Ефремов Михаил Иванович

Коломейцев Леонид Викторович

Постоловский Марк Иосифович (автор)

Батальонный комиссар М. Постоловский 

Маскировка и противовоздушная оборона немецких танков
// Сталинский сокол 17.07.1942

Действующая армия, 16 июля. (От наш. спец. корр. по телеграфу). Ожесточенные бои под Воронежем еще раз показывают, что в своих стратегических замыслах немецкое командование главную ставку делает на танки, действующие в контакте с мотопехотой и авиацией. Фашисты, как и в прошлом году, стремятся вогнать танковые клинья в нашу оборону. Одновременно активно действует немецкая бомбардировочная авиация под сильным прикрытием истребителей. «Юнкерсы» и «Хейнкели» пытаются расстроить наши боевые порядки, нарушить их тылы к коммуникации и тем облегчить продвижение своим танкам.

Однако немецкие мотомеханизированные войска стали осторожнее в отношении нашей авиации, в особенности в последнее время, после того, как наши летчики, и в частности штурмовики, нанесли вражеским броневойскам ряд мощных ударов с воздуха. Фашисты прибегают теперь к различного рода уловкам и хитростям, чтобы скрыть свои танки от нашей авиации и тем снизить потери, от воздушных атак.

Немцы стараются рассредоточить свои танковые и мотоколонны как на марше, так и на стоянках. Основные перегруппировки производят ночью. Днем танки идут группами в 30–40 или 50—60 машин, причем вперемежку с автомашинами, тягачами, бензоцистернами. Сплошь и рядом теперь по шоссе движутся автомашины, а по обочинам дорог – танки. Нередко они идут прямо через поля и по второстепенным грунтовым дорогам.

Но вместе с тем на направлениях главного удара немцы сосредоточивают колонны численностью от 100 до 200 танков. Такие колонны в ряде случаев обнаруживала наша воздушная разведка. Активно маскируясь, немцы расставляют теперь танки преимущественно в оврагах, лесочках и реже – в населенных пунктах. Здесь сказывается степной характер местности, где происходят бои. Немцы усиленно используют зелень, чтобы спрятать танки от глаз сталинских соколов. На полянах то и дело вырастают высокие свежие «кустики». Когда наши летчики начинают «прощупывать» эти кусты огнем, они оживают.

Учитывая все эти уловки немцев, нужно особенно интенсивно и зорко вести воздушную разведку, внимательно следить за каждым кустиком, холмиком, оврагом, выслеживать, нет ли там немецких танков, и, обнаружив их, быстро наносить удары. Маскировка – это, так сказать, пассивное противодействие немецких танковых частей. Но враг не ограничивается этим, он всячески стремится активно обороняться от нашей авиации. Танковые части гитлеровцев вступают с нашими самолетами в настоянную дуэль, отстреливаются из всех своих орудийных точек и прикрываются огнем зенитных средств и авиацией. Однако огонь танковых пушек опасен для самолета только на бреющем полете. Но стоит только подняться на 300—400 метров, как вследствие малого угла возвышения оружие танков теряет свою эффективность.

Фашисты применяют сейчас на стоянках круговую оборону. Именно с таким приемом столкнулись наши штурмовики. Танки врага располагаются по кругу и при появлении наших самолетов ведут огонь одновременно, чтобы «ИЛ’ы» не могли подойти к ним ни с какой стороны. Советские летчики сумели быстро найти контрмеру. Они начинают атаку с высоты трехсот метров, а кончают ее на высоте ста метров и уходят с набором высоты для второго захода.

Немецкие танковые колонны охраняются часто большими авиационными группами. В особенности широко практикуется это во время переправ через реку. Наши штурмовики, наносившие в последние дни крупные удары по вражеским танковым переправам, встретили здесь, наряду с зенитным обстрелом, большие истребительные патрули. Так, немцы начали наводить танковую переправу через важный водный рубеж. Непрерывными ударами с воздуха эта переправа была разрушена. Тогда немцы стали строить новую переправу в другом месте, которую прикрыли, в отличие от первой, авиацией. Летчики-штурмовики рассказывают, что им пришлось громить вторую переправу врага в условиях, когда на каждый «ИЛ» наседало чуть ли не по два-три «Мессершмитта». В таких случаях, когда разрушается особо важная переправа врага, «ИЛ’ам» необходимо давать сильное прикрытие, выделяя специальные группы истребителей для подавления зенитного и воздушного противодействия врага.

Одно из слабых мест немецких броневойск – это трудности снабжения горючим. Воздушная разведка обнаруживала отдельные группы немецких танков, которые стояли из-за недостатка горючего. Летчики подразделений, которыми командуют майор Коломейцев и капитан Ефремов, два дня подряд громили на стоянке немецкую танковую колонну. Характерно при этом, что, несмотря на непрерывные налеты, фашисты не приняла никаких мер, чтобы уйти с этого места или хотя бы изменить порядок стоянки, шире рассредоточиться. Из этого летчики правильно заключили, что у танковой группы иссякло горючее.

Подобные ситуации наша авиация должна использовать с максимальным эффектом. Задача авиационного командира в данном случае – интенсивно бить стоящие танки и одновременно громить танковый тыл врага, бить по путям подхода к танковым скоплениям, уничтожать бензоцистерны, не давать врагу подвезти горючее.

Происходящие бои характерны перемалыванием техники и, в частности, танков противника. Огромную помощь оказывает нашим наземным войскам авиация. Удары сталинских соколов по мотомехвойскам врага усиливаются. Эти удары будут тем крепче, результаты тем эффективнее, тем лучше наши штурмовики и бомбардировщики будут знать тактические уловки танковых войск врага, их методы противовоздушной обороны.

Вовремя вскрывать ухищрения и прикрытие танковых групп немцев, бить их массированными ударами, держать под длительным огневым воздействием – такова сегодня одна из важнейших задач.

Батальонный комиссар М. Постоловский.