Герои публикации:

Леонтьев Б.

Б. Леонтьев 

Захватнические устремления германского империализма
// Сталинский сокол 31.07.1942

Первого августа 1914 года началась мировая война. В истории человечества не было еще такого крупного военного столкновения величайших держав мира. С первых же дней схватки в ней приняли участие такие государства, как Германия и Австро-Венгрия, с одной стороны, Англия, Франция и Россия, с другой. Позднее в войну вступили Италия, Япония, США – на стороне союзников, Турция и Болгария – на стороне вильгельмовской Германии.

Инициатива войны принадлежала германским империалистам. Уже в конце июня, когда был найден непосредственней повод к войне – убийство сербскими националистами австрийского престолонаследника эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены, – император Вильгельм и германский генеральный штаб начали торопить и толкать Австро-Венгрию на агрессивные действия против маленькой Сербии. Они хорошо знали, что нападение на Сербию неизбежно вызовет вооруженное вмешательство России, а выступление России против Австрии и Германии вовлечет в войну также и Францию. Только в отношении Англии – союзницы Франции и России – у германских империалистов была некоторая надежда на то, что хотя бы на некоторое время удастся добиться ее нейтралитета. Но эти расчеты поджигателей воины – бить своих противников поодиночке, не дать им об'единить свои силы с первых же дней схватки – провалились. Уже 5 августу Англия вступила в войну на стороне России и Франции. Так началась мировая война, продолжавшаяся свыше четырех лет, принесшая огромные потери всем народам Европы, невиданные разрушения и закончившаяся в 1918 г. разгромом Германии.

На что рассчитывали германские империалисты, начиная войну? Момент, выбранный ими, казался очень удачным для достижения широких захватнических замыслов. Их главные противники на территории Европы – Россия и Франция – не были достаточно подготовлены, в то время как германский милитаризм, в течение многих лет готовя войну, успел уже основательно перевооружить свою армию, приспособить свею промышленность к быстрому переводу на военное производство.

«Немецкая буржуазия, – писал В. И. Ленин, – распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией» (т. XVIII, стр. 61—62).

Используя преимущества нападающего, Германия надеялась быстро закончить войну на европейском континенте и перенести ее, если потребуется, в колонии. За много лет до войны Шлиффен, бывший начальником германского генерального штаба до 1906 года, разработал план разгрома Франции в течение 40 дней.

Для этого предполагалось бросить все вооруженные силы Германии на запад и, пока Россия проводит мобилизацию, покончить с ее союзником Францией, а затем, опять-таки – всеми силами, наброситься на Россию, имея против нее также крупные силы австро-венгерской армии.

Как известно, уже осенью 1914 года этот план «молниеносной» войны с треском провалился. План Шлиффена, хотя и не во всех деталях, выполнялся фактическим германским главнокомандующим Мольтке младшим. Был грубо нарушен нейтралитет Бельгии, и германская армия широкой лавиной вторглась на французскую территорию. Но бельгийские и англо-французские войска сумели задержать германское наступление, а в это время русские армии уже вступили в Восточную Пруссию. Германскому командованию пришлось в очень важный момент своего решительного продвижения на Париж перебросить значительную часть войск на восток, против России. Это, в сущности, и предопределило провал немецкого наступления на западе. Германские армии были остановлены, фронт стабилизировался, и война стала затяжной, то-есть такой войной, в которой успех уже не мог определяться такими временными факторами, как внезапность и инициатива нападающего.

Вступили в действие такие моменты, как экономическая мощь воюющих государств, их людские и материальные резервы. Несмотря на целый ряд ошибок, на недостаточно согласованные иногда действия союзников, на ряд отдельных успехов и побед Германии, последняя уже не смогла добиться решающей победы и была разгромлена.

Германский империализм ставил перед собой в той войне далеко идущие цели. Это были борьба за мировое господство, за безраздельное владычество императорской Германии не только на континенте Европы, но и на всех морях и континентах. «Аппетит приходит во время еды», и захватнические планы германских империалистов росли по мере продвижения их армий. Еще в меморандуме прусского министра внутренних дел фон-Лебеля 29 октября 1914 г. были крайне осторожно сформулированы цели Германии в Европе. В этом меморандуме говорилось главным образом о захватах за счет Франции и Англии. Франко-германская граница должна была «улучшиться» в пользу Германии. На Францию предполагалось наложить огромную контрибуцию, «которая связала бы на долгое время Францию в экономическом отношении и лишила бы ее возможности развить в других частях света финансовую деятельность во вред нам».

Германия желала приобрести значительную часть французских и английских колоний. Бельгия должна была потерять политическую независимость и, по сути дела, войти вместе с Люксембургом в состав Германской империи. Ее африканская колония – Конго – переходила также к Германии. На Балканах Сербия, по замыслам германо-австрийских захватчиков, включалась в состав Австро-Венгрии. При этом открывался беспрепятственный путь на Ближний Восток, где предполагалось прибрать к рукам владения слабой, союзной с Германией Турецкой империи, превратись Турцию, Персию в полуколониальные владения немецких империалистов.

Характерно, что в том же меморандуме мало говорилось о захватах на востоке Европы. «Пала неудобна самостоятельная, сильная Польша», – заявляли авторы меморандума, говоря о необходимости сохранения Российской империи, о том, что «от России мы можем взять мало, или даже вовсе ничего не взять».

Но уже 23 апреля 1917 года, еще задолго до Октябрьской социалистической революции и начала мирных переговоров в Бресте, между германским рейхсканцлером Бетман-Гольвегом и военным командованием, которое представляли Гинденбург и Лютендорф, была достигнута полная договоренность о захватах на востоке Европы. В документе, составленном по этому поводу, было записано, что «Курляндия и Литва должны быть присоединены к Германской империи» и что Польша должна также перейти под германский контроль, причем «Польское государство должно получить возможность экспансии на восток».

Наконец, 9 августа 1917 года между теми же рейхсканцлером и верховным командованием было достигнуто соглашение о необходимости захвата Украины. В 1918 году германские войска оккупировали Украину и Крым. Им казалось уже, что весь юг нашей страны предназначен быть немецкой колонией, а украинские рабочие и крестьяне – рабами немецких помещиков и банкиров. Советский народ вышиб захватчиков со своей территории, заставил их надолго оставить мечты о порабощения свободной Украины, о путях на Кавказ, о бакинской нефти и кубанскому хлебу.

Если суммировать различные тайные высказывания германских империалистов в течение прошлой мировой войны, если учесть, что при всяком военном успехе, захвате какой-либо территории аппетиты захватчиков неизменно росли, – можно с полным основанием утверждать, что уже тогда, в сущности, намерения германских завоевателей мира были безграничны. Военная победа Германии привела бы не только к закабалению десятков европейских народов и захвату колоний, – она привела бы к новым завоевательным войнам Германии стремившейся к безраздельному мировому господству.

Гитлеровский фашизм воспринял и развил все эти беспримерные и наглые притязания германских империалистов-разбойников. Выдвинув гнуснейшую расовую теорию о «праве» немцев господствовать над всеми другими народами, о «естественном» превосходстве германской расы над всеми другими «неполноценными» расами, Гитлер и его шайка разработали план завоевания всего мира В течение ряда лет он готовил Германию к войне, отравили немецкую молодежь передовым учением о «призвании» Германии господствовать ней веем человечеством, создали огромную военную машину для осуществления своих кровавых замыслов.

«В Европе может существовать только одна великая держава, и этой державой должна стать Германия, как самая арийская страна, – говорит Гитлер. – Все остальные нации – ублюдки...» «На Востоке мы должны распространить свое господство до Кавказа или до Ирана, на Западе нам нужны французские берега, Фландрия и Голландия. Сверх того, нам нужна Швеция. Мы должны стать колониальной державой» Гитлер в своих высказываниях, в своей гнусной книге «Моя борьба», а его сообщники – в немецкой печати, в учебниках для юношества в циничных заявлениях дипломатов неоднократно выбалтывали беспримерные и поистине безграничные планы завоеваний Раушнингу Гитлер говорил, что и «скандинавские страны будут включены в империю». «Уничтожение Польского государства является целью Германии», – писал Розенберг в своем бредовом сочинении «Миф XX столетия».

Что касается Советской страны, то уже в первые месяцы советско-германской войны гитлеровские выродки цинично и откровенно заявили о необходимости ее полного порабощения, истребления ее основного населения. Россия, по их замыслам, должна перестать существовать как государство, как страна с собственным названием. Это «остлянд» – восточная земля, владения немецких колонизаторов, под кнутом которых должны работать бесправные рабы, «недочеловеки», то-есть те русские, украинцы, белоруссы, которые еще уцелеют после дикого, бесчеловечного истребления лучшей части советского населения.

Но за «покорением» Советской страны, с помощью наших естественных богатств и ресурсов, должны, по планам германских фашистов, последовать завоевание Англии, владений в Африке, Азии, Южной Америке и, наконец, покорение Северной Америки.

«Я вам гарантирую, господа, что в желаемый момент я переделаю по-своему вашу Америку и что она будет нашей лучшей поддержкой в тот день, когда Германия сделает скачок из Европы к заморским пространствам, – говорил Гитлер своему бывшему сообщнику Раушнингу. – США будут принуждены в полной и окончательной капитуляции».

Уроки прошлой мировой войны говорят о том, что стойкость и выдержка, взаимодействие союзников в борьбе против общего сильного врага обеспечивают успех, предлагают путь к победе. Пример нашего мужественного народа, борющегося один на один в нынешней схватке с кровавым гитлеризмом, угрожающим самому существованию нашей страны и народов, ее населяющих, учит все народы мира героизму, беззаветной храбрости в защите отечества. Победа не приходит сама, ее надо организовать, за нее надо бороться. Гитлеровские людоеды не отказались от своих планов. Они напрягают все свои силы, чтобы нанести нашей стране решающее поражение. Опасность велика. Дело идет о жизни и смерти советских народов, о самом существовании нашего отечества. Нужна величайшая стойкость в борьбе с лютым врагом. Нельзя отступать ни на шаг! Только стойкость и выдержка, железная дисциплина в наших войсках, на фронте и в тылу, только готовность умереть за родину, но не отступать под натиском озверелых фашистских орд, приведут нас к победе. Устоять, перемолоть вражеские войска и их технику, а затем отбросить их на запад – такова задача.

Б. Леонтьев.