Лисицин Дмитрий Федорович

Поволокин Захар Иванович

Дмитриев Павел Петрович (автор)

* * *

Принадлежность:

98 гв. орап РГК КА

Гвардии майор П. Дмитриев 
// Сталинский сокол 23.07.1943

Разведка танковых сил противника

Комбинированная разведка, в любую погоду проводимая одновременно бомбардировщиками и истребителями, дала нам возможность зорко наблюдать за противником, замечать даже незначительные перегруппировки его сил. Предвидя, что немцы применят для прорыва танки, мы переключили свои главные силы на поиски сосредоточений танковых и моторизованных соединений противника. Площадное фотографирований линии фронта на глубину до 16 километров показало, что танков здесь у немцев нет. Значит, они прячутся в другом месте. Но где? Перед разведчиками, летавшими на самолёте «Петляков-2», была поставлена задача – проследить движение эшелонов в глубоком тылу противника, установить их направление и количество, а также возможно точнее определить характер груза. Одновременно истребители-разведчики на бреющем полёте просматривали все грунтовые, рокадные, шоссейные и просёлочные дороги, ведущие к линии фронта. Фотографирование велось, как правило, с высоты 2.000–2.500 метров. В районах же, сильно прикрытых средствами ПВО, мы поднимали высоту до 6.000 метров, выделяя для защиты разведчика от 4 до 6 истребителей.

Для выяснения сил немцев на одном участке мы послали разведчиков-истребителей. Участок был сфотографирован. Кроме отдельных танкеток и танков, открыто снующих взад и вперёд по одной дороге, разведчики здесь больше ничего не видели. С бреющего полёта они просмотрели все леса, овраги и кусты. Кругом было пусто. Ничего не обнаружили и дешифровщики, внимательно просмотревшие аэрофотоснимки. Стало ясно, что никаких танковых частей у противника здесь нет.

Зато наши дальние разведчики установили, что в другом районе передвигается большое количество эшелонов с платформами, укрытыми брезентом. Ближние разведчики заметили, что на одной станции одновременно разгружалось шесть эшелонов с танками, которые к месту сосредоточения шли затем своим ходом, минуя большие дороги и передвигаясь главным образом по просёлочным. Вскоре в районе сосредоточения танков появились зенитная артиллерия и истребители прикрытия, патрулировавшие в несколько ярусов. Если нашему разведчику удавалось проникнуть в район расположения танковых войск, то зенитчики молчали до тех пор, пока самолёт не снижался. Иногда, чтобы вызвать немцев на «разговор», приходилось применять и другие меры. Установив по следам гусениц скопление танков в лесу и просмотрев их с бреющего, мы бросали в лес зажигательные бомбы. Из горящего леса танки выползали, словно кроты из нор. Заметив, куда перекочевал противник, мы вызывали своих бомбардировщиков. По данным разведки, в середине июля бомбардировщики «Петляков-2» нанесли массированный удар по немецким танкам, после чего уцелевшие вражеские машины базировались дальше в тыл.

Ведя непрерывную разведку, мы установили, что немцы не отказались от своих замыслов на данном участке, но разгрузку танковых эшелонов стали производить в глубоком тылу, прикрывая станции выгрузки сильным огнём ЗА. Мастерами разведки показали себя здесь гвардии старший лейтенант Лисицин и гвардии капитан Поволокин. Если немцы поднимали свой истребительный заслон на 6.000 метров и на эту же высоту ставили прицел зенитчики, то Поволокин и Лисицин неожиданно появлялись внизу под истребителями и при зенитном огне, постепенно наращивая скорость, отлично выполняли задания. В других случаях, подойдя на большой высоте к месту выгрузки танков, разведчики резко шли на снижение, наблюдая, по каким дорогам и куда идут немецкие танки.

Незадолго до начала наступления противник предпринял новый трюк. Он стал демонстрировать массовый уход танков на другой фронт. Вместе с макетами двигалось и несколько настоящих танков.

До 4 июля на будущем поле боя царили тишина и спокойствие. Но мы знали, что немецкие танки подготовились к рывку. И действительно, с утра 4 июля уже открыто по всем дорогам танки пошли к полю боя. В этот день мы работали особенно напряжённо. «Пе-2» продолжали просматривать фронтовой тыл противника, а истребители фотографировали исходные позиции его танков около переднего края В течение дня и ночи противник закончил перегруппировку и сосредоточение танков. В утренних сумерках наш разведчик просмотрел все дороги и ближний тыл врага. Снова было пустынно. Лишь изредка на дороге к фронту спешила немецкая легковая машина. А в 5.30 противник начал наступать. Когда он сотней танков пытался демонстрировать удар, мы своевременно донесли командованию, в каком направлении буди действовать его главные силы.

С началом немецкого наступления работа наших истребителей-разведчиков была перенесена непосредственно на поле боя. При этом опыт показал, что в условиях сильного насыщения района авиацией противника лучше всего оправдывает себя визуальная разведка с малых высот. Кроме того, с разведчиками надо посылать специальное прикрытие, которое обеспечило бы им возможность тщательного наблюдения и фотографирования.

Непрерывность разведки в период боёв приобретает особенное значение. Плохая погода не может явиться препятствием к вылету, так как именно при неблагоприятных метеорологических условиях, когда затруднены действия авиации, противник чаще всего производит перегруппировку своих сил. Мы летаем в любую погоду и поэтому всегда видим, что намеревается сделать враг.

Гвардии майор П. Дмитриев.