Брокар

Нестеров П. Н.

Новарр

Петров

Покрышкин Александр Иванович

Роэн Фонк

Сидоров Андрей Ефимович (автор)

* * *

Принадлежность:

428 иап и 16 гв. иап

Подполковник А. Сидоров. 
// Сталинский сокол 02.07.1943

Осмотрительность и поиск противника

Вопросы осмотрительности в воздухе имеют такую же давность, как и существование самой авиации. Приёмы поиска противника вырабатывались в процессе боевых полётов.

Основоположник мёртвой петли и воздушного тарана штабс-капитан П. Н. Нестеров, совершенствуя своё мастерство воздушного бойца, многое заимствовал у птиц. Он пришёл к выводу, что каждая из них по-разному преследует свою добычу. Сокол, например, «берёт верх» над своей добычей, поднимаясь ввысь зигзагами или кругами. Перед нападением (атакой) он делает «ставку», т. е. задерживается неподвижно, высматривает добычу и только после этого сильным броском поражает жертву. Кречет тоже нападает сверху, а затем «свечой» уходит вверх. Ястреб, действуя внезапно и быстро, нагоняет добычу над землёй, берёт её сзади. Приемы этих птиц говорят сами за себя. Многие из них могут быть позаимствованы лётчиками-истребителями.

Ещё французский ас первой мировой войны Роэн Фонк, сбивший 120 немецких самолётов, говорил в своих записках: «Главное – внезапность». Именно внезапность как следствие умелой маскировки и осмотрительности, использования облачности, солнца, маневра в мёртвых конусах обзора, фактора местности, времени суток и пр. давала ему возможность одерживать победы в воздухе.

Истребители знают: кто первый заметил противника, тот получает инициативу и мажет навязать бой противнику в невыгодных для него условиях внезапного нападения. Асы первой империалистической войны Роэн Фонк, Новарр, Брокар и другие прекрасно освоили законы осмотрительности и внезапности в воздухе. Освоили эти законы и наши советские асы.

Под осмотрительностью надо понимать умение лётчика смотреть и видеть в любой обстановке. Осмотрительность нужна во всех элементах боевой деятельности истребителей, начиная с момента, когда получено и усвоено боевое задание, затем на протяжении всего полёта и вплоть до установки самолёта в укрытие по окончания боевой операции.

Практически осмотрительность подразделяется на: 1) летную, необходимую при рулении, взлёте, сборе группы, следовании по маршруту в заданных строях и боевых порядках, а также при полётах над своим аэродромом до посадки; 2) техническую, необходимую для наблюдения за пилотажными приборами, контролирующими работу мотора, агрегатами средств связи, вооружением и расходом боеприпасов и горючего; 3) боевую, необходимую при поиске противника в воздухе и ведении с ним воздушного боя. На этот вид боевой осмотрительности влияют: метеорологическая обстановка, время года и суток, местность и построение боевого порядка, а также ряд других факторов.

В данной статье мы остановимся только на третьем и самом главном виде – боевой осмотрительности.

В ясную погоду вражеский самолёт можно обнаружить за 2–3 километра, а группу самолётов – за 8–12 километров. При ярком солнце следует пользоваться очками со светофильтром. Надо стремиться к тому, чтобы не ходить в створе солнца, а держаться в его окаймлении, т. е. вести наблюдение за противником, имея солнце сбоку. Очень важно уловить в синеве неба взблестки – отражение солнечных лучей, которые попадают на вражеский самолёт. Как говорят, здесь нужно «чувствовать» противника и соответственно взблесткам занимать положение для атаки. В первую очередь необходимо вести наблюдение в сторону солнца. Разворачиваться надо так, чтобы закрывать себя на некоторое время от солнца плоскостью самолёта. При этом от плоскости появляются как бы ответвлённые лучи, на фоне которых хорошо заметен вражеский самолёт.

Противника следует искать главным образом не близко около себя, а возможно дальше – в глубине, пространства, всматриваясь в него, напрягая зрение. Убедившись, что в глубине и на горизонте (далеко впереди себя) нет никого, нужно сразу же переносить взгляд к себе во всех трёх направлениях. Особое внимание следует обращать назад – на конус мёртвого обзора. При этом из глубины взгляд опять-таки должен мгновенно переноситься на предельно короткие дистанции – под хвост своего самолёта – для осмотра задней полусферы. Смотреть надо как с правой, так и с левой стороны по полёту, производя довороты. Средний лётчик, натренированный в осмотрительности, выполняет всё это за 10–15 секунд.

Допустим условно, что скорость атакуемого самолёта 360 км/час, что составляет 100 м. в секунду, а скорость атакующего – 720 км/час, или 200 м. в секунду. Разность скоростей при этих условиях составляет 100 м. в секунду. По даже при таком преимуществе в скорости у атакующего преследуемый имеет достаточно времени для осмотра сферы кругом самолёта.

Рассмотрим прилагаемый рисунок. Установлено, что расстояние в 400 м. является действительной дистанцией ведения огня. Подпускать к себе противника ближе этого расстояния опасно. На рисунке окружностью радиусом в 400 м. обозначена зона, опасная для лётчика. Другая окружность радиусом в 2.000 м. охватывает расстояние от самолёта, на котором при своевременном наблюдении можно обнаружить врага. Подсчёт показывает, что даже при наших условных данных можно ждать атаки спереди через 7 секунд, сбоку – через 10, а сзади – через 20. Если обозначить все эти положения круговой атаки точками, то, соединив их, мы получаем «линию осмотрительности», зона которой на нашем рисунке заштрихована.

Практический угол мертвого обзора за хвостом истребителя в среднем равен 30°. Просматривать эту сферу нужно очень внимательно. Однако и здесь, поскольку с задней четверти противник может атаковать нас только через 20 секунд, мы имеем достаточно времени для того, чтобы осмотреться и во-время заметить врага.

В наших условных данных мы умышленно взяли большую поправку в пользу одного из самолётов с тем, чтобы показать, что даже при таком преимуществе в скорости, как 100 м. в секунду, мы всё же имеем достаточно времени на осмотрительность по всем точкам круговой атаки. Если же учесть, что на практике разница в скорости редко превышает 50 м. в секунду, то атака спереди может последовать только через 10 секунд, с боков – через 15, а с хвоста – через 30 секунд. Таким образом, практически времени на осмотрительность вполне достаточно.

На основании этого можно сделать вывод, что маневр самолёта по сторонам для осмотрительности – поиска должен быть не более 30–40°, а по времени – примерно через 30–40 секунд. Более интенсивные перестроения в целях поиска совершенно не нужны и даже вредны, поскольку они усложняют полёт, утомляют лётчика, снижают его внимание и не оставляют времени для наблюдения за приборами, передачи по радио и выполнения других работ в воздухе. Только грамотный осмотр по определённой системе внушает лётчику спокойствие, даёт ему уверенность в своих силах и позволяет упредить противника, заметив его еще на подходе.

Совершенно по-иному обстоит дело в облачные и туманные дни. Видимость в этих условиях меньше нормальной. Иногда она доходит до 1.000, а то и до 500 м. В соответствии с этим интенсивность маневрирования для поиска противника должна быть повышена.

При наличии разорванной облачности и пелены лучше всего эшелонировать свои боевые порядки. В этом случае поиск противника производится парами, периодически выделяемыми от групп и управляемыми по радио. Пары уходят за облачность (пелену) для просмотра верхней сферы. При этом они смотрят в «окна», через которые обычно производит атаку противник.

Насколько оправдывают себя продуманная осмотрительность и правильное построение боевого порядка, говорит такой пример. Две четверки истребителей под командованием старшего лейтенанта Петрова прикрывали наземные войска. С высоты 4.000 м. два «Ме-109г», маркируясь разорванной облачностью, пытались атаковать одно звено. В это время другое звено было выше «Ме-109г», над облачностью. Благодаря продуманной осмотрительности и хорошему взаимному наблюдению верхняя четверка заметила через «окна» маневр «Ме-109г» и перешла в контратаку. «Ме-109г» не приняли боя и уши в тучу.

Большое значение для осмотрительности имеет местность. Известно, например, что на фоне горы, да ещё покрытой лесом, самолёт противника просматривается плохо: он едва виден за 2 км., а то и меньше. Зато, если мы наблюдаем за противником со стороны горы, видимость будет отменная. Над горами, особенно со снежным покровом, самолёт, виден хорошо, в долинах же гор – очень плохо. Лётчики должны уметь использовать эти природные факторы.

Продуманное построение боевых порядков, главным образом звеньев из двух пар, эшелонированных по высоте на расстоянии зрительной связи, всегда даёт положительные результаты. Это подтвердил опыт действий на Кубани. Благодаря такому боевому порядку Герой Советского Союза гвардии майор Покрышкин со своей группой, состоявшей из двух звеньев в составе восьми самолётов, за один вылет провёл два блестящих воздушных боя, в результате, которых без собственных потерь было сбито 8 «Ме-109».

Лётчики, прибывающие на фронт, помимо изучения района и тактики противника, обязаны производить и необходимые расчёты для осмотрительности к разных условиях видимости и скоростей как своих самолётов, так и самолётов противника.

На основе обобщённого опыта мы считаем себя в праве утверждать, что ошибки в осмотрительности и в поиске противника происходят из-за отсутствия последовательности и системы в практическом освоении теоретически известных приёмов. Наша задача – неустанно изучать боевой опыт, совершенствовать выработанные приёмы осмотрительности и закреплять достигнутые результаты.

Подполковник А. Сидоров.