Петров Николай Константинович

Юдаков Алексей Павлович

Рубен Савелий Владимирович (автор)

* * *

Принадлежность:

1 гв. иап

Батальонный комиссар Сав. Рубен 

Воздушный разведчик
// Сталинский сокол 07.08.1942

На скамейке в землянке сидит человек, прислонив голову к стене и закрыв глаза. На первый взгляд кажется, что он спит, убаюканный мерным стуком моторов, доносящимся с летного поля. Но стоит привычному уху уловить непорядок, как человек открывает глаза и прислушивается.

– Проверьте, почему мотор заедает? – обращается он к дежурному, младшему лейтенанту, – и снова, кажется, впадает в дрему.

Несмотря на ранний час, Петров сегодня уже дважды летал на боевое задание и даже успел насмерть прострочить вязавшегося в драку «Мессерфрица», как в шутку окрестил он «Мессершмитта».

Короткий звонок. Петров вскакивает, подправляет ремень и через несколько минут стоит перед командиром подразделения тов. Юдаковым.

– Капитан Петров явился по вашему приказанию.

– Вам поручается сложное задание: нужно разведать скопление вражеских войск, определить численность танков. Вот район.

Юдаков проводит карандашом по карте.

– Вылет через пятнадцать минут. И помните, товарищ капитан, вы летите в разведку! – подчеркивает командир.

Николай Константинович Петров совершил более двухсот вылетов. Он штурмовал фашистов, летал на перехват вражеских самолетов, участвовал во многих воздушных боях. Но больше всего он любит ходить в разведку.

Выведать месторасположение противника по мельчайшим признакам, имеющим значение только для его наметанного глаза, вырваться внезапно из-за облаков с приглушенными моторами на бреющем пролететь над логовищем врага, а при удобном случае обдать его свинцовым огнем и скрыться на глазах у опешивших, растерявшихся фашистов, – что может быть радостнее и приятнее!

Самолет летит над лесом. Внизу мелькают села, деревни. Недавно здесь был враг. Опаленные хаты, одиноко торчащие трубы – результат его кратковременного хозяйничания. Разведчик пытливо всматривается вдаль, оглядывается по сторонам. Недалеко, ниже него, летит немец. Петров неожиданно улыбается, – он вспомнил многозначительное предупреждение командования: «Помните, вы летите в разведку». Летчик знает, что это значит. Когда-то, в начале войны, стоило только лейтенанту Петрову обнаружить в воздухе фашиста, как он бросания на него и обязательно ввязывался в драку. Теперь капитан Петров устоит перед таким искушением. Разведчик не имеет права рисковать. Если он погибнет, даже сбив при этом вражеский самолет, основное задание не будет выполнено. А данные его разведки очень нужны командованию: по ним разгадываются замыслы врага, принимаются быстрые решения.

Петров – искусный разведчик, обладающий острым глазом, изумительной памятью. Природная русская смётка сочетается у него с дерзостью, риск – с холодным расчетом, мастерство – с ловкостью и настойчивостью.

Капитан смотрит на карту и резко снижает машину. Под ним треугольник дорог – район цели. По бокам тянутся поля, окаймленные лесом. Надо незамеченным прорваться к опушке. Рядом плывет облачко. Отлично! Петров заходит в него. Так он летит до леса, внезапно вываливается из облака. Разведчик пролетает низко-низко, что называется, «брея» верхушки деревьев, и успевает не только заметить замаскированные танки, но и подсчитать их. Враг обнаружен. Он расшифровав. Растерявшиеся зенитчики посылают запоздавшие выстрелы. Но самолет уже взмыл ввысь и лег на обратный курс.

У Николая Петрова метод работы, метод, выработанный повседневным упорным трудом. Если нужно разведать дорогу и движение на ней, он делает это с высоты 1000—1500 метров, и от его глаза ничто не ускользнет; нужно прощупать опушку леса – Петров снижается до бреющего, и если после парочки пулеметных очередей забегали люди, значит, он попал в точку.

Однажды Петров обнаружил пункт, который не был отмечен на его карте. Маленькие причудливые домики, лес. Сверху это было очень красиво, – совсем мирный сельский пейзаж. Петров сделал круг над селением.

– Откуда это! – удивился летчик. Он много раз летал над этим районом и никогда раньше не замечал такого поселка.

Его удивила подозрительная тишина. Чутье, инстинкт подсказывали, что именно здесь скрывается враг. Капитан сделал еще один круг и заметил тоненькие, узкие борозды – следы танков.

– А ну, прошупаю-ка я огнем! – решил он. Но едва летчик выпустил одну очередь, как «домики» заговорили – они оказались искусно замаскированными огновыми точками врага.

Оставалось выяснить, где же скрываются фашистские танки. Но Петрова уже заметили: враг открыл огонь. Прорваться сквозь сплошную стену было трудно. Тогда Петров пошел на хитрость. Он «газанул» что есть силы. Сдали самолета показалось огромное дымовое облако, и неожиданно машина пошла в беспорядочное крутое пике. Стоящим на земле казалось, что самолет подбит. Фашисты возликовали – сбит советский разведчик! Они прекратила стрельбу и побежали к месту предполагаемого падения самолета. Конфуз получился полный. Петров просто-напросто применил хитрость, имитировав гибель. Почти у самой земли он вырвал машину из пике и, воспользовавшись растерянностью врага, пролетел над обочиной дороги – там стояли замаскированные танки.

Когда через некоторое время Петров увидел на этой дороге перевернутые фашистские танки с искривленными башнями и перебитыми гусеницами, разгромленные орудия, сожженные машины он улыбнулся и воскликнул:

– Вот это здорово! Ну и молодцы!

Летчик восхищался работой товарищей, и можно было подумать, что никакого отношения к разгрому вражеского логова он не имел. А ведь именно он положил начало этой замечательной операции, точно установив направление удара.

Батальонный комиссар Сав. Рубен.
Действующая армия.