Жуков Анатолий Павлович (автор)

* * *

Принадлежность:

201 иад

Полковник А. Жуков 

Засады истребителей
// Сталинский сокол 14.08.1942

Воздушные засады – одно из действенных средств борьбы с вражеской авиацией. Оно неоднократно проверено на практике и полностью оправдало себя. Тем не менее приходится иногда встречать авиационных командиров, которые недоверчиво относятся к воздушным засадам. Почему? Да потому, видите ли, что в части были случая, когда летчики, просидев в засаде 2–3 суток, не сделали за это время ни одного боевого вылета, не провели ни одного воздушного боя. На этом основании некоторые командиры делают поспешный вывод о нецелесообразности создания засад.

Между тем причины неудач об'ясняются отнюдь не порочностью самого метода действия из засад, а неумелой организацией этих действий, недостаточной опытностью командиров.

В самом деле, почему летчики, просидев 2—3 дня в засаде, не имели ни одной встречи с воздушным противником? Об'яснить это можно прежде всего тем, что место засады было выбрано неудачно. Как правило, перед устройством засад следует учесть все факторы, влияющие на выбор маршрутов экипажами немецких самолетов. Только таким путем можно установить вероятные районы, куда будет стремиться проникнуть вражеская авиация, как бомбардировочная, так и разведывательная. К таким районам относятся пункты сосредоточения наших войск, важные коммуникации, места расположения складов и военно-промышленных об'ектов и т. д. На подходах к этим районам и должны базироваться наши истребители-перехватчики.

Большое значение имеет выбор посадочной площадки. Само собой разумеется, что она должна быть надежно замаскирована, что, собственно, и является основным условием, обеспечивающим внезапность действий наших истребителей. Поэтому лучше всего надо использовать для размещения засад лесные поляны и опушки, где имеется возможность естественной маскировки материальной части.

Иногда затруднения возникают из-за отсутствия площадок нужных размеров. В таких случаях целесообразно использовать самолеты «И-16» и «Чайки», которые имеют небольшие взлетно-посадочные скорости, и, кроме того, эти истребители неприхотливы в смысле технического обслуживания.

Как показал опыт, засады лучше всего устраивать на удалении 8–10 километров от фронта, что позволяет перехватить вражеские бомбардировщики и разведчики на пути к цели и тем самым лишить их возможности выполнить боевую задачу.

Кроме того, засады должны находиться недалеко от общевойскового КП. При соблюдении этого условия значительно облегчается, во-первых, связь с КП, куда поступают все донесения от постов ВНОС о пролете линии фронта немецкими самолетами. Крайне желательно, чтобы эти сведения одновременно передавались на площадки засады (это, однако, не исключает необходимости наблюдения за воздухом непосредственно с самой площадки). Во-вторых, при таком расположении воздушной засады последняя в случае необходимости будет прикрыта средствами ПВО, которые находятся в распоряжении КП. Эти же средства могут быть использованы и для облегчения выполнения боевой задачи летчиками-перехватчиками (например, при отсечении вражеских истребителей от сопровождаемых ими бомбардировщиков).

Количество самолетов, выделяемых в засаду, как правило, не должно превышать 2—4. При такой численности засады отпадает необходимость брать с собой много авиационно-технического имущества и снабжение всей группы можно осуществлять с помощью одного самолета «У-2». Это обстоятельство особенно важно, так как для повышения эффективности борьбы с вражеской авиацией самолеты-перехватчики должны систематически менять место базирования, учитывая изменения в маршрутах немецких самолетов.

При соблюдении всех этих условий воздушные засады могут принести большую пользу. Мы много раз в том убеждались.

Звено наших самолетов находилось в засаде недалеко от населенного пункта. В этом районе противник усиленно вел воздушную разведку. Однажды в засаде получили сообщение, что через линию фронта по направлению к этому пункту летит «Хеншель-126». Чтобы не спугнуть немецкого летчика, наши истребители дали ему возможность пройти над своей посадочной площадкой и только после этого взлетели. Сразу же истребители ушли в сторону и здесь набрали наиболее выгодную для атаки высоту. На этой высоте – 1500 метров – они бросились в погоню за «Хеншелем». Немецкий пилот, заметив советские самолеты, пытался скрыться, но было уже поздно. Наши летчики дружно атаковали его и подожгли.

В другой раз над одной рокадной дорогой был замечен «Фокке-Вульф-189», производивший разведку. На перехват его вылетел наш истребитель. Так же, как и в первом случае, он набрал в стороне высоту и, прикрываясь облачностью, пошел на сближение с неприятельским разведчиком. Последний не замечал нашего самолета до того момента, когда советский летчик подошел к нему на близкую дистанцию и почти в упор дал по немецкой машине несколько очередей из пулемета. «Фокке-Вульф» был сбит.

Несколькими часами раньше в этом же районе вел разведку другой немецкий самолет. Но ему удалось ускользнуть от наших перехватчиков, так как они слишком рано обнаружили себя.

Одно время немцы одиночными самолетами, действующими под прикрытием облачности, пытались бомбардировать один из наших городов, расположенный недалеко от линии фронта. Туда была выслана воздушная засада, состоявшая из трех истребителей «И -16». Летчики, получив сообщение о пролете немецкого бомбардировщика, немедленно взлетали и, спрятавшись в облаках, ожидали противника в воздухе. Потеряв в первый день боевой работы наших перехватчиков один свой самолет, противник на второй день уже не показывался над городом.

Неоднократно воздушные засады прикрывали выход из боя наших бомбардировщиков и штурмовиков. Был случай, когда «Мессершмитты-109» преследовали двух «ИЛ'ов». Летчики-штурмовики, зная место базирования перехватчиков, вывели немецких истребителей прямо на площадку воздушной засады. На помощь «ИЛ'ам» поднялись перехватчики. «Мессершмитты» бросились обратно, и штурмовики получили возможность следовать своим курсом.

В другой раз летчику воздушной засады пришли на помощь нашему пикирующему бомбардировщику, который отбивался от двух немецких истребителей. В этом бою один «Ме-109» был сбит, а другой обращен в бегство.

Подобных случаев можно привести много. Они свидетельствуют о том, что воздушные засады, если они, повторяем еще раз, организованы правильно и умело, могут оказать активное противодействие немецкой авиации.

Полковник А. Жуков.
Западный фронт.