Бурак Корней Трофимович (автор)

Полковник К. Бурак 

Действия авиации на юге
// Сталинский сокол 21.08.1942

Четвертый месяц продолжаются упорные, ожесточенные бои на южных участках советско-германского фронта. Располагая численно превосходящими силами, стянутыми со всех концов Европы, противнику удалось потеснить наши войска, захватить ряд важных промышленных и сельскохозяйственных районов.

Но эти успехи немцы оплатили ценой огромнейших потерь в живой силе и боевой технике. За три последних месяца фашисты потеряли на советско-германском фронте 1250000 солдат и офицеров убитыми и ранеными, 3390 танков, до 4000 орудий и не менее 4000 самолетов.

Таковы цифры, неоспоримо свидетельствующие о том, что с каждым новым днем боевых действий силы фашистской Германии тают и что понесенные гитлеровцами потери «подготавливают почву для грядущего разгрома немецких войск.» (Совинформбюро).

Эти цифры вместе с тем являются ярким подтверждением возросшей силы сопротивления Красной Армии, которая сковывает наступательный порыв противника и успешно отбивает на некоторых участках фронта ожесточенные атаки немецко-фашистских полчищ.

В тесном контакте с наземными войсками действуют наши военно-воздушные силы. Советские летчики беспрерывными налетами с воздуха на скопления немецких войск, на их передовые позиции наносят огромный урон противнику, помогают пехотинцам перемалывать живую силу и технику врага.

Действия ВВС на южном фланге советско-германского фронта характеризуются чрезвычайно широкими масштабами воздушных сражений. С обеих сторон в бой введены большие массы бомбардировщиков и истребителей, которые поддерживают с воздуха операции наземных войск.

Немцы располагают здесь большим количеством боевых самолетов, из которых до 60 процентов составляют бомбардировщики. Парк истребительной авиации представлен в основном самолетами «Ме-109ф». Кроме других общеизвестных типов самолетов, немцы применяют на юте итальянский истребитель «Макки-200». Этот истребитель значительно уступает в своих летно-тактических качествах остальным самолетам противника, и его появление вызвано, надо полагать, недостатком материальной части.

Против нас на южном крыле фронта действует в основном 4-й немецкий воздушный флот под командованием генерал-полковника Лер. Части этого флота в свое время понесли большие потери в самолетах и в летном составе. Поэтому перед началом наступательных операций на юге флот был срочно пополнен за счет других авиасоединений и флотов. Так, ему были приданы 77-я бомбардировочная эскадра, 1-я и 2-я эскадры пикирующих бомбардировщиков и 52-я истребительная эскадра, ранее входившие в состав 1-го воздушного флота. Кроме того, сюда же были переброшены части 8-го авиационного корпуса.

Несколько слов о самом 8-м корпусе. В составе ВВС Германии он находится на особом положении. Этот корпус состоит из самолетов ближнего боя, его назначение – поддерживать действия наземных войск на направлениях главного удара. Состав корпуса и дислокация его частей постоянно меняются в зависимости от поставленной боевой задачи.

Собрав на юге отборные авиационные силы, немецкое военное командование отводило им очень крупную роль в осуществлении своих захватнических планов. По мысли германского генерального штаба, авиация должна была прижать к земле нашу пехоту и тем самым облегчить действия немецких войск. Чтобы обеспечить себе свободу действий в воздухе, немецкая авиация намечала нанести ряд мощных, последовательных ударов по советским аэродромам и таким образом сковать действия ваших военно-воздушных сил.

Таковы были планы, которым, однако, не суждено было осуществиться. Уже с первых дней советские летчики оказали противнику упорное сопротивление в воздухе. Наши военно-воздушные силы оказались в состоянии не только парировать удары немецкой авиации, но и отвечать на удар противника тройным ударом, активно воздействовать с воздуха на вражеские коммуникации, боевые порядки и ближние тылы, всячески затрудняя и расстраивая наступательные действия врага.

В результате активного противодействия советских ВВС противник был вынужден отказаться от своего первоначального замысла и несколько изменил тактику и расстановку сил своей авиации. В первую очередь немцы были вынуждены бросить значительное количество самолетов на прикрытие своих наземных войск, а также на охрану военных и транспортных об'ектов. Особенно усиленно прикрывались с воздуха районы переправ через водные рубежи. Отдельные переправы патрулировались 10–12 истребителями, причем патрулирование велось в несколько ярусов.

Ввиду непрекращающихся налетов советских бомбардировщиков и штурмовиков на вражеские мотомехколонны противник, вынужден был прикрывать последние не только патрулированием, но и подкреплять их группами истребителей по 6–8 машин, на которые возлагалась роль воздушных засад.

В целях сохранения материальной части от ударов нашей авиации действующий самолетный парк врага в прифронтовой полосе рассредоточен по небольшим полевым аэродромам. На каждом таком аэродроме-площадке базируется в среднем до 15 самолетов и только в отдельных случаях более 20.

Заметно изменились и методы ведения воздушной разведки. Противник теперь не рискует ходить днем над нашей территорией на средних высотах. Вражеские самолеты-разведчики часто забираются на высоту до 7000 метров, что, безусловно, снижает эффективность наблюдения и фотографирования. Значительную часть разведывательных полетов немцы перенесли на ночное время.

Все это, разумеется, делается немцами отнюдь не от «хорошей жизни», а только потому, что мы смогли противопоставить им в воздухе достаточно мощные силы. Именно поэтому противник и вынужден все чаще и чаще пускаться на различного рода уловки и хитрости. Приведем такой пример. Однажды в районе расположения советских войск, прикрываемом нашим воздушным патрулем, появилась большая группа вражеских истребителей. Немецкие летчики завязали бой с нашими истребителями, явно стараясь оттянуть их из района прикрытия. В разгар боя с запада на небольшой высоте появились фашистские бомбардировщики, которые надеялись внезапно атаковать наши наземные части. Но немецкие самолеты были своевременно перехвачены второй группой советских истребителей, которые не поддались на провокацию фашистских летчиков и, предоставив возможность первой группе драться с противником, сами продолжали патрулировать в районе сосредоточения нашей пехоты.

Как правило, немцы летают большими группами, доходящими иногда до 40 машин в каждой. Характерно, что соотношение бомбардировщиков к истребителям составляет в этих группах примерно 1:1. Отмечено много случаев, когда фашистские летчики, полностью израсходовав запас бомб, продолжали все же пикировать или заходить на цель с горизонтального полета, т. е. делать ложные атаки с целью морального воздействия на советскую пехоту.

Для действия истребителей противника характерно стремление вести бой в парном строю. Сами пары идут на разомкнутых интервалах и дистанциях, что обеспечивает им свободу маневра.

Нужно сказать, что ничего принципиально нового в тактике вражеской авиации на юге не наблюдается. Немцы в основном применяют те же приемы, что и на других фронтах. Но это обстоятельство ни в какой степени не освобождает наши летные кадры от необходимости изучать тактику противника. Наоборот надо как можно тщательнее и всесторонне присматриваться к тому, как действуют немецкие летчики, подмечать все их сильные и слабые стороны. Только при этом условии мы сможем вовремя разгадать замысел и маневр противника и, стало быть, своевременно сорвать его намерения.

Как мы уже отмечали, воздушные операции на юге носят исключительно широкий и ожесточенный характер. В отдельных боях количество истребителей с обеих сторон достигает 60. Воздушные сражения длятся уже не несколько минут, а иногда доходят до 1–2 часов и более.

Все это намного усложняет работу летчика-истребителя. Вылетая прикрывать в тот или иной район свои наземные войска, он не просто патрулирует над целью, а зачастую во время всего дежурства не выходит из боя, отражая налеты вражеской авиации. Бой не прекращается и тогда, когда одна группа самолетов уходит заправляться на базу горючим. В это время ее сменяет следующая дежурная группа истребителей, продолжающая бой.

Чему учит опыт воздушных сражений на юге?

Исключительное значение имеет умелое вступление в бой и правильный выход из него. Как правило, входить в бой должны не одиночные самолеты, а группа, причем этот момент должен быть стремительным и неожиданным для противника.

Часть самолетов из числа вступающих в бой должна прикрывать выход из сражения своих товарищей. Сам выход должен также производиться не поодиночке, а группой. Опыт показал, что фашисты боятся нападать на организованный строй наших истребителей и, наоборот, одиночный советский самолет, не имеющий достаточного запаса горючего, расстрелявший весь боекомплект, становится легкой добычей немецких летчиков.

Наши летчики провели на юге много массовых воздушных боев, закончившихся разгромом противника. За 18 дней августа на одном Сталинградском направлении, в районах Клетской и Котельникова, уничтожено только в воздушных боях более 120 самолетов противника. Успех этих боев об’ясняется не только мастерством и отвагой нашего летного состава но и умелым управлением боями с земли. Командиры авиационных истребительных частей находясь на командных пунктах общевойсковых начальников в районе происходивших воздушных сражений, сумел во-время вызывать с аэродромов вспомогательные группы истребителей, постепенно наращивать в ходе боя свои силы и создавать численный перевес на своей стороне.

Управление воздушным боем является одним из факторов, непосредственно влияющих на исход сражения. Этот способ нужно использовать во всех наших авиационных частях. Значительно улучшилось дело наведения наших истребителей на цель по радио и сигналами с земли.

На юге очень большую работу проводят наши бомбардировщики и штурмовики, которые в тесном взаимодействии с наземными войсками истребляют вражескую пехоту и наносят большой урон мотомехчастям противника. Так, например, только в августе на Кубани нашей авиацией было уничтожено до 2000 автомашин с войсками и грузом, более 150 танков и бронемашин и истреблено большое число вражеских солдат и офицеров.

Ожесточенные бои на юге продолжаются с нарастающим напряжением. Противник попрежнему упорно рвется вперед. Еще беспощаднее истреблять с воздуха гитлеровских захватчиков, меткими бомбовые залпами громить боевую технику противника, держать под непрерывным огневым воздействием его ближние тылы и аэродромы, – вот что требуется сейчас от летчиков, сражающихся в районе Дона и Кубани. Остановить и затем отбросить врага – таков приказ матери-родины ее верным сынам: пехотинцам, артиллеристам, танкистам, летчикам. Приказ должен быть выполнен, чего бы это ни стоило!

Полковник К. Бурак.