Китаев

Киреев Александр Иванович

Ильяшенко Анатолий Семенович

Чувин Николай Иванович

Шалаевский Александр Николаевич

Эль-Регистан Габриэль Аркадьевич (автор)

Эль-Регистан 

Самолеты расчистили путь
// Сталинский сокол 21.08.1942

Командование задумало нанести немцам внезапный удар на одном из участков фронта. Выделенной для этого танковой группе предстояло действовать по пересеченной местности в районе, сильно укрепленном противником. Танковая группа должна была к исходу дня выйти на подступы к крупному населенному пункту.

Успех операции решался взаимодействием штурмовиков и танков.

Бой разгорелся глубокой ночью. Его начали наши бомбардировщики, сбросившие тонны бомб на занимаемые немцами опорные пункты. Наша дальнобойная артиллерия подбавила «огоньку». С рассветом в воздухе появились «Пе-2» и «ИЛ'ы». Они громили узлы сопротивления, атаковали артиллерию, штурмовали скопления пехоты противника.

После массированного удара с воздуха опять «заговорила» земля. В течение часа и пятнадцати минут советская артиллерия громила батареи противника. Но этим дело не ограничилось. Перед самой танковой атакой над немцами вновь появились «Пе-2» и «ИЛ'ы». Бомбардировщики ушли непосредственно в глубину обороны, а штурмовики тем временем расчищали дорогу танкам.

В 7 часов утра пошли танки. Они продвигались с севера на юг и юго-запад. В этот момент штурмовики уже были на глубине трех-четырех километров от переднего края, били по противотанковым пушкам, по артиллерии всех калибров, громили вражеские узлы сопротивления. Затем штурмовики перенесли свои действия вперед еще на три-четыре километра, главным образом подавляя огневые средства гитлеровцев.

Противник отчаянно сопротивлялся. Но танки все же достигли промежуточного рубежа в районе населенного пункта, уже обработанного ранее нашей артиллерией и штурмовиками, которые здесь действовали не только при подготовке наступления танков, но и во время их движения, нанося немцам последовательные удары.

Находившийся на командном пункте наземных войск представитель штурмовой авиации оперативно реагировал на каждое изменение обстановки. Он по радио вызвал шестерку штурмовиков, которая подавила минометные батареи, расположившиеся в лесу, северо-восточнее населенного пункта. Одновременно с этим вызванные им же две шестерки «ИЛ'ов» под командованием капитана Киреева атаковали опорные пункты на левом фланге танковой группы, подавили артиллерию, заставив противника замолчать. Танки и пехота сделали еще один рывок вперед.

Наконец, танки достигли железной дорога, находившейся в руках немцев. Враг открыл бешеный артиллерийский огонь из опорных пунктов, представлявших собой, как мы говорили, сильно укрепленный рубеж с большим количеством артиллерии, сосредоточенной в лесу. Наша артиллерия довольно успешно обстреливала этот рубеж. Для совместных с ней действий были вызваны штурмовики, которые и на этот раз показали, на что они способны. Первая группа – две шестерки «ИЛ’ов» под командованием старшего лейтенанта Шалаевского и лейтенанта Ильященко – с пикирования атаковала артбатарею и подавила ее огонь. Она же взорвала оклад боеприпасов, штурмовала еще батарею, разогнала и уничтожила то двух рот пехоты, не считая пехоты в окопах.

Новая группа – две шестерки «ИЛ’ов» под командованием капитана Китаева – сменила штурмовиков, выполнивших свое задание и вернувшихся на аэродром. Эта группа подавили зенитную батарею, атаковала пехоту, артиллерийские и минометные позиции немцев и, закончив свое дело, ушла.

Капитана Китаева сменил гвардии лейтенант Чувин, следовавший во главе четверки «ИЛ'ов». Довершая сделанное, Чувин взорвал склад боеприпасов, успешно атаковал замаскированные в лесу автомашины. Этим была закончена третья стадия действий штурмовиков – удар по опорным пунктам противника. К исходу дня танковая группа, выполнив задание, вышла непосредственно к подступам крупного пункта.

Пребывание командира штурмовиков на командном пункте наземных войск помогло решению боевой задачи. Находившаяся при нем рация обеспечивала быструю передачу приказаний, подсказанных обстановкой. От момента вызова им «ИЛ'ов» до момента вылета проходило несколько минут.

Когда проводилась описанная операция, наши истребители имели задачу патрулировать над районом боевых действий. «Мессершмитты», появляясь в воздухе, втягивали их в бой, но отнюдь не для того, чтобы драться. Уходя спирально, они затягивали на свою сторону наших летчиков, незаметно очищая воздух для своих бомбардировщиков. Последние, не замедлив явиться, принимались бомбить наши боевые порядки. Пока наземные части давали об этом знать авиационному командованию, а последнее вызывало новых истребителей, бомбардировщики успевали уйти, кончив свое дело. Будь на КП представитель истребительной авиации, он мог бы при появлении «Мессеров» немедленно вызывать новую группу истребителей для встречи «Юнкерсов».

Что касается фашистских бомбардировщиков, то замечено, что от одного появления группы этих самолетов до другого проходило от 3 до 4 часов. Это об'ясняется, повидимому, тем, что на нашем участке действует ограниченное число бомбардировщиков. Промежуток в 3–4 часа нужен был группе для того, чтобы, отбомбившись, притти на аэродром, заправиться, вооружиться и лететь снова. Это было раскрыто при втором визите бомбардировщиков. К третьему и четвертому посещению их уже ждали наши истребители. Немцам пришлось бежать.

Танк, как известно, – подвижное и маневренное оружие, которое нуждается в гибком управлении. Эти требования возрастают, когда вместе с танковой группой, в тесном с ней контакте, действует штурмовая авиация. Ее удар в нужный момент, в нужном месте и был обеспечен в результате четкого, оперативного руководства и непосредственного участия в проведении всей операции авиационного командира. «ИЛ'ы», действовавшие и как штурмовики и как ближние бомбардировщики, сыграли роль воздушной артиллерии, расчистившей путь для движения танковой группы и приданной ей пехоты.

Эль-Регистан.