Грачев Георгий Петрович

Котлов Николай Степанович

* * *

Принадлежность:

55 гв. иап

// Сталинский сокол 18.06.1943

Богатырь

Действующая армия, 17 июня. (От наш. спец. корр. по телеграфу). К нашему городу шла армада немецких бомбардировщиков и истребителей. В воздух немедленно взлетела дежурная эскадрилья. В составе группы была пара «Яковлев-I», ведомая гвардии лейтенантом Котловым.

Наши «ЯК'и» атаковали врага со стороны солнца. У немцев – численное превосходство, у нас – высота и внезапность. Большая группа немецких истребителей была отсечена от «Юнкерсов» и связана боем. Основные наши силы наносили удар по бомбардировщикам.

В разгар боя лейтенант Котлов заметил, что высоко в стороне, совершенно с другого направления к цели пробираются более 50 «Юнкерсов» в сопровождении полутора десятков «Фокке-Вульфов» и «Мессершмиттов». Не раздумывая, лейтенант Котлов вместе со своим ведомым младшим лейтенантом Грачевым бросился в гущу бомбардировщиков.

Внизу, под крылом самолёта, лежал город. Люди наблюдали с земли этот бой. Словно огненный мечом, трассами снарядов и пуль рассекал Котлов вражеские бомбардировщики. На землю уже упал один «Ю-87». 10 истребителей сверху, сзади и снизу бросились на Котлова. Ведомый защищал своего командира, но был сбит. И в эти же секунды от руки Котлова наземь полетели два горящих «Мессершмитта».

Оставшись один, гвардеец не прекращал атак и упорно пробивался к бомбардировщикам. Увернувшись от огня четвёрки немецких истребителей, Котлов стрелой взмыл вверх и оттуда камнем бросился в гущу бомбардировщиков. Один из них загорелся и пошёл к земле.

На Котлова набросилось более десятка фашистов. Гвардеец оказался в кольце, но продолжал биться. Вражеский снаряд оторвал ему правую ногу выше колена. В этот миг, напрягая все силы, Котлов нажал на гашетку и сбил ещё одну, пятую в этом бою, машину врага. Самолёт Котлова горел. Последним усилием воли он выбросился на парашюте.

Героя подобрали на земле наши пехотинцы. Две пули прошли навылет через его грудь. Оставшись без ноги, он истекал кровью. Его подняли на руки и понесли бережно, как святыню, как знамя.

Богатырь, совершивший беспримерный подвиг, умер на руках своих товарищей. Память о Николае Котлове переживёт века. Имя его сверкающими буквами войдёт в историю.