Брехов Константин Владимирович

Вафин Карим Набиулович

Егоров

Кияшко

Константинов

Любимов

Непокрытов Александр Васильевич

Сериков Владимир Иванович

Цагойко Николай Васильевич

// Сталинский сокол 05.06.1943

Об остроте и злободневности

(Красноармейская газета «Сталинский пилот»)

Печать – «самое острое и самое сильное орудие нашей партии». (Сталин). Правдивое большевистское слово газеты глубоко проникает в сознание бойцов и командиров. Особенно велика роль фронтовой печати на данном этапе нашей великой отечественной войны, когда Красная Армия готовится к решающим боям с немецкими захватчиками. Нам предстоит суровая борьба за полную победу над врагом, которая потребует больших жертв, исключительной организованности и выдержки. Стало быть, печатное слово на фронте должно ещё крепче, лучше служить делу политического и военного воспитания и мобилизации советских воинов для разгрома врага. Фронтовая, красноармейская, дивизионная газеты должны стать важнейшим центром политической работы.

Отсюда требование к красноармейской газете: уметь привлекать читателя к самому важному сегодня звену. Поднимая животрепещущие вопросы, газета обязана подавать их в живой, яркой форме, чтобы каждая строка задевала чувства, брала, что называется, «за живое».

Беззубое и трафаретное слово газеты бьёт мимо цели, а сама газета теряет своё влияние на массы. Газета же, которая не боится острых, злободневных вопросов, которая умеет красочно, доходчиво и оперативно писать о самом главном, всегда найдёт дорогу к сердцу бойца.

«Храбрость – это прежде всего уверенность в себе. А что является основанием уверенности? Почему под куполом цирка воздушному гимнасту живётся, как на земле, и его полёты между трапециями походят скорее на игру, а не на рискованный тяжкий труд? Некоторым лётчикам-штурмовикам нехватает именно этой профессиональности, рождающей уверенность, питающей храбрость».

Так писала ежедневная красноармейская газета «Сталинский пилот» (ответственный редактор Г. М. Кияшко) в № 98 Газета подняла важный, волнующий вопрос об использовании лётчиками-штурмовиками таких эффективных методов самообороны на «ИЛ-2», как вираж, глубокая змейка и ряд других манёвров. Опыт самообороны штурмовика у нас накопился богатый, но вольно или невольно, а в некоторых подразделениях он консервируется. На фактах работы подразделения, где командиром тов. Сериков, «Сталинский пилот» показывает, как инертность, пренебрежение к опыту воздушных боёв на «ИЛ-2» и зазнайство делают даже опытного в прошлом лётчика бессильным.

Тревога, которую проявил в данном случае «Сталинский пилот», не единичное выступление газеты. Это – линия газеты. В преддверии решающих бита, вооружившись первомайских приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина, «Сталинский пилот» неутомимо зовёт воздушных бойцов совершенствовать своё боевое мастерство, учиться на опыте войны бить врага наверняка. Из номера в номер газета показывает опыт лучших и не боится одновременно бичевать недостатки, мешающие повышать боеспособность и воинское искусство лётчиков того или иного подразделения. Газета не уходит от острых вопросов и не лакирует действительности. Настойчиво отыскивая и пропагандируя всё новое, всё лучшее из боевой практики, «Сталинский пилот» одновременно мобилизует воздушных воинов на предстоящие суровые бои.

В крупном ударе по немецким аэродромам, осуществлённом рядом соединений советских бомбардировщиков, принимали участие и самолёты Н-ской части. Газета откликается на это целой полосой, рассказывающей об опыте проведенной операции. Тому же посвящена передовая и номере, призывающая «не останавливаться на достигнутом».

В Н-ской части гвардейцы – младший лейтенант Константинов и штурман лейтенант Вафин – на «У-2» начали применять бомбометание с крутого планирования. Сразу же опыт летчиков-новаторов подхватывает газета и в № 122 детально рассказывает о нем, призывая других лётчиков воевать и учиться, воевать и дерзать, ибо застой на войне равносилен смерти.

Ha-днях группа наших истребителей сопровождала штурмовиков. В воздухе они были атакованы тремя «Фокке-Вульф-190». Майор Любимов, капитан Цагойко и младший лейтенант Непокрытов вступили в бой с немцами и сбили всех трёх «Фокке-Вульфов». Ни один из наших штурмовиков не пострадал. Майор Любимов и его товарищи проявили храбрость и высокое мастерство. Опыт этого боя, как и метод сопровождения «ИЛ'ов» группой Любимова, заслуживает всяческого внимания. «Сталинский пилот» в № 121 подробно освещает опыт Любимова. Но, воздав должное искусству истребителей, газета не забывает и о поучительных уроках этого боя и сопровождения.

«Вся операция показывает ещё, как важно быть на флангах штурмовиков и держаться этого места несмотря ни на что и как важно, чтобы предполётные указания осуществлялись с абсолютной точностью.

Что могло случиться, если бы сверху шла на сближение со штурмовиками ещё хотя бы пара немецких истребителей? Штурмовики понесли бы потери. Ведь у Цагойко и Непокрытова, как и у Любимова, развитие боя шло со снижением, и поэтому сверху они не могли прикрыть «ИЛ'ы». Это должна была сделать верхняя группа истребителей, но ее, как известно, не было, и это крупнейший недостаток».

Поднимая на щит опыт передовых воинов, критикуя промахи, «Сталинский пилот» учит лётчиков уменью стойко сражаться:

«Победа сама не приходит. Она добывается в суровых боях. Воинское счастье всегда на стороне храброго, оно возвеличивает только тех, кто бьется на-смерть, стойко держится в бою. Вопрос о стойкости – это вопрос о воинском достоинстве, о степени преданности отечеству. Уронить это достоинство – значит обречь себя на бесславную смерть или позорную жизнь».

Стойкость помогла капитану Брехову стать героем и мастером штурмовок. У него большой счёт подвигов. Штурмуя однажды аэродром в условиях ожесточённого зенитного обстрела, Брехов ни на один градус не уклонился от цели. Он был ранен в лицо, но не вышел из боя. Все удивлялись потом, как он мог вести бой раненым, притом на машине, получившей много снарядных и пулевых пробоин.

Рассказав о воинских качествах героя Брехова, газета делает правильный вывод:

«Но понятие о стойкости значительно шире. Если ты не выполнил боевого задания или выполнил его плохо, – значит ты не выстоял, не выполнил своего святого долга, что равноценно поражению и за что расплачиваются горечью позора».

Младший лейтенант Егоров разведывал передний край обороны немцев. Облачность прижимала его к земле. Иногда приходилось идти на высоте 15 метров, т. е. над самой головой разведываемых войск. Когда враг открывал шквальный огонь, Егоров уходил в облака, разворачивался там в обратную сторону и выскакивал в другом месте. Так до двадцати раз. Район цели Егоров покинул только после того, как были добыты подробнейшие разведывательные данные. Тридцать минут висел он над головой врага.

«Вот это и есть проявление стойкости, жизненно необходимой воину, чтобы в любых сложных условиях измотать врага и выполнить священный приказ родины – победить немецких оккупантов».

Оформление газеты, ее язык, заголовки, «шапки» имеют огромное политическое значение. Острый, меткий заголовок, конкретная и яркая «шапка», удачные фотографии воздействуют на читателя, мобилизуют его. «Сталинскому пилоту» нельзя в этом не отдать должного.

«Сталинский пилот» активно помогает лётчику, технику, командиру осваивать военное дело, показывает опыт передовых воинов, бичует благодушие, инертность и нежелание учиться воевать. Газета умело и с под'емом выполняет свою важнейшую обязанность – наставника воздушного бойца в деле освоения науки побеждать.