Володин Василий Сергеевич

Мезенцев Михаил Семенович

Сычиков Иван Николаевич

Цветков Николай Павлович

Филин Василий Михайлович (автор)

* * *

Принадлежность:

565 шап

Полковник В. Филин 

Как был сорван аэродромный маневр противника
// Сталинский сокол 07.08.1942

Некоторое время назад наши наземные и авиационные части активизировали свои действия на одном из участков фронта. В результате сильных, согласованных ударов с воздуха и с земли по переднему краю противника советской пехоте удалось взломать в некоторых местах вражескую оборину и овладеть несколькими оборонительными рубежами немцев. Это, собственно, и являлось целью операции.

Поскольку захваченные рубежи имели весьма важное оперативно-тактическое значение для дальнейшего развития событий, противник оказывал нам в этом районе самое яростное сопротивление и пытался любой ценой отстоять занимаемые им позиции. Большие надежды возлагали немцы на свою авиацию. Путем ответных бомбардировочных нападений с воздуха фашисты рассчитывали сломить натиск советских войск и одновременно блокировать нашу авиацию на ее аэродромах.

Но прежде чем практически осуществить это намерение, немцам нужно было срочно перебросить в район боевых действий свою авиацию как с других участков фронта, так и из тыла, и притом в таком количестве, которое обеспечило бы им полное господство в воздухе. Речь, короче говоря, шла об аэродромном маневре.

Учитывая возможность такого маневра, наше командование заблаговременно установило тщательное наблюдение за вражескими аэродромами, на которых можно было ожидать сосредоточения немецкой авиации. Следует отметить, что эти аэродромы эпизодически просматривались нашей воздушной разведкой и раньше. На отдельных площадках разведчики фиксировали базирование 3–5—7 самолетов и редко больше. Теперь разведчики просматривали аэродромы уже по нескольку раз в день. И это оказалось как раз кстати. Уже на второй день боевых действий в этом районе на прифронтовых немецких аэродромах было обнаружено значительное количество самолетов, особенно бомбардировщиков, которые продолжали прибывать. Стало очевидным, что противник готовится к контрудару. Однако нам удалось опередить немцев.

Ровно через сутки после того, как воздушная разведка донесла о сосредоточении фашистской авиации вблизи линии фронта, комбинированные группы бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей нанесли уничтожающий удар по основным вражеским авиабазам и сожгли на них более 100 самолетов.

Однако результаты налета определяются не только этой цифрой. Еще более важно то обстоятельство, что работа крупного аэроузла противника на определенный период времени была дезорганизована и предпринятый немцами аэродромный маневр оказался по существу сорванным.

Не безынтересен приказ по немецкому танковому соединению, относящийся этому периоду. В приказе командующий соединением констатирует: «За последнее время усилилась деятельность советской авиации днем и ночью. К результате внезапных налетов штурмовой авиации на передний край обороны, в места расположения войск и колонн, а также в результате планомерно проводимых ночных налетов наши части понесли значительные потери в людях и технике».

Как видно из этого документа, немецкая авиация оказалась бессильной парировать удары советских летчиков, что лишний раз подтверждает высшую эффективность предпринятого нами налета на немецкие аэродромы.

Не говоря о всех подробностях этого налета, нам хотелось бы особо отметить участие в нем штурмовой авиации. Операции, в которых участвовали наши штурмовики, показательны не только в смысле общих результатов, но и чрезвычайно интересны в тактическом отношения. На этом мы и остановимся.

Штурмовикам предстояло атаковать два немецких аэродрома (обозначим их условно № 1 и № 2). На первом из них немцы сосредоточили до 30 своих боевых самолетов, расположенных в двух местах (см. схему). Здесь же недалеко находились ангары, склады и другие аэродромные постройки. Таким обрядом, цели располагались довольно близко одна к другой, компактно, что, конечно, было учтено при выборе способа атаки. Аэродром имел к тому же открытые, свободные подходы с восточной стороны, что облегчало внезапный выход самолетов на цель.

Правда, эти подходы простреливались зенитными батареями, которых на аэродроме насчитывалось до пяти.

Не лишне сказать, как были расставлены точки ЗА. Одна батарея находилась около железнодорожного моста, примерно в 500—700 метрах от границ летного поля. Эта батарея, видимо, одновременно прикрывала и мост и аэродром. Другая батарея была замаскировала на лесной поляне, в полосе подходов к аэродрому.

Огневые позиции остальных батарей находились: одна – в районе авиагородка, вторая – около ангаров и третья – на ложном аэродроме. Последний, кстати, располагался в непосредственной близости от действующего аэродрома.

Мы решили атаковать одновременно все цели. Поэтому штурмовики должны были около аэродрома перестроиться по фронту с таким расчетом, чтобы покрыть своим огнем всю площадь летного поля, включая стоянки самолетов, зенитные батареи и служебные постройки. На всякий случай три самолета были специально выделены для подавления зенитного огня.

Штурмовики подошли к цели под нижней кромкой облачности, примерно на высоте 250—300 метров. Развернувшись по фронту, самолеты перешли у границы аэродрома на бреющий полет и всей мощью огня внезапно обрушились на противника. После первой же атаки на летном поле произошли сильные взрывы и возникли крупные пожары. Зенитные орудия молчали (очевидно, прислуга разбежалась по укрытиям). Штурмовики после первой атаки встали над аэродромом в круг, и летчики, тщательно выбирая цели, начали бомбометание. Лишь тогда, когда все боеприпасы были полностью израсходованы, советские самолеты легли на обратный курс. Уход от цели ничего сложного не представлял, так как противник не сумел организовать противодействие нашим самолетам ни во время атаки, ни после нее.

В результате огневого налета на этот аэродром было уничтожено, по далеко не полным данным, свыше 10 немецких бомбардировщиков и подожжены 2 ангара, где производились сборка и ремонт самолетов.

Одновременно в те же часы наши штурмовики совершили нападение на другой немецкий аэродром. Но тактика этого налета существенным образом отличается от только что описанной, хотя принцип ее был тот же, – внезапность и неожиданность атаки.

Вследствие того, что на аэродроме, № 2 цели были рассредоточены по всей территории летного поля, фронтальное построение штурмовиков себя не оправдало бы. Нападение на этот аэродром было решено производить тремя группами: первая группа (ведущий – капитан Цветков) атакует самолеты, стоящие на северо-западной стороне аэродрома, вторая (ведущий – капитан Мезенцев) бьет по самолетам у южной части летного поля и третья (ведущий – лейтенант Сычиков) наносит удар по стоянке машин на северо-восточной окраине аэродрома.

Чтобы обеспечить внезапность налета и добиться более длительного огневого воздействия, штурмовики должны были выйти на цель с разных направлений и в разное время.

Этот план блестяще удался. Первой на цель вышла группа капитана Цветкова. В это время на аэродроме готовилось к взлету дежурное звено истребителей. Такой случай был предусмотрен еще на земле, во время подготовки к валету. Как было заранее договорено, летчик Володин резко вырвался из общего строя и стремительно атаковал немецких истребителей, не дав им возможности взлететь. Вслед за Цветковым с противоположных сторон на цель вышли группы Мезенцева и Сычикова, каждая из которых заранее знала, какой участок аэродрома ей предстоит атаковать.

Характерно, что немецкие зенитчики открыли стрельбу только после того, как советские самолеты прошли над ними. Об'ясняется это тем, что противник боится заранее обнаружить себя, опасаясь губительного огня «ИЛ'ов». Это обстоятельство также было учтено при подготовке к полету. В составе каждой группы имелись 1—2 самолета, которые, идя на расстоянии 500—1000 метров сзади остальных машин, должны были прикрывать хвосты передних штурмовиков и подавлять огонь вражеской зенитной артиллерии. Поэтому, когда немецкие зенитки начали обстрел, они подверглись внезапной атаке с тыла наших «ИЛ'ов» и были вынуждены замолчать. Таким образом, на этот раз, так же как и во время налета на аэродром № 1, наши летчики не встретила сколько-нибудь серьезного противодействия противника. Это позволило каждому пилоту сделать по 3—5 заходов.

Противник потерял на аэродроме № 2 свыше 25 самолетов. Кроме того, советские штурмовики подожгли 2 ангара и уничтожили много немецких солдат и офицеров.

В обоих налетах принимали участие истребители, которые, прикрывали штурмовиков как на маршруте, так и над целью. Для обеспечения скрытного подхода «ИЛ’ов» к вражеским аэродромам истребители шли на небольшой высоте и сзади штурмовиков, выскакивая вперед непосредственно у цели.

Успех обоих налетов в основном об'ясняется тщательной подготовкой к ним. Несмотря на ограниченное время, со всем летным составом был проведен на миниатюрном аэродроме-макете проигрыш боевой задачи, и каждый летчик всесторонне изучил цель.

Полковник В. Филин.
Действующая армия.