Артамонов Алексей Алексеевич

Ветлужских Леонид Михайлович

Гастелло Николай Францевич

Клещев Иван Иванович

Сафонов Борис Феоктистович

Хлобыстов Алексей Степанович

Худяков Сергей Александрович (автор)

Генерал-майор авиации С. Худяков 

Год войны в воздухе
// Сталинский сокол 26.06.1942

Заправилы из немецко-фашистского лагеря никогда не отличались элементарной скромностью при оценке сил и возможностей своей собственной военной машины. Германская пропаганда создала пресловутый миф о «непобедимости» немецко-фашистских войск, продажные писаки из ведомства Геббельса в течение ряда лет воспевали могущество «Третьей империи».

В то же самое время Гитлер и его клика всячески преуменьшали оборонную мощь и военный потенциал других государств. На этом строилась и германская военная политика. Только в такой обстановке мог родиться насквозь авантюристический, сумасбродный план захвата и порабощения Советского Союза. Немцы мечтали притом же покончить с нашей страной одним «молниеносным» ударом.

Видное место в захватнических планах Гитлера нанимала германская авиация. Фашисты не жалели красок для возвеличения своего военно-воздушного флота.

Но уже в первый же день войны наши летчики преподали назидательный урок немецко-фашистским захватчикам. В течение первых месяцев войны наши авиационные части провели ряд крупных операция, которые могли быть под силу только действительно могущественному военно-воздушному флоту.

К таким операциям следует прежде всего отвести сосредоточенные удары советских бомбардировщиков и штурмовиков по наступающим танковым и моторизованным колоннам противника. В результате непрекращающихся налетов русской авиации много вражеской техники – сотни танков, тысячи автомашин – было выведено из строя и темпы немецкого наступления серьезно замедлились, а на некоторых участках фронта враг вообще был вынужден перейти к обороне. Под угрозой еще больших потерь немецкое командование вынуждено было рассредоточить свои ударные танковые группировки, что облегчило борьбу с ними и в то же время еще более сузило размах наступательных действий.

Одновременно наша дальне-бомбардировочная авиация начала операции в тылу противника и, в частности, по разгрому нефтяных баз Румынии и военно-промышленных об’ектов в самой Германии.

С каждым месяцем росло и крепло сопротивление Красной Армии, мужественно сдерживавшей бешеный натиск врага.

«Отступая, Красная Армия изматывала силы врага, наносила ему жестокие удары. В ходе боев командиры Красной Армии, рядовые бойцы закалялись, приобретали опыт, изучала тактику врага, вырабатывали приемы борьбы с его техникой» (Совинформбюро).

Глубокой осенью прошлого года разыгралась величайшая битва за Москву. И в этом сражении советский военно-воздушный флот вновь продемонстрировал свои высокие боевые качества. Несмотря на сложные метеорологические условия, наша авиация ни на один день не прекращала своей боевой работы, беспощадно уничтожая врата.

Когда под Москвой начался разгром немецко-фашистских войск, перед авиацией была поставлена задача отрезать фашистам пути к отступлению. В отдельные дни совершалось по нескольку сот вылетов.

По мере развертывания военных действий наша авиация не только не ослабляла ударов по противнику, а, наоборот, наращивала и усиливала их, хотя в ходе войны она, естественно, несла потери. Об’ясняется это двумя причинами: широкими возможностями советской самолето-строительной промышленности и тем, что наши летные кадры день ото дня совершенствовали свое мастерство и обогащали опыт борьбы с противником.

Следует учесть, что немецкое военное командование, решив любой ценой завоевать абсолютное господство в воздухе, не жалело для осуществления этой цели ни техники, ни людей. На своих восточных гранцах к моменту начала войны с СССР немцы сосредоточили 1800—1900 бомбардировщиков, 1200—1300 истребителей, 350—450 разведчиков. Всего же воздушный флот Германии состоял из 26 бомбардировочных эскадр, 6 эскадр пикирующих бомбардировщиков. 10 эскадр одномоторных истребителей, 6 эскадр двухмоторных истребителей и около 40 отрядов ближней разведки. Правда, часть этих эскадр находилась на других театрах военных действий и успела уже понести там серьезные потери, но тем не менее противник был довольно силен. К тому же фашисты имели преимущества, полученные им в результате внезапного разбойничьего нападения на нашу страну.

Поэтому наши военно-воздушные силы наряду с действиями по боевым порядкам противника стали наносить сильные комбинированные удары по вражеским аэродромам, а наши истребители перехватывать и сбивать фашистские самолеты в воздухе. За год войны немцы потеряли на советско-германском фронте 20000 самолетов. Наши потери за тот же срок составили 9000 самолетов.

Неся огромные потери в материальной части, Германия пыталась поправить свои дела за счет авиации вассальных государств. С этой целью Гитлер заставил своих «союзников» отмобилизовать на фронт почти все их наличные военно-воздушные силы. Финляндия при этом сумела выставить 400 самолетов, Румыния также 400 машин и Венгрия со Словакией 300 самолетов. Но уже к осени прошлого года из этого количества самолетов в строю осталось всего несколько десятков машин и авиация «союзников» по существу перестала существовать.

Но особенно тяжелые потери понесли немцы в личном составе. За десять месяцев войны Германия лишилась на советско-германском фронте многих тысяч летчиков, т. е. основного кадрового состава своей авиации. Чтобы компенсировать огромную убыль летного состава, фашисты были вынуждены в два раза сократить срок обучения в авиационных школах, что, конечно, не могло не снизить боеспособности авиации. В этом заключается важнейший итог воздушной войны между СССР и Германией за истекший год – итог, свидетельствующий о серьезном подрыве мощи германских военно-воздушных сил.

Потери советской авиации значительно меньше. По своему характеру наибольшее количество потерь наших самолетов приходится на графу «Не вернулись с боевого задания». Сюда, между прочим, относятся случаи (а их можно насчитать десятки), когда экипаж боевого самолета в силу разных причин лишался возможности вернуться на свой аэродром и, жертвуя жизнью, шел на героический подвиг – врезался самолетом в скопление немецко-фашистских войск. Так поступил легендарный летчик Гастелло, так погибли члены экипажа летчика Ветлужских и другие.

Мы знаем и другие случаи, когда летчики, совершив вынужденную посадку на территории противника, уничтожали самолет, чтобы он не попал в руки врага, а сами до последнего патрона отстреливались от фашистов, уничтожая их десятками.

Огромные потери понес и продолжает нести противник от нашей авиации непосредственно над полем боя. Советский самолет, оснащенный скорострельным мощным вооружением, оказался грозным средством против всех видов вражеской боевой техники – танков, артиллерии, минометов.

Если обратиться к другим цифрам, имеющимся в нашем распоряжении, станет ясно, что хваленая фашистская авиация отстала от технического уровня советских военно-воздушных сил. С начала войны с фашистской Германией количество новых скоростных истребителей в составе нашей авиации возросло в несколько раз! Процесс обновления советского самолетного парка продолжается и идет убыстренными, чисто военными темпами.

Характерно, что немцы за это же время сумели пополнить свою истребительную авиацию сравнительно небольшим числом самолетов «Ме-109ф», являющихся к тому же, как известно, обычной модификацией истребителя «Ме-109», находящегося на вооружении уже несколько лет.

Не произошло существенных изменений и в характере германской бомбардировочной авиации. Попытка немцев применить в качестве тяжелых бомбардировщиков и одновременно транспортных машин самолеты «Фоке-Вульф-200», «Курьер», а в качестве морского бомбардировщика поплавковый самолет «Хейнкель-115» также не имела успеха.

В силу многих причин – систематических бомбардировок центров немецкий авиапромышленности английской авиацией, резкого дефицита в цветных металлах и т. д. – Германии становятся с каждым днем все труднее а труднее компенсировать свои потери в материальной части.

Намечая планы «молниеносной» войны, немцы много надежд возлагали на новые тактические приемы борьбы, которые были ими применены на полях сражений в Западной Европе. Но тут германский генеральный штаб снова допустил грубый просчет, недооценив силы своего нового противника. То, что фашистам удалось осуществить на Западе, не получилось на советско-германском фронте. Не удались немцам ни парашютные десанты, – ни «психические» воздушные налеты на боевые порядки наших войск, ни блокировка с воздуха советских аэродромов.

И не случайно, что немцы были вынуждены несколько раз менять свею тактику, переходить от одного способа ведения воздушной войны к другому. Но на какие бы тактические хитрости противник ни пускался, советские летчики быстро разгадывают маневр врага, парируют его удары и заставляют фашистов действовать в обстановке, выгодной для нас.

Характерно, что за последнее время немецкое командование стало широко применять аэродромный маневр, стараясь более экономно использовать свою авиацию, которая уже порядком потрепана. Мы немедленно ответили на это контрмерой – систематическими массированными налетами на аэродромы, где противник базирует свой основной действующий самолетомоторный парк. В отдельных налетах с нашей стороны принимает участие до 50 самолетов, которые, идя волнами, держат немецкие аэродромы под длительным огневым воздействием.

В ходе войны у нас выработалась и отшлифовалась собственная тактика воздушной борьбы. В основе этой тактика лежит беззаветная храбрость наших летчиков, сочетаемая с отличными знаниями. Именно поэтому советским летчикам удалось одержать ряд блистательных побед в воздушных боях с численно превосходящим противником.

В ходе военных действий были заложены основы тесного боевого взаимодействия советской авиации с другими родами войск. Ни одна более или менее крупная операция, проводимая наземными войсками, не обходится теперь без активного участия авиации. И это дает замечательные результаты. Несколько дней назад крупная танковая часть противника (Юго-Западный фронт) повела наступление на наши позиции. Навстречу вражеским танкам вышли наши танки. Завязался бой. В условленное время над полем сражения появились советские штурмовики, которые поддержали с воздуха нашу контратаку. Всего в этот день штурмовики совершили 300 самолето-вылетов, выведя из строя 90 немецких танков. Благодаря мощной поддержке с воздуха советским войскам удалось не только отбить фашистскую атаку, но и перейти в наступление самим.

Год войны явился суровой, но хорошей школой для всего нашего летного состава. Наши кадры возмужали, окрепли, выросли. Многие рядовые летчики стали за это время опытными командирами. Тысячи летчиков за мужество и отвагу, проявленные в боях с немецкими захватчиками, награждены высокими правительственными наградами. Среди них первое место по праву занимает дважды Герой Советского Союза подполковник Б. Ф. Сафонов, уничтоживший 25 фашистских самолетов лично и 14 в групповых боях. Навсегда войдут в историю нашей авиации имена бесстрашных сталинских соколов Героев Советского Союза Артамонова, Хлобыстова, Клещева и других, которые своими боевыми делами возвеличили славу русских летчиков.

Мы вступили во второй год войны, уверенные в скором и неизбежном разгроме немецко-фашистских оккупантов. С нами заодно – свободолюбивые народы Англии, Америки и датах государств. Это воодушевляет нас на новые подвиги и победы, придает еще больше сил и упорства в борьбе с ненавистным врагом.

«За авантюристическую политику гитлеровской клики немцы расплачиваются миллионами убитых на советско-германском фронте. В немецком народе все более нарастает сознание неизбежности поражения Германии. Тыл немецкой армии начинает трещать по швам. День вероломного нападении империалистической Германии на СССР в целях порабощения и истребления наших народов, захвата и разграбления нашей Родины – явился днем начала конца гитлеровской Германии.

Об этом свидетельствуют политические итоги года войны, ибо в ходе войны потерпели полный крах все планы и расчеты гитлеровской клики, а Советский Союз выдержал все испытания, еще более укрепил свою оборонную мощь и вместе с другими свободолюбивыми народами мира создал условия для окончательного разгрома гитлеровской армии.

Об этом неумолимо свидетельствуют военные итоги года войны, ибо в ходе советско-германской войны силы Германии непрестанно уменьшаются, а силы Советского Союза и дружественных, союзных с ним государств, неуклонно возрастают» (Совинформбюро).