Герои публикации:

Белогорский

Копылов X. (автор)

Капитан X. Копылов 

Корректировка артогня
// Сталинский сокол 17.07.1942

На одном из участков фронта идет артиллерийская дуэль. На помощь артиллеристам вылетает летчик нашего подразделения. Он корректирует огонь артиллерии с воздуха. Проходит 40-50 минут, и огонь вражеской батареи подавляется.

Как же мы организуем, и выполняет работу по корректировке?

Как правило, вначале связываемся непосредственно с командованием той части, которую должны обслужить. Такая связь дает наибольший эффект. На КП артполка в первую очередь договариваемся о бесперебойной двусторонней радиосвязи с самолетом. Это – главное. Далее, совершенно обязательно, чтобы у летнаба и артиллериста масштаб карты был один и тот же.

Договорившись с артиллеристами о всех других деталях, мы приступаем к тщательной подготовке полета. От летного экипажа требуется: точно изучить место расположения цели, топографию местности и все характерные ориентиры вокруг об'екта. Наиболее успешной бывает корректировка, которая ведется по фотоснимку района цели. Поэтому, если нам не дают готового снимка, то перед вылетом на корректировку мы стараемся сами произвести аэрофотос’емку.

Работают наши корректировщики обычно под прикрытием истребителей, несмотря на то, что и сами имеют хорошее вооружение. Прикрытие необходимо для того, чтобы летнаб мог спокойно работать, не отвлекаясь для наблюдения за воздухом.

Желательно базирование корректировщиков и истребителей на одном продроме, что обеспечивает полную договоренность между ними. Обычно корректировщика сопровождают 4 истребителя: двое идут с превышением на 500—800 метров, а двое – на одном с ним уровне или ниже.

Немцы, узнав о нашей работе, стали настойчиво охотиться за нами, причем встреч с истребителями они избегают и преследуют главным образом корректировщика. Для противодействия им мы выработали такой метод: если в воздухе появляется до двух «Ме-109», то корректировщик не вступает в бой, переходит в пикирование и на бреющем полете уходит домой, а истребители тем временем связывают боем противника. Если же встречается более двух «М109», то корректировщик не уходит, а становится в общий круг и принимает бой, так как иначе 1—2 истребителя противника обязательно выйдут из боя и будут преследовать его.

Самую корректировку огня по целям, расположенным сравнительно недалеко от линии фронта, удобнее всего производить с переднего края наших войск. Наивыгоднейшая высота полета – 1300—1500. Набрав ее, корректировщик устанавливает двустороннюю радиосвязь с наземным командиром. Начинается работа с короткого налета на цель для уточнения ее. Затем самолет проходит над командным пунктом и по радио вызывает огонь.

Через некоторое время с земли отвечают: «Выстрелы были, наблюдайте разрывы».

После этого задача летнаба состоит в том, чтобы точно определить и засечь места разрывов (а они могут быть на удалении от цели до километра) и передать их координаты на КП, а затем, снова вызывая огонь наших батарей, наблюдать за разрывами. В это время летчик ходит «восьмеркой» от КП к переднему краю и обратно.

Важно еще чтобы на КП артиллеристов знали голос летнаба, были бы запасные позывные и волны, так как немцы иногда пытаются вмешаться в передачу. Так, однажды летнаб сержант Белогорский вовремя обнаружил вмешательство немцев и стал по нескольку раз повторять свою команду. Артиллериста узнали его по голосу и не поддались на вражескую уловку.

И, наконец, корректировщик должен отлично владеть противозенитным маневром. Немецкие зенитчики, завидя корректировщика, особенно неистовствуют. Летчики нашей эскадрильи, отправляясь на выполнение задания, стараются предварительно узнать расположение зенитных средств противника.

Наш опыт корректировки артогня с воздуха целиком себя оправдал. В эскадрилье выросли кадры летнабов и летчиков, хорошо изучивших и горячо полюбивших новое для них дело.

Капитан X. Копылов.
Ленинградский фронт.