Сироткин Александр Иванович

Тараканчиков Николай Ильич

Зазулинский Исаак Пинхосович (автор)

* * *

Принадлежность:

686 шап

Батальонный комиссар И. Зазулинский 

Уничтожение переправ на Дону
// Сталинский сокол 28.08.1942

Опыт штурмовых действий позволяет сделать некоторые выводы об устройстве немецких переправ, организации обороны их, а также о тактике наших штурмовиков.

Несомненный интерес представляют устройство переправ и их маскировка. Не раз нам приходилось наблюдать переправы, которые с воздуха казались разрушенными. Лишь на берегах были некоторые признаки переправы в этом месте. Одновременно в стороне на удалении 100–200 м. хорошо обозначалась другая переправа со светлым настилом. Что же это означает? Дело в том, что немцы основную понтонную переправу погружают в воду на глубину 25–50 см. Делают они это с помощью якорей, причем якорная цепь состоит из звеньев, позволяющих регулировать ее длину в зависимости от глубины реки. На поверхности воды с обеих сторон остаются небольшие поплавки для ориентировки шоферов. Настил выкрашен под цвет воды, а концы переправы – под цвет берега. Поплавки видны лишь с бреющего полета. Сама переправа просматривается с воздуха только при вертикальном визировании. Вторая переправа сооружается в основном из подручного материала, рассчитана она на небольшую нагрузку и является приманкой для летчиков.

Неся огромные потери от нашей авиации, немцы стягивают к переправам основные средства противовоздушной обороны, а весь прибрежный район предельно насыщают ЗА и МЗА. В один из последних вылетов нами было замечено до сорока огневых точек, расположенных непосредственно у переправы. Пункты сосредоточения и дороги к ним также хорошо прикрыты зенитной артиллерией. Особенно плотный огонь был на восточном берегу, где на небольшой площади накапливалось много техники и живой силы для развития удара.

Кроме усиленных средств ЗА, отдельные переправы прикрываются специальными группами истребителей. Последние чаще всего базируются рядом на полевых площадках и готовы немедленно взлететь по вызову. В воздухе барражирует одно звено, которое, в случае налета наших самолетов, вызывает по радио помощь. Организация подобного прикрытия с воздуха нами наблюдалась неоднократно. Так, в одном районе сержант Сироткин обнаружил полевую площадку и самолеты, взлетавшие по сигналу ракетой.

Как и при нападении на другие цели, немцы у переправ не открывают огонь по самолетам, идущим в стороне или разыскивающим переправу. Делается это с целью маскировки. Но стоит самолетам стать на боевой курс, как их встречает заградительный огонь, а при отходе от цели, вне сферы зенитного огня, штурмовики подвергаются атакам с воздуха.

Таким образом, мы видим, как тщательно немцы организуют переправы. Усиленная зашита с воздуха и земли, устройство ложных и второстепенных переправ, тщательная маскировка основных – все это создает сложную обстановку, в которой приходится действовать нашим самолетам. Если учесть «живучесть» переправ и быстроту их наведения, то станет вполне очевидным, что при борьбе на водных рубежах следует держать постоянно под ударом как переправы так и те места, где их собираются наводить. Все это требует особенно тщательной подготовки вылета на подобную цель, и как мы увидим дальше, организация его и тактика штурмовиков во многом отличаются от обычных.

За последние три дня нам довелось сделать пять вылетов в один и тот же район. Мы имели задачу – разрушить переправу и уничтожить скопление вражеских войск. Один из этих вылетов был наиболее характерен в смысле организации полета и нашей тактики.

Немцам удалось ночью восстановить переправу, которую мы разбили накануне. На рассвете они перебросили на левый берег несколько танков, пехоту и даже зенитные средства. Уцепившись за противоположный берег, эта ударная группа стремилась подготовить плацдарм для основных сил. Нашей семерке «ИЛ'ов» была поставлена задача разбить переправу и помочь пехоте уничтожить немецкую группировку.

Полет протекал следующим образом. Группа «ИЛ'ов» под прикрытием истребителей пересекла линию фронта в 15 км. от переправы. Высота полета была 1100 м., строй – змейкой, попарно, впереди – звено клином. При этом первая пара имела правый пеленг, а вторая – левый. Это позволяло держаться всем самолетам компактно, а перед целью стать в правый пеленг пар за ведущим звеном. Строй правого пеленга подсказывал нам маршрут, при котором выход на цель был с левым разворотом, а компактное построение обеспечивало оборону как самим «ИЛ’ам», так и истребителям.

Перед целью, как мы того и ждали, немцы открыли сильный заградительный огонь. Снаряды рвались впереди на высоте нашего полета. Поэтому пришлось несколько раньше перейти на полег со снижением и уже за 2–3 км. – на крутое планирование под углом 30–35 градусов. При подходе к цели экипажи открыли пулеметно-пушечный огонь, сбросили снаряды и уже с высоты 400 м. серийно сбросили бомбы. Заход на переправу был под углом 45°, что позволило перерыть снарядами и бомбами всю цель – переправу и скопление войск. После бомбометания был продолжен обстрел берегов пушечным и пулеметным огнем. Сбрасывание бомб с пологого пикирования оказалось очень удачным. Этот прием позволил поражать цель бомбами так же, как и другими средствами, с помощью прицела, а не «на-глазок». После атаки самолеты вновь собрались в группу, для чего последняя пара прибавила скорость и стала слева в строй змейки.

Выше было указано, что строй змейки обеспечивал оборону от воздушного противника. Надо добавить, что внутри группы были распределены оборонительные задачи. Последняя пара имела указание подавлять наиболее угрожающие огневые точки ЗА. Этим обязан и был заниматься и левый ведомый первого звена, который, кроме того, оборонял ведущего от немецких истребителей. Такая предусмотрительность оказалась нелишней. После атаки цели мы подверглись нападению «Мессершмиттов». Один из них пытался атакой сверху сбить ведущего. Но ведомый младший лейтенант Тараканчиков не дал немцу этого сделать. Все эти меры и умелое прикрытие истребителями обеспечили нам выполнение задач без потерь.

При наших налетах на переправы тактика истребителей противника также имеет некоторые особенности. Как и всегда, они были разбиты на группы непосредственного прикрытия и ударную. Однако в районе цели обе группы оставались в стороне. При этом одна из них обошла этот район оправа, другая – слева. Таким образом, они не подвергались излишнему риску попасть в зону зенитного огня, а с другой стороны, после нашего ухода от цели были готовы отразить атаку немцев, откуда она ни последовала бы.

Результаты этого вылета были очень значительные. Мы выполнили свою задачу и помогли пехоте уничтожить ударную немецкую группировку, переправившуюся на левый берег Дона. За этот налет мы получили благодарность от Военного совета.

Убедительный результат описанного выше удара свидетельствует, что наша тактика оказалась целесообразной, хотя преем этот, конечно, не единственный.

Батальонный комиссар И. Зазулинский.