно следить за всеми его уловками, своевременно разгадывать их.

Что нового наблюдается сейчас в тактике немецкой авиации на нашем участке фронта?

Анализ действии бомбардировочной и истребительной авиации противника на протяжении апреля, мая и первой половины июня позволяет выделить в действиях его воздушных сил несколько периодов, имеющих свои особенности

Прежде всего о разведке.

Разведывательные полеты немецкой авиации активизировались с наступлением весны. Противник начал с разведки наших аэродромов. При этом он ставил себе задачу: узнать, где расположена наша авиация, каково ее количество и насколько быстро она поднимается с аэродромов. Тем самым немцы рассчитывали при последующих налетах сковать наши истребители, не дать им подняться с аэродромов. То было далеко задуманное предприятие. Однако в действительности не было случая, когда авиации противника удалось бы сковать наши самолеты на земле и нанести ущерб аэродромам.

Вслед затем последовала настойчивая воздушная разведка переднего края нашей обороны с двух важнейших направлений и, наконец, отдельные самолеты фашистов типа «Юнкерс-88» на высоте 8—8½ тысяч метров появлялись над городом, очевидно, фотографируя расположение важнейших об’ектов. Только после тщательной разведки отважились немцы на первый весенний налет на Ленинград 4 апреля. В нем противник применил ряд новых приемов.

Во-первых, налет носил массированный характер. Немцы бросили на город 101 бомбардировщик. Бомбардировщики шли под прикрытием истребительной авиашин.

Во-вторых, в отличие от распространенного ранее приема налета несколькими группами или волнами, с более или менее значительными промежутками между ними по времени, на этот раз налет был непродолжительным, самолеты шли компактной группой и с одного направления. Противник рассчитывал, конечно, на моральный эффект. Вместе с тем немцы позаботились и о том, чтобы сковать действия наших зенитчиков. С этой целью они начали массовый артиллерийский обстрел позиций зенитной артиллерии. Однако зенитчики не дрогнули. Они стойко и умело выполняли свою задачу даже тогда, когда немцы стали применять против них специальные снаряды с дымами. Это тоже очередная новинка фашистов, рассчитанная на задымление и, следовательно, срыв боевой работы зенитных батарей. В таких случаях никто не имеет права даже на миг прекращать стрельбу. Любая батарея, обстрелянная дымовыми снарядами, должна немедленно переходить на заградительный огонь.

В этот раз враг применял бомбометание с пикирования. Отдельные самолеты, прорвавшиеся в город, заходили на цель с разных сторон. Бомбардировщики ходили над об’ектами по кругу и затем шли в пике под достаточно большим углом, стремясь поразить цель возможно точнее.

Мы своевременно подняли в воздух истребителей; зенитчики самоотверженно выполняли свою задачу; в результате ни один из атакованных с воздуха об’ектов не пострадал. Зато противник понес большой урон. Огнем зенитной артиллерии и истребительной авиации было уничтожено и подбито свыше 30 немецких самолетов.

Повторные налеты бомбардировщиков противника на город в конце апреля строились в основном на тех же тактических принципах. Но немцы стали осторожнее, осмотрительнее. Немецкие пикировщики уже не решались, как 4 апреля, по нескольку раз входить в пике. Когда же прямым попаданием снаряда, посланного зенитчиками батареи старшего лейтенанта Мильченко, был сбит один из пикировщиков, остальные пустились наутек. Это, впрочем, не помогло им избежать новых крупных потерь.

Следует сказать об одном приеме, которым противник постоянно стремится отвлечь наши самолеты-истребители от направления главного удара своей бомбардировочной авиации. Обычно впереди группы немецких бомбардировщиков идут истребители «Мессершмитт-109». «Мессершмитты» пытаются навязать бой нашим истребителям, оттягивая их тем самым от своих бомбардировщиков и давая последним возможность продвигаться вперед. Наши летчики и зенитчики обязаны учитывать этот маневр. Можно, например, для сковывания действий вражеских истребителей выделять отдельные зенитные батареи. В то же время основная масса зенитных средств ведет огонь по бомбардировщикам.

После неудачных налетов на Ленинград в апреле немцы стали действовать по коммуникациям. Характерно при этом следующее. Бомбардировщики противника стали совершать хитрый маневр. Появляясь на дальних подступах к Ленинграду, они идут курсом на город. И только вблизи города резко сворачивают на 90°, стремясь проникнуть к цели Подобными маневрами противник преследует две цели: во-первых, дезориентировать наших истребителей, измотать их силы и только затем взять курс к истинной цели налета; во-вторых, вызвать воздушную тревогу в городе, оказать моральное влияние на гражданское население.

Потерпев неудачу в дневных операциях, противник перешел к ночным действиям. Цель все та же – нарушение наших коммуникаций. Налеты производятся, как правило, одиночными самолетами. Иногда на одном направлении ночью появляется 20—25 таких одиночных бомбардировщиков – «Юнкерсов-88» или «Хейнкелей-111». И опять-таки враг стремится ввести в заблуждение наши ночные истребители, резко меняет курс, устраивает малыми силами демонстративные налеты на второстепенные об’екты, в то время как главные силы действуют в другой направлении. При этом бомбардировка или сбрасывание мин производится с очень больших высот, не прицельно, а по площади. Вызвано это теми же причинами: нехваткой самолетов, слабой подготовкой новых летчиков.

Однако нельзя забывать, что трусость врага равна его подлости и коварству. Все части противовоздушной обороны, в особенности же летчики, зенитчики, прожектористы и вносовцы, должны быть готовы в любую секунду отразить любой наскок воздушных пиратов всей силой своего оружия. А для того, чтобы полностью выполнить задачу, надо в совершенстве знать тактику вражеской авиации, все ее уловки, ухищрения. Новым приемам врага надо противопоставить еще более острые контрприемы, непрерывно совершенствовать способы борьбы.

Генерал-майор Г. Зашихин.
Ленинградский фронт.