Борисов Леонид Иванович

Винник Сергей Иванович

Воробьев Юрий Яковлевич

Глазунов Зелих Ильич

Гребенников

Жигалов Алексей Федорович

Поляков Виталий Константинович

Ратников Петр Петрович

Леров Леонид Моисеевич (автор)

Шашкин В. (автор)

Капитан В. Шашкин; Старший лейтенант Л. Леров 
// Сталинский сокол 09.07.1943

Воздушные бои на Орловско-Курском направлении

От специальных корреспондентов «Сталинского Сокола»

Искони русские земли, Курская и Орловская, вновь стали ареной ожесточённых боёв. Огнём и металлом перепахиваются зелёные луга. Земля содрогается от гула орудий, и в небе с рассвета и до ночи не утихает гул моторов. Это началось 5 июля. В 4 часа 30 минут вражеская артиллерия, расположенная в глубине, и орудия, выдвинутые на передний край, начали артиллерийскую подготовку. В те же минуты светлое небо застлали тучи вражеских машин. Они шли группами по 20–30 самолётов в каждой. За немецкими бомбардировщиками ринулись в атаку сотни танков. Враг перешёл в наступление.

Вот уже несколько дней здесь идут не утихающие ни на минуту упорные бои с перешедшим в наступление противником. Не считаясь с огромными потерями, понесенными в первые дни, враг бросает на поле боя новые сотни танков и самолётов. Однако все атаки противника разбиваются о стойкость наших воинов. Это стойкость бывалых солдат и офицеров.

Честь успешного отражения всех фашистских атак наряду с пехотинцами разделяют и лётчики. Первые же налеты немецкой авиации на наш передний край были достойным образом встречены истребителями. Постепенно наращивая силы, широко используя радио для ввода в бой свежих резервов, командование обеспечивает почти непрерывное истребительное прикрытие наших войск.

Последние дни характеризуются непрерывными воздушными боями над линией фронта. Воздушные сражения протекают преимущественно на больших высотах. Отлично дерутся истребители-гвардейцы. Восьмёрка истребителей, возглавляемая гвардии старшим лейтенантом Ратниковым, встретила группу бомбардировщиков. Разбив строй немецких самолётов, гвардейцы стали уничтожать их. Ратников сбил одного «Хе-111», а другого подбил. Жигалов с первой же атаки сбил «Ю-88». Атакованные истребителями, бомбардировщики, сбросив груз бомб куда попало, поспешно ретировались.

Немцы высылают специальные группы истребителей с одной лишь задачей – расчистить путь бомбардировщикам. Вчера они бросили на один участок группу «Фокке-Вульф-109», чтобы сковать наших истребителей, уже успевших разогнать одну группу бомбардировщиков. Тогда по радио была вызвана патрулировавшая в ближайшей зоне восьмёрка истребителей под командованием гвардии капитана Борисова. Использовав своё превосходство в высоте, гвардейцы не только разогнали немцев, но и сбили пять самолётов.

Сколько воздушных боёв происходит здесь за день? Трудно даже ответить на этот вопрос. Фактически небо, простирающееся над линией фронта, представляет собой арену одного огромного воздушного сражения, которое начинается на рассвете и заканчивается с наступлением темноты. Подсчитано, например, что 6 июля в воздухе разыгралось около ста воздушных боёв. Многие из них – это прекрасные страницы героической летописи сталинской авиации. Младший лейтенант Виталий Поляков, упорно гнался за «Хейнкель111». Первая пулемётная очередь прошила вражескую машину. Но немец продолжал отстреливаться. Поляков преследовал немца, и, когда их разделяло всего лишь 20–30 метров, он стал расстреливать «Хейнкеля» в упор. Однако и машина Полякова была повреждена. Вспыхнуло пламя. Тогда на горящем самолёте герой пошёл на таран. Обломки «Хейнкеля» полетели вниз. Поляков выбросился на парашюте и благополучно вернулся в своё подразделение.

В эти дни над полем боя действуют все виды авиации. Пехотинцы полны благодарности нашим штурмовикам. Большую услугу пехоте оказали группы «Ильюшин-2», которые вели гвардейцы Гребенников и Винник. Их штурмовыми ударами было приостановлено движение мотопехоты. Несколько фашистских танков «Тигр» подбито штурмовиками.

Бомбо-штурмовые удары нашей авиации организуются так, чтобы обрабатываемый участок как можно дольше находился под авиационным воздействием. Полеты эшелонируются по времени к высоте. «ИЛ’ы» действуют с малых высот, а бомбардировщики – с больших и средних.

Одно из гвардейских подразделений бомбардировщиков в эти дни получило следующую телеграмму командования: «Передайте доблестным лётчикам, что сегодня все пехотинцы, артиллеристы, танкисты очень довольны действиями наших бомбардировщиков». Это заслуженная похвала. Мастера бомбовых ударов с большой эффективностью при малых потерях воздействуют на вражеский передний край.

7 июля, на рассвете, большое число групп наших бомбардировщиков, эшелонируя свои удары по времени, совершили массированный налёт на скопления мотомехвойск немцев в одном из опорных пунктов. Ведущий одной из таких групп кавалер ордена Александра Невского капитан Глазунов рассказал нам подробности этого налёта:

– Мы вылетели через 10 минут после того, как получили боевое задание. Это было достигнуто благодаря тому, что мы заранее произвели все штурманские расчёты. Учитывая, что об'ект для бомбометания представляет собой большую площадь, я решил не перестраивать свою группу над целью (как это делается обычно), а действовать развёрнутой девяткой в строю клином. Этот строй даёт самый мощный концентрированный огонь.

Вся наша группа – а среди нас было три экипажа, летевших впервые на боевое задание – в строгом порядке точно легла на курс. В начале боевого курса ЗА противника дала завесный огонь. Множество снарядов разорвалось впереди наших машин. Я решил так: если продолжать полёт с той же скоростью, то очередной залп зенитчиков после небольшой поправки, которую они сделают на перелёт, будет направлен в самую гущу наших самолётов. С другой стороны, именно в эти секунды, когда «Пе-2» легли на боевой курс и штурманы приступили к прицеливанию, всякий наш манёвр по горизонтали и вертикали мог сорвать прицельное бомбометание.

Какое же решение принял ведущий? Он нашёл единственно правильный выход – сманеврировать за счёт скорости, убавив её с 340 до 310 километров. Прошло несколько секунд, и фашистские зенитчики стали бить по группе «Пе-2». Но в тот момент, когда снаряды начали рваться меж самолётов, вся группа по команде Глазунова вновь увеличила скорость. Теперь все снаряды рвались сзади.

Характерно, что во время действий наших бомбардировщиков в воздухе было полное господство советской авиации. Все наши самолёты вернулись с боевого задания. Правда, на самолёте младшего лейтенанта Воробьева пробило маслобак, но отважный лётчик сумел всё же привести машину домой.

Так дерутся на Орловско-Курском участке фронта наши доблестные лётчики. Честь им и слава!

Капитан В. Шашкин.
Старший лейтенант Л. Леров.


Орловско-Курское направление.
(По телеграфу).