Жуков Михаил

Здоровцев

Иванов А.

Иванов

Лукьянов

Маркуца Павел

Матвеев

Морозов В.

Нестеров

Перепелов Л.

Прокофьев А.

Саянов В.

Яр-Кравченко А.

Харитонов

Леров Леонид Моисеевич (автор)

Л. Леров 

Песню славы поем мы храбрым
// Сталинский сокол 28.08.1942

Слева им, гордым, свободами, отважным,
Смело раскрывшим гороики главы,
Слава им, видевшим смерть не однажды,
Слава!


Слава им, в грозных высотах летящим,
Знающим путь свой суровый и правый!
Слава им, мстившим, слава им мстящим.
Слава!


Слава им, бьющим врага без пощады
В схватке, не знающей равных, кровавой,
Слава им, вставшим за честь Ленинграда,
Слава!


Так начинается этот альбом, эта поэма о доблести и славе героев воздушных боев за Ленинград.

Перелистываешь многокрасочные страницы, всматриваешься в мастерски выполненные художником А. Яр-Кравченко портреты летчиков, вчитываешься в стихотворные подписи к ним поэтов А. Прокофьева и В. Саянова, и перед тобой, как живые, встают крылатые витязи русской земли. Со страниц только что вышедшего из печати большого художественного альбома «Герои воздушных боев за Ленинград» (ответственный редактор бригадный комиссар А. Иванов) смотрят знакомые и любимые лица 17 летчиков – Героев Советского Союза, которые, не щадя своей жизни, защищали воздушные подступы к городу-исполину, зорко охраняли и охраняют Ленинградское небо.

На рисунке – торчащий из озера хвост фашистского самолета, заклейменный изломанным крестом. Каскады воды взметнулись высоко к небу, туда, где над жертвой своей победно реет грозный советский истребитель. Рядом с рисунком портрет Михаила Жукова – героя этого поединка, разыгравшегося над Псковским озером. В районе Пскова младший лейтенант М. Жуков навязал фашистскому летчику воздушный бой. Не выдержав стремительных атак, немец ушел на бреющем, стараясь скрыться. Но летчик, преследуя врага, загнал его в озеро.

Жуков – один из первых трех летчиков, которым во время отечественной войны было присвоено звание Героя Советского Союза. Два его боевых друга – Харитонов и Здоровцев – воевали вместе на Ленинградском участке фронта. В альбоме помещены и их портреты.

28 июня 1941 года младший лейтенант Петр Харитонов атаковал в районе Острова «Ю-88» и, когда вышли все патроны, винтом своего самолета отрубил «Юнкерсу» хвост. Весть о таране Харитонова молнией облетела всю страну. И народ, благодарный герою, сложил песню о нем:

Где горят по Запсковью стога,
В грозный час боевого полета
Харитонов винтом самолета
Сбил, тараня, машину врага.


Листы альбома восстанавливают в памяти подвиги героев воздушных битв за Ленинград. 8 июля родина рукоплескала первой тройке летчиков – Героев Советского Союза. Прошло 2 недели, и страна узнала о бесстрашии капитана Матвеева, младшего лейтенанта Лукьянова, старшего лейтенанта Иванова, узнала имена новой группы Героев Советского Союза. Потомки легендарного русского летчика Нестерова, и они прославили себя тараном. В самую критическую минуту, когда в распоряжении капитана Матвеева остался лишь самолет, скорость и собственная жизнь, он, не задумываясь, отдал все это во имя победы над врагом.

...На портрете – летчик – в шлеме, слегка сдвинутом на затылок, в кожаном реглане. Но почему он опоясан пулеметной лентой? И почему художник избрал фоном для портрета наземную битву: рвутся снаряды, строчит пулемет и где-то в стороне идет рукопашная схватка. А рядок рисунок. И вновь мы видим этою летчика. Только шлем на голове, напоминает об его военной профессии. Сейчас его стихия – земля, которую он обычно защищает в небе. С винтовкой наперевес врывается он немецкий окоп, и вот уже штык вонзается в брюхо фрица.

Как попали эти картины яростного земного боя в альбом, где каждый рисунок дышит просторами неба? Кто он, летчик, ставший пехотинцем? О славе героя-большевика Павла Маркуцы повествуют эти страницы альбома. О подвиге командира бомбаврдировщика Маркуцы никогда не забудет Ленинград.

Бой был неравен. Он один рванулся
На восьмерых. Темнела полоса
У края неба. Черный дым взметнулся
Озарены пожаром небеса.
Еще удар. И «крестоносец» сбитый,
Огнем об'ятый, падает в лесок.
Еще сильней стреляют «Мессершмитты»
Уже в машине пламя и дымок...
Он падает. Потом встает. И тени
К нему скользнули вдруг из темноты
«Здесь враг кругом... Идем из окруженья.
Да, путь потерян... Выручишь ли ты?
Он вышел сам и вывел их с собою,
Со знаменем походным полковым.
Явился, в часть: «Готов я снова к бою
Приказа жду... Когда опять летим?»


Эта баллада о старшем лейтенанте Маркуце, парторге эскадрильи бомбардировщиков. Это он, вступив в бой с «Мессершмиттами», сбил одного немца. В неравном бою самолет Маркуцы был сбит. В глубоком вражеском тылу, на территории противника посадил летчик свой израненный корабль. И на земле, как и в небе, он остался храбрым воином. В тылу у немцев он встретил большой отряд красноармейцев, пробивавшихся к своим частям. Маркуца встал во главе отряда, сплотил его и с ожесточенными боями вывел из глубокого вражеского тыла … бойцов и вынес два боевых знамени.

Ко Дню авиации летчики Ленинградского фронта получили замечательный подарок. Бригада, выпускавшая альбом (ответственный за выпуск Л. Перепелов), от граверов до печатников, вложила все свое искусство в изготовление этого первого большого, по-настоящему художественного альбома о героях воздушных боев. Оформил альбом с большим вкусом и мастерством художник В. Морозов.

Подвигу каждого из героев в альбоме посвящено три сложенных вместе, графически прекрасно отделанных листа: рисунок, портрет и стих. И как бы эпиграфом к каждому из этих трех листов начертаны горьковские бессмертные слова:

«Безумству храбрых поем мы славу!»

Л. Леров.
Ленинградский фронт.