Герои публикации:

С. Белинков

С. Белинков 
// Сталинский сокол 02.07.1943

Международный обзор

Воздушное наступление союзников

Несколько дней назад германское радио сделало необычное признание: «Союзники не так далеки от истины, когда они называют нынешние воздушные налёты «битвой за Рур». Фактом является то, что об'ектам Рурской области причинен весьма серьезный ущерб. Заявление германского радио отнюдь не случайно. Вся нацистская пропаганда рисует мрачную картину разрушений, вызванных налётами союзной авиации на Рур. Немецкий обозреватель истошно вопит: «Я был в Варшаве после налетов германской авиации. Я посетил также много русских городов, подвергавшихся ожесточённой бомбардировке, но я не видел ничего похожего на то, как выглядят города Западной Германии после налетов. В Обергаузене большинство заводов превращено в развалины. Люди, оставшиеся в живых, похожи на тени». 23 июня берлинское радио передало, что за последние сутки бомбардировки превратили целый район Германии в подлинный ад. На прошедшей неделе особенно ожесточённым бомбардировкам подвергались Эльберфельл, Бохум, Гельзенкирхен, Гамбург и Кельн.

Недавно в немецком коммюнике сообщалось об уничтожении союзной авиацией Бармена, ныне «исчезнувшего с лица земли». Бармен – это восточная часть крупнейшего индустриального центра Рура города Вупперталя. На истекшей неделе участь Бармена разделил Эльберфельд – западная часть Вупперталя. По словам авиационного обозревателя германского радио, «дорога, ведущая к Эльберфельду, изрытая воронками бомб и поваленными деревьями, напоминает поле сражения. Чем ближе мы подходим к городу, тем картина становится ужаснее. Развалины домов ещё дымятся и горят. Невозможно представить себе более ужасающей картины полного разрушения».

В налёте на Кельн, как сообщают из Лондона, участвовала тысяча самолётов. «Редко, где можно увидеть нетронутое здание», – признаёт берлинское радио.

Касаясь бомбардировок Рура, Черчилль в своём последнем выступлении заявил: «По мере того, как ночи становятся длиннее, а воздушные силы США растут, в Германии не будет такой отрасли промышленности или военного об'екта, которые не получат предельно сильного удара от растущих воздушных сил».

Командующий 8-м американсикм соединением, находящимся в Англии, генерал-майор Миллер заявил, что его лётный состав в июле усилит бомбардировку Германии на 45 проц.

Нынешние потери американской авиации над Германией, как сообщил командующий 2-м военно-воздушным корпусом американской армии генерал-майор Джонсон, составляют примерно 6 проц. Джонсон считает, что положение можно будет считать удовлетворительным до тех пор, пока потери будут составлять менее 10 проц. Значительные потери союзные бомбардировщики несут, по мнению обозревателя Уинтера, от осколочных бомб противника, сбрасываемых им со своих истребителей. Это, повидимому, является новой тактикой воздушного боя истребителей с бомбардировщиками.

Союзная авиация с неослабевающей силой продолжает налёты на Италию. Особенно ожесточённым бомбардировкам подверглись Мессина и Ливорно. В них принимали участие по 100 американских «Летающих крепостей». За 18 минут на Мессину было сброшено 200 тонн бомб. Этот налёт вызвал наиболее серьёзные разрушения за всё время войны.

В нынешней воздушной войне отмечается новый тактический приём наших союзников. Самолёты дальнего действия, базирующиеся в Англии, бомбардируют германо-итальянские об'екты на пути в Северную Африку. Приняв новый бомбовый груз на африканских базах, союзные самолёты на обратном пути в Англию вторично бомбардируют итальянские и немецкие индустриальные центры.

Дискуссия о роли союзной авиации на данном этапе войны по прежнему занимает видное место на страницах англо-американской печати и в радио. Видный английский комментатор Сирил Лейкин подчеркивает, что нельзя рассчитывать только на своё воздушное могущество. Кроме превосходства в воздухе, должны быть развернуты действия других родов войск. Военный обозреватель «Нью-Йорк геральд трибюн» майор Эллиот заявляет, что теперь, когда враг занимает оборонительную позицию, наступил момент для союзников нанести удар со всей силой... «Чем более сильный удар мы нанесём, по врагу в настоящее время, пока он испытывает трудности, тем короче станет война».

Непрочность гитлеровского тыла

Иностранная печать приводит многочисленные факты голода, усиливающейся нищеты и упадка морального состояния населения фашистской Германии. О непрочности гитлеровского тыла оказалась вынужденной заговорить даже немецкая печать. «В четвертом году войны, – пишет «Националь цейтунг», – мы переживаем совершенно иные настроения, чем те, которые были в первой фазе войны. Многие лица, не чувствующие себя достаточно сильными, чтобы переносить невзгоды, раздражаются и впадают в панику, легко поддаваясь всяким нашёптываниям и слухам... В таких настроениях таится большая опасность».

Огромные людские потери немцев на советско-германском фронте произвели удручающее впечатление в немецком тылу. Газета «Мюнхенер нейесте нахрихтен» пишет, что в Германии не найдётся ни одного человека, который не был бы затронут войной или который бы даже жестоко не пострадал от неё. Эта же газета жалуется на тяжелые условия труда на предприятиях, что способствует заболеваниям и повреждениям ног. Невыходы на работу по этим причинам очень длительны.

Фашистская печать признаёт, что гитлеровскому правительству не удалось убедить женщин в необходимости «тотальной мобилизации» Они с самого начала и всеми средствами оказывали сопротивление принудительному труду. «Многие женщины и девушки вообще не поняли глубокий смысл этого факта», – горько сетуют «Франкфуртер цейтунг».

Пессимистические нотки звучат в выступлениях официальных представителей.

Геббельс в меланхолических тонах говорит о «сумерках войны». Чиновники министерства продовольствия жалуются на плохое качество обработки земли, недвусмысленно предупреждая население, что это неизбежно скажется на урожае. А пока что фашистские власти в связи с катастрофическим упадком животноводства с 1 июня снизили нормы выдачи мяса на 400 граммов в месяц.

Всё острее ощущается дефицит сырья. «В берлинских кругах, – пишет лондонская газета «Обсервер», – растёт уверенность, что затруднения немцев в области производства быстро приближаются к тому моменту, который был охарактеризован Людендорфом как признак неизбежного поражения Германии».

Гитлеровская клика сильно озабочена упадком морального состояния населения. Шведская газета «Нюа даглит аллеханда» сообщает о подготовке в Германии эсэсовцев для использования их на внутреннем фронте, в уличных боях с населением. По сведениям английской «Санди диспетч», немцы боятся беспорядков в Руре. Гиммлер посылает в Рурскую область многих эсэсовцев под видом «подкрепления» для спасательных отрядов, а на самом деле их держат в резерве на случай беспорядков. Отмечают передвижение немецких войск в Центральную Германию, в районы Галле и Мензбург, считающиеся самыми ненадёжными в Пруссии.

О моральном разложении гитлеровского тыла пишет турецкая «Тан». Газета приводит данные о положении в городе Констанц, находящемся близ швейцарской границы. Среди гитлеровских чиновников в городе широко развита коррупция. Чиновники крадут продовольственные карточки и запасаются продуктами. Недовольство населения переходят в открытый ропот. «Сведения, поступающие из различных городов Германии, – пишет «Тан», – свидетельствуют о том, что положение там не лучше, чем в Констанце».

Провал фашистского наступления в Югославии

Почти два месяца длится очередное, уже пятое по счёту за два года, «решающее» наступление немецко-итальянских войск против югославских партизан. Гитлеровское командование никогда не бросало против партизан столь крупные силы, как теперь. Немцы сосредоточили на небольших участках в Черногории и Герцеговине 8 дивизий. Более 100 самолётов ежедневно бомбили позиции партизан и населенные пункты в их тылу, сбросили за это время тысячи бомб.

Немецкая пропаганда хвастливо заявляла, что на этот раз вся Югославия будет очищена от партизан. Но такой тон сохранился ненадолго. В июне немецкие п итальянские газеты начали мрачно скулить об исключительном упорстве партизан, об огромных, норой непреодолимых трудностях, с которыми приходится сталкиваться оккупационным войскам. Этот пессимизм гитлеровцев вызван том. что нынешнее наступление объединённых фашистских армий также провалилось, как и все предыдущие. Немцам не помогло их огромное численное превосходство в людях и особенно в вооружении. Достаточно сказать, что у партизан нет ни одного боевого самолета.

Гитлеровское командование пыталось провести тройное окружение основных сил партизан с тем, чтобы их уничтожить. Попытка окружения имела место и Черногории, но отважные югославские патриоты прорвали плотное неприятельское кольцо на реке Пива и соединились с основными силами партизан. Мужественные югославские народные мстители прорвали немецкие позиции также у реки Сулеска и на участке Фоча–Калиневик.

Провал гитлеровского наступления в Югославии получил повсеместно широкую огласку. Поэтому даже немецкое радио в своей передаче 21 июня оказалось вынужденным признать, что югославские партизаны «вряд ли могут быть окончательно уничтожены». Таково красноречивое признание немецких захватчиков в бесплодности попыток подавления национально-освободительного движения в Югославии.

Ослабленная большими потерями, оккупационная армия отказалась от наступления и переходит к обороне. А сохранившие свою боеспособность партизанские отряды вновь перешли в наступление на главнейших участках фронта и продвигаются в Черногории, Герцеговине и Восточной Боснии, освобождая от захватчиков югославские сёла и города.

С. Белинков.