Лебедкин Федор Александрович

Витрук Андрей Никифорович (автор)

* * *

Принадлежность:

61 шап

Герой Советского Союза полковник А. Витрук 
// Сталинский сокол 06.08.1943

Взаимодействие истребителей и штурмовиков в борьбе с танками

Наше подразделение, действовавшее на одном из участков Белгородского направления, начиная с 5 июля, ежедневно наносило удары исключительно по танкам врага. За это время накоплен значительный опыт, дающий основание для некоторых выводов.

Опыт последних боёв показал, что эффективность ударов авиации по танкам во многом зависит от правильного взаимодействия истребителей и штурмовиков. Особенно велико было значение такого взаимодействия здесь, на Белгородском направлении, где приходилось работать в чрезвычайно трудных условиях. Но было такого вылета штурмовиков, когда они не встретили бы яростных атак истребителей и плотной завесы огня ЗА, танков и противотанковых орудий.

Не создавая специального авиационного прикрытия, прикованного только к танкам, немцы защищали их с воздуха методом свободной «охоты». Усиленные патрули истребителей группами до 20 самолётов барражировали над полем боя. Как только показывались «Ильюшин-2», вражеские истребители немедленно по соответствующему сигналу появлялись в угрожаемом районе. Часто этот сигнал по радио перегнал специальный офицер, находившийся над полем боя на «Фокке-Вульф-189» или «Хеншеле-126».

Отмечено и такое новшество: над передним краем барражировала пара «Ме-109»; заметив приближение «ИЛ'ов», она выпускала цветные ракеты, предупреждая этим об опасности танкистов и в то же время вызывая новые группы истребителей. Ввиду того, что бои развёртывались на узком участке фронта, противник, применяя такой метод, имел возможность экономить силы, высылая на вероятные курсы выхода «ИЛ'ов» всего лишь 2–3 пары истребителей, которые затем по радио быстро вызывали подкрепление в любой пункт.

Для борьбы со штурмовиками и прикрывающими их истребителями немцы высылали, как правило, комбинированные группы, которые состояли на 25 проц. из самолётов типа «ФВ-190» и на 75 проц. – из «Ме-109». Это не случайная комбинация. «ФВ-190», как известно, не обладает особой маневренностью, но располагает большой скоростью и мощным вооружением. Эти качества и использовали немцы для нападения на «Ильюшин-2». Скрытно заняв позицию со стороны солнца, «ФВ» на малой высоте выжидали момент выхода «ИЛ'ов» из атаки, когда рассыпается их строй. Вот тогда-то и появлялся «ФВ». Проскочив на большой скорости, он открывал огонь из пушек, стремясь с первой же атаки поразить штурмовика снизу. В то же время «Мессершмитты», пользуясь своей маневренностью, ввязывались в бой с нашими истребителями на высоте.

Все эти – новые особенности тактики противника, а также воздушной и наземной обстановки мы учитывали при организации взаимодействия штурмовиков и истребителей.

Как известно, танки – цель подвижная, тщательно маскируемая. Вот почему боевой день штурмовой авиации мы начинали с разведки, которая затем продолжалась и велась в течение всего дня в процессе боевых действий.

В первые дни наступления немцев мы действовали по танкам мелкими группами в течение нескольких часов, но вскоре убедились, что это неэффективное распыление сил. Удары по крупным танковым группам должны быть массированными. Одновременный налёт большего числа самолётов выгоден ещё и потому, что при этом легче подавить всю систему ПВО противника. Здесь имеется ряд опробованных методов взаимодействия.

Учитывая, что противник прикрывает танки общим авиационным патрулём над полем боя, действующим по принципу свободной «охоты», можно пользоваться методом предварительного очищения неба от барражирующих истребителей врага ещё до появления штурмовиков над танками. Поскольку «ИЛ'ы» атакуют танки волнами, истребители остаются в районе цели на разных высотах до тех пор, пока штурмовики не закончат работу. Кроме того, вместе со штурмовиками идёт небольшая группа истребителей непосредственного прикрытия. На случай преследования немцами возвращающихся «ИЛ'ов» назначается специальный рубеж отсечения.

Однако этот метод очищения в наших конкретных условиях не дал ожидаемых результатов. Истребители, высылаемые для «охоты», не чувствовали ответственности перед штурмовиками в такой мере, в какой чувствуют лётчики-истребители непосредственного сопровождения. Были случаи, когда истребители «выметали» немцев не там, где концентрировались главные их патрули, в результате чего «Ильюшин-2», появившись над танками, несмотря на предварительное очищение неба, всё же встречали большие группы вражеских истребителей.

Вот почему мы целиком перешли на метод усиленного непосредственного прикрытия. Более того, если в первые дни операции мы, посылая эшелон штурмовиков, к примеру, из пяти групп, идущих на дистанции зрительной связи, давали им одно общее прикрытие, надеясь, что первую группу «ИЛ'ов» будет защищать вторая, вторую – третья и т. д., то впоследствии мы и от этого отказались. Чем это было вызвано? Дело в том, что любая из этих групп, заметив скопление танков или уклоняясь от неожиданно выросшей перед ней завесой зенитного огня, могла отвернуть в сторону и оказаться беззащитной. Поэтому мы решили ввести, кроме общего прикрытия «ИЛ'ов» («шапка» спереди и ещё более усиленная – сзади), непосредственное сопровождение каждой группы.

Пусть это будут одна-две пары, но такая непосредственная защита обязательна.

Исходя из особенностей немецкой защиты танков с воздуха (комбинированные действия «ФВ-190» внизу и «Me-109» наверху), мы разработали свой контрманевр: одна-две пары истребителей, невзирая на огонь ЗА, вместе со штурмовиками спускались до бреющего, чтобы отсечь «ФВ». Некоторые, наиболее опытные лётчики спускались даже ниже «ИЛ'ов», чтобы на фоне неба лучше были видны «Фокке-Вульфы». Это опасный маневр, но его пришлось применить, так как «ФВ» активно атаковали «ИЛ'ов» снизу, особенно при низкой облачности.

Известно, что немецкие истребители, защищая танки от советских штурмовиков, в первую очередь стремятся сковать прикрытие. Заранее предусматривая это, мы выделяли пару «ИЛ'ов», которая шла с превышением над основной группой и, в случае сковывания наших истребителей, брала прикрытие всей группы на себя, ведя активный бой. Естественно, что такую задачу мы поручали лишь отличным штурмовикам.

В связи с чрезвычайно сильной зашитой немецких танков зенитками мы для их подавления выделяли специальные группы «ИЛ'ов». Как правило, это сзади идущие машины, которым удобнее всех наблюдать за огнём ЗА. Если над целью нет вражеской авиации, то «ИЛ'ам» помогают истребители. В отдельных случаях для подавления ЗА целесообразно высылать вперёд пару-четвёрку истребителей.

Советским штурмовикам, действовавшим в эти дни по танкам, довелось выдержать десятки малых и больших воздушных боёв, успех которых во многом зависел от правильного взаимодействия истребителей и штурмовиков, от умения истребителей искусным маневром пар сковать наибольшие силы противника, от компактности строя самих «ИЛ'ов». Отлично показали себя воздушные стрелки, сбившие за две недели до 15 вражеских самолётов. Много новых приёмов борьбы в воздухе выработали лётчики. Вот один из них: если «Фокке-Вульф-190» нападает спереди, то «ИЛ» обстреливает его пушками с небольшими доворотами; если же, нападение производится сзади, то штурмовик уклоняется от трассы огня на 10–15°, а когда немец проскакивает вперёд, открывает огонь из пушек и пулемётов. Именно этим приёмом советский летчик Лебедкин сбил немецкого аса, взятого нами в плен.

Совершенствуя методы взаимодействия истребительной и штурмовой авиации, мы добьёмся того, что наши удары по танкам врага стянут ещё более эффективными, а наши потери – минимальными.

Герой Советского Союза полковник А. Витрук.

Действующая армия.