Андреев

Бугарчев Борис Максимович

Куницын Виктор Александрович

Купава Семен Маркович

Логвиненко Николай Павлович

Мартьянов Николай Кондратьевич

Олейник Григорий Никитович

Рязанов Алексей Константинович

Сафронов Сергей Иванович

Флейшман Алексей Дементьевич

Шишонков Владимир Федорович

Шмелев Илья Васильевич

Кузьменко Сергей Елизарович (автор)

* * *

Принадлежность:

4 иап

Капитан С. Кузьменко 
// Сталинский сокол 18.06.1943

Бои патруля

Из опыта операций на Кубани

Боевая практика лётчиков-истребителей Н-ской частя показала, что авиационное прикрытие наступающих наземных войск всегда являлось существенным фактором в успехе наступления. В операциях на Кубани истребительные патрули обеспечивали наземным частям свободу манёвра, не допуская в зону прикрытия воздушного противника и активными действиями нанося ему урон.

Оборона противника на этом участке поддерживалась массированными действиями бомбардировщиков. Вражеские самолёты обычно шли группами по 20–30 машин эшелонированно, с интервалами 10–15 минут. Прикрывали их сильные наряды истребителей – по 14–18 машин.

Перед нашими истребительными патрулями была поставлена задача, парализовать действия вражеской авиации и тем самым способствовать продвижению своих наземных войск.

Старший лейтенант Шмелёв возглашал шестёрку «ЯК'ов». В районе патрулирования, на высоте около 4.000 метров, колонной пар шёл немецкий патруль в составе четырёх «Мессершмиттов». Вторая пара следовала за ведущей на незначительном удалении и с превышением на 400–500 метров. Шмелёв по радио приказал своим фланговым парам (Андреев–Куницын и Купава–Мартьянов) взять превышение на 200 метров, чтобы иметь выгодные позиции для боя и надёжнее прикрыть свою ведущую пару. В это время со стороны солнца и с преимуществом в высоте появилась ещё пара «Ме-109». Её связали боем Шмелёв и его ведомый Шишонков.

Применяя виражи и боевые развороты, немцы перенесли бой на высоту 6.000 метров. Но это им не помогло. После 20-минутного боя враг потерял 4 самолёта. Два из них сбил Шмелёв и по одному – Шишонков и Андреев. Наша группа потерь не имела.

В другой раз, по вызову радиостанции наведения, Шмелёв повёл шестёрку на уничтожение бомбардировщиков противника. Получив по радио предупреждение о подходе 35 «Ю-87», Шмелёв собрал свою группу в компактный строй. Группу противника возглавляла ведущая пара, а за ней шли звенья с дистанцией между тройками по 100 метров.

Приказав одной из пар прикрыть остальных сверху, Шмелёв с четвёркой врезался в центр боевого порядка бомбардировщиков. С первой же атаки на землю были сброшены 4 самолёта противника. Последующими огневыми ударами истребители сбили ещё 4 бомбардировщика. Прицельный огонь с малых дистанций нарушил строй бомбардировщиков. Беспорядочно сбрасывая бомбы, немцы с резким снижением ушли в сторону своего аэродрома.

Через 20 минут в этом же районе появилось ещё 25 «Ю-87» под прикрытием 4 «Me-109». Находясь ниже противника, Шмелёв приказал своей шестерке набрать высоту и повёл лётчиков в атаку, несмотря на то, что у него кончились боеприпасы. Истребители направили свои самолёты в центр вражеского строя. Атака в центр, видимо, создала у немцев впечатление массированного удара. Задние самолёты начали освобождаться от бомб над своими войсками и уходить в тыл на бреющем полёте.

В этот момент младшего сержанта Куницына, у которого также коптился боекомплект, зажали 2 «Ме-109». Видя безвыходность своего положения, лётчик пошёл в лобовую атаку на «Ю-87» и крылом своего самолёта протаранил врага. Самолёт противника рассыпался в воздухе, а Куницын сел на своём передовом аэродроме.

Расстроив головную немецкую группу, остальные наши истребители перенесли огонь в глубину строя противника, стараясь сохранить зрительную связь между парами. Широко применяя вертикальный и горизонтальный манёвры и ведя огонь с коротких дистанций, лётчики группы Шмелёва сбили ещё 5 бомбардировщиков противника.

Группа старшего лейтенанта Шмелёва, так же как и другие наши истребители, во время патрулирования имела множество таких встреч с противником. И всегда наши лётчики выполняли поставленные перед ними задачи, нанося противнику большие потерн и тем самым содействуя продвижению наших наземных войск. 140 сбитых фашистских самолётов – вот итог работы таких мастеров патрулирования, как капитаны Бургачев и Рязанов, старшие лейтенанты Шмелёв, Флейшман, Сафронов, Логвиненко, Олейник и другие летчики части.

Особо следует отметить значение радио в воздушном бою патруля. Все без исключения воздушные бои были проведены при помощи радио и управления с рации наведения. Рация проводила «ЯК'ов» через завесу истребителей противника, точно направляла наши самолёты на врага и выводила их из-под удара немцев.

Имеющийся опыт даёт право сделать вывод: при хорошей выучке, умелом взаимодействии и с отлично налаженной связи с наземной радиостанцией наведения патрулирующие над полем боя истребители могут успешно бороться даже против численно превосходящего противника.

Капитан С. Кузьменко.