Бубнов

Григорьев

Добыш

Еременко

Лихобабин

Лещев

Подтелок

Сергиенко

Дмитревский Николай Николаевич (автор)

Старший батальонный комиссар Н. Дмитревский 

Ближе к боевой жизни
// Сталинский сокол 26.06.1942

Политическая агитация в нашей армии – большая сила. Там, где громко звучит пламенное большевистское слово агитатора, крепче сила нашего оружия. Каждый комиссар, каждый политработник должен повседневно общаться и беседовать с подчиненными, раз’ясняя им вопросы текущего момента, отвечая на все злободневные вопросы жизни своего подразделения и части. Это – азбучная истина. Но не все военкомы и политработники усвоили ее. Еще встречаются комиссары, которые формально относятся к постановке политической агитации, организационно не обеспечили проведение в жизнь директивы об устной агитации и пропаганде и не стали первыми агитаторами и пропагандистами.

В этом отношении характерна постановка политической агитации в части, где комиссаром тов. Добыш.

Однажды он собрал политработников подразделений для докладов об агитационной работе.

– Скажи лучше, сколько всего бесед проведено, – прервал военком первого же докладывающего, – сколько народа охвачено?

И когда каждый сообщил ему эти данные, Добыш внес заметки в пухлую тетрадь и с довольной улыбкой подвел итоги.

– Вот теперь все в порядке, – с удовлетворением заявил Добыш, – и охват неплохой и бесед проведено немало. Сумма кругленькая получается.

Комиссара интересовала только эта сторона дела: цифровые итоги, которые надо сообщить в политотдел. А существо, содержание агитации, ее конкретные результаты его не трогали.

Агитаторы в этой части, не получая руководства, идут по наиболее легкому пути. Они занимаются читкой газет, и только. Часто слушателям преподносится такой материал из газет, который ими уже прочитан. Здесь забыли, что агитация не терпит казенщины и формализма, не стараются придать ей боевой, наступательный характер, сделать ее разнообразной и гибкой. Мало заполнить соответствующую графу об охвате беседами и на этом успокоиться.

В части проводились совещания агитаторов. Но все они похожи друг на друга. Вот одно из них. Руководивший совещанием политрук Бубнов долго и нудно рассказывал, сколько бесед и на какие темы должны провести агитаторы. Опять шел разговор о читке газет, и ни слова не было сказано о настоящей, живой работе агитатора. Ничего толкового не сказал и комиссар тов. Добыш, присутствовавший на совещании.

Люди разошлись неудовлетворенными. Им не раз’яснили, что агитатор должен заниматься не только читками, а в любую минуту страстно и убежденно рассказать о том, чего требует обстановка. Пусть это будет не по плану, не по заранее заготовленной бумажке, но продиктовано жизнью и потому важно и необходимо.

Новые и новые темы для агитация ежедневно выдвигает сама жизнь. Если к ней не присматриваться, нельзя уловить всего, что происходят вокруг, и тогда агитация становится формальной, нежизненной, оторванной от той боевой работы, которую выполняют летчики, техники, механики.

Забывать в агитационной работе боевую жизнь своей части, вопросы, которые выдвигает боевая обстановка, нельзя. А в части, где комиссаром тов. Добыш, об этом забыли. Например, младший политрук Григорьев в мае провел 11 бесед по заранее составленному плану. Он говорил о героизме советских моряков, о Зое Космодемьянской, о том, что несут фашисты крестьянству. Все это – нужные и интересные темы, но они не были увязаны с жизнью части, с теми запросами, которые возникали у личного состава. И только одна беседа Григорьева из одиннадцати – «В совершенстве овладеть порученной техникой» – была построена на материале подразделения.

Нельзя сказать, что в части нет своего материала, который могли бы использовать агитаторы. Член ВКП(б) техник-лейтенант Лещев организовал и провел монтаж самолета за четыре дня место шести. Эту же работу, учтя опыт Лещева, коммунист Сергиенко выполнил за два с половиной дня, а старшина Еременко – за полтора дня. Этот замечательный факт прошел мимо внимания агитаторов, мимо внимания комиссара. О нем поговорили на КП, мимоходом в столовой, коротко написали в «Боевом листке» и забыли, не использовав для того, чтобы мобилизовать людей, призвать их работать так, как работают, обеспечивая боевые вылеты, Лещев, Сергиенко, Еременко.

За последнее время летчики части провели 9 воздушных боев, сбили несколько вражеских самолетов и не понесли потерь. Особо отличился в боях лейтенант Лихобабин. Ни об одном из этих боев ее рассказали агитаторы, не использовали их для того, чтобы провести беседы.

Безобразный факт произошел в части. Механик Подтелок дважды задержал вылет самолета на боевое задание. Казалось бесспорным, что в политической агитация этот факт будет использован. Но нарушение присяги, невыполнение в срок боевого задания механиком Подтелок было оставлено агитаторами без внимания.

Боевая работа части выдвигает много тем, дает много фактов. Комиссар тов. Добыш их подчас регистрирует в своей тетради, но агитационной работы на основе их не ведет.

Большевистская агитация на фронте должна быть целеустремленной, итти в ногу со всей деятельностью части, Красной Армии. Ни один вопрос в политической агитации не должен быть оторван от тех задач, которые выполняет часть.

Изо дня в день агитатор, а первым из них обязан быть сам комиссар, на конкретных примерах своей части должен воспитывать в людях беспредельную преданность родине, использовать все боевые факты, чтобы прививать любовь к оружию, веру в него. Агитатор, используя опыт лучших летчиков, должен учить воевать не числом, а уменьем, обязан помогать товарищам изучать материальную часть, чтобы летчик владел ею в совершенстве и бил врага наверняка.

Старший батальонный комиссар Н. Дмитревский.
Северо-Западный фронт.