Сожин Григорий Борисович (автор)

Батальонный комиссар Г. Сожин 

Кровавые дела «тевтонских рыцарей»
// Сталинский сокол 28.08.1942

Эти документы смотрели летчики в части, командиры в штабе. Они смотрели молча, содрогаясь. Фотоаппарат бомбардировщика запечатлел на пленку остовы сгоревших петергофских дворцов, руины города Пушкина. Дешифровщики представили документы – неопровержимые улики кровавых дел «тевтонских рыцарей».

Знакомый места красивейших уголков России, – что с ними сделали фашисты-варвары! Они уничтожили то, чем гордились все русские люди. Нет знаменитого Самсона, нет чудесных музеев и дворцов Петергоф а.

Пройдут года, человечество будет изучать эту страшную войну, затеянную черными силами фашизма. И эти фотографии, снятые летчиком самолета–разведчика будут обрамлены черным крепом. Они будут висеть в залах музеев, как обличительные, потрясающей силы документы.

Рядом с фотографиями будут висеть показания живых свидетелей. Их становится все больше и больше. Партизаны, красноармейцы и командиры, бежавшие из плена, колхозники, рабочие, служащие, все кто, рискуя жизнью, пробрался из захваченных немцами районов – живые свидетели чудовищных преступлении фашистских выродков.

«Новый порядок» провозглашает бандит двадцатого века родом из Германии. Вот он, этот «новый порядок» в городах и селах Ленинградской области. Слушайте красноармейца Николая Громова: «Около нашего лагеря военнопленных немцы устраивали издевательские расправы над мирным населением. В холодный день они выстраивали женщин, детей и стариков и командовали: «Раздевайтесь!». Когда люди оставались в одних рубашках, немцы, гогочущие от удовольствия, заставляли их приседать, прыгать, скакать и всячески потешать своих палачей. После этого несчастных сгоняли в большую смрадную яму, где держали по нескольку суток без пищи. Многие умирали от истощения».

«Новый порядок» фашистов – это уничтожение всего, что дала советская власть гражданину СССР: свободы, счастливого труда, полнокровной жизни. «Новый порядок» – это обогащение черной немецкой своры на наших землях за счет пота и крови наших людей. В Новгороде, Пскове, Тосно, Оредеже и других городах созданные немцами управления уничтожили колхозы, ввели чересполосицу. Земли колхозные отдали колонистам, а совхозы Волошово, Красные горки – генералам. Фашисты заставляют жителей этих городов вносить непомерные взносы в свою грабительскую казну. Только за два месяца псковичане уплатили более 1.860 тысяч рублей.

Русский человек на русской земле для немца – раб. Управления фашистских каннибалов ввели свои паспорта. В них все внешние признаки владельца – рост, цвет волос и глаз, форма носа. Этот паспорт раба выдается нашим людям.

В Тосновском районе в бывшем монастыре находился дом инвалидов для престарелых и больных женщин. У них гестаповцы из'яли всю пищу. Среди инвалидов начался голод, за ним – смерть. Умерло 60 человек. Через некоторое время изуверы вновь прибыли сюда. Они выволокли из палат тех, кто не в состоянии был двигаться, согнали в поле больных и престарелых женщин от расстреляли их из пулеметов.

Нет конца злодеяниям и ненавести к русскому человеку презренных фашистов. Смерть сеют они в наших городах и селах. Пьяному унтеру, ввалившемуся в избу колхозника Григорьева из артели «Крестьянская правда» Лужского района, не понравился взгляд хозяина, Фашист пристрелил его. Немецкий офицер заметил у пастуха Абрамова в деревне Горки Тосненского района мундштук, сделанный из гильзы немецкого патрона. Офицер приказал немедленно повесить невинного человека. В деревне Подбелье Оредежского района фашисты потребовали от населения выдачи партизан. Они согнали на улицу всех женщин, детей, стариков. Все молчали. Никто не хотел отвечать фашистам. Тогда людоеды вытолкнули из толпы пожилую женщину Марию Николаевну и ее 17-летнего сына Владимира и публично казнили их. То же самое сделали они с женой и дочерью секретаря сельсовета Семенова, которые проживали в деревне Белая, а всю деревню сожгли.

Смерть и рабство – вот что несут «тевтонские рыцари» своим «новым порядком». Тысячи трудоспособных мужчин и женщин из временно оккупированных советских районов фашисты угоняют на каторжные работы в Германию. Детей старше 12 лет, всех стариков, старух и инвалидов оккупанты ежедневно выгоняют на строительство дорог и укреплении.

Вот что пишет лейтенант П. Алексеев: «Моя мать, жена и дети жили в Ленинградской области. Но вот в наше родное село Высокое нагрянули немцы, и долго я не знал, что стало с дорогими мне людьми. Теперь наше село освобождено от фашистских извергов, и я получил письмо от секретаря исполкома сельского совета. «Вы хотите знать, – пишет он, – где ваши родные? Их постигло большое несчастье: жену вашу Марию Алексеевну, дочерей Валю и Тамару, старуху-мать и сестренку фашисты насильно угнали в Германию. Плач и стон стояли над деревнями, когда увозили в рабство наших людей. Село Высокое фашисты сожгли дотла. Мало домов осталось и от нашей деревни Остров. Немецкие звери все у нас забрали, унесли последние пожитки, увели скот. Отомсти за нас фашистам, дорогой наш друг тов. Алексеев».

С болью в сердце прочитал я эту страшную весть и сказал себе – мсти, пока есть силы, пока – видят глаза, пока руки держат винтовку».

Мстит лейтенант Алексеев, мстят немецким бандитам все советские воины, советские люди. Страшная месть ждет фашистских извергов! За бешенство свое и злобу, за убийства и ужасы ответят они сполна. В этом поклялись русские люди.

Батальонный комиссар Г. Сожин.