Газета Сталинский сокол -- 1942, 11 сентябрь


Григорьев

Гудименко

Демешкевич

Пионтковский Юлиан Иванович

Синицын

Федрови

Яковлев Александр

Рыжей Петр Львович (автор)

Тубельский Леонид Давидович (автор)

Братья Тур 

«ЯК» и его творцы
// Сталинский сокол 11.09.1942

Много раз мы видели в полете и в бою эти красивые машины, самая внешность которых является пластическим выражением движения, олицетворением современных скоростей. Сколько раз с нетерпеливо бьющимся сердцем следили мы за скольжением военного счастья в воздушном бою к облегчению вздыхали, когда маленький истребитель неизменно владычествовал в пространстве, взбираюсь высоко над своим противником. А быть над противником – это почти всегда принести на крыльях победу. Сколько раз вечером, после горячего дня, на росяной траве, под плоскостью, друзья-летчики с любовью говорили нам о своем «коне», о маленьком, грозном «ЯК’е», которому они с готовностью доверяют свою жизнь, убежденные в надежности его мотора и губительности его огня.

Вот почему мы с некоторым волнением отворили дверь кабинета, в котором должны были встретиться с создателем этой машины – Александром Яковлевым.

Яковлев принадлежит к категории авиационных мыслителей, сочетающих творческое дерзание с практическим реализмом. Это конструктор, в котором есть немало от политика и, если хотите, тактика, конструктор, провидящий то, что в ближайшее время станет жизненно необходимым. В этой прозорливости и жизнеспособности – секрет творческих успехов Яковлева.

Тактика современного воздушного боя, без сомнения, влияет на лицо боевой машины. Но, с другой стороны, конструктивные особенности новой машины сами в свою очередь определяют новую тактику и вносят поправки в старые тактические принципы ведения войны.

Эту мысль с особым удовлетворением высказывает в беседе с нами Яковлев.

– Немцы рассчитывали на непобедимость своего пресловутого танкового клина, – улыбаясь, говорит Яковлев. – Но вот замечательный советский конструктор Ильюшин создал свою штурмовую машину. Отважные советские летчики на «ИЛ'ах», на этих летучих танках, появились над германскими танковыми колоннами. И в тотальную теорию танковой войны генерала Гудериана советскими конструкторами и летчиками была внесена существенная поправка.

Один из старейших русских летчиков, Юлиан Иванович Пионтковский, испытывал первый экземпляр «ЯК'а». Его работу продолжил и по сегодняшний день с успехом продолжает искусный пилот Федрови, награжденный одновременно с тов. Яковлевым орденом Ленина. Летчик-испытатель – это ближайший сотрудник конструктора. Это как бы его соавтор, подсказывающий порой новые решения, подталкивающий порой творческую мысль. Федрови – прекрасный испытатель. Летчик с инженерным образованием, сочетающий доскональное знание авиационной техники с орлиной отвагой и дерзостью новатора.

И вот – война. Первые же воздушные бои приносят «ЯК'у» заслуженные победы, длинный реестр побед. Но конструктор не почил на лаврах. Он не отставляет в сторону свое творение, как уже пройденный этап. В жажде рискованного эксперимента он не предается конструированию нового типа истребителя. Он понимает, что в суровые дни войны надо прежде всего думать о производственных возможностях. Неверно, негосударственно часто ломать блестяще налаженный, сыгранный, как оркестр, серийный конвейер, вздыбливать технологический поток во имя эксперимента.

И вот тут сказывается черта, которая отличает талант от посредственности. Истребитель «ЯК» оказался перспективной машиной, то-есть такой, из которой можно выжимать все новые и новые возможности. И каждый день напряженного труда коллектива конструкторов, возглавляемого Яковлевым, посвящен открыванию новых черт в «ЯК'е», в этом неисчерпаемом кладезе возможностей.

И летчики на фронтовых аэродромах, получая новые экземпляры любимой машины, всякий раз – иногда на поле боя – открывают в своих «конях» новые и новые качества, порой даже незамеченные с первого взгляда. В последнем экземпляре «ЯК'а» мощь огняци скорость доведены до новых замечательных пределов.

В этом будничном «переписывании» деталей и заключается процесс рождения машины, как его понимает Яковлев. Подобно тому, как человек не может сказать: «я уже все знаю», точно так же и о хорошей машине нельзя сказать: «она уже готова, от нее уже все взято».

– Истинный конструктор, – говорит Яковлев, – должен быть человеком с сильной волей. Личность дряблого характера никогда не может стать подлинным творцом летательных машин. Ведь самолет есть воплощенная материализованная борьба противоречий. Здесь прочность враждует с легкостью, скорость – с тяжестью. Самолет создается из равновесия враждующих начал.

В коллективе конструктора есть люди, ведающие тем и другим. Оружейник – это рыцарь тяжести. Он печется о наибольшем количестве огневых точек, о большем запасе патронов. Инженер, рассчитывающий аэродинамические свойства машины, напротив, – апостол легкости, больше всего заботится о совершенстве форм и о весе. Надо выслушать того и другого, не поддаваясь их соблазнам. Яковлев дает им всем свободу творческой инициативы. Но вместе с тем он властно руководит этим грандиозным оркестром.

Ближайшие помощники Яковлева – молодой инженер Гудименко, конструкторы Синицын и Григорьев, механик Демешкевич – понимают своего шефа с полуслова, с полунамека. Это взаимопонимание – основа полноценного сотрудничества.

В конструировании машин заключен не только дух техники. Для этого необходимо обладать широким кругозором, высокой идейностью. Для этого необходимо быть верным сыном отечества, неподкупным рыцарем родины, тонко чувствующим ее нужды, пекущимся о ее благе и славе ее оружия.

Таким предстает перед очами народа его сын Александр Яковлев. Дни и ночи думает он о чести своей родины, о ее судьбе и жизни, терпеливо совершенствуя созданное им боевое оружие – грозный «ЯК» – и одновременно создавая новые типы машин.

Сейчас Яковлев обогатил наш воздушный парк новым прекрасным образцом – надежным и экономным транспортным самолетом. Это простая в управлении и легкая в производстве машина. При минимальной затрата горючего она обладает значительным радиусом полета, хорошей скоростью, большой грузопод'емностью. Без сомнения, она прочно войдет в обиход наших военных будней и заслужит широкую любовь пилотов и всех армейских людей...

...В просторном и легком сером здании неустанно работает беспокойная и горячая творческая мысль.

В опытных цехах-лабораториях, в ревущих аэродинамических трубах испытываются самолеты.

Но главное испытание, которое проходят грозные машины Яковлева, – на поле боя, в огромной лаборатории смертельной битвы. И когда маленький самолет молниеносно взвивается в небо и, командуя инициативой, зажигает смертельного врага своего, пехотинцы и артиллеристы, рукоплещущие на земле, удостоверяют: «Фашист сбит! Испытание выдержано с честью! Марка «ЯК» не подкачала!» Авиация движется вперед со скоростью, почти не уступающей скорости самих самолетов. Вероятно, когда-нибудь даже молниеподобный «ЯК» будет выглядеть тихоходным дилижансом. Но в грядущем музее отечественной войны на мраморном постаменте будет выставлен экземпляр этой отличной машины, столь много послужившей освобождению нашей отчизны от фашистского чудовища, и на фюзеляже ее будет золотом написано имя ее конструктора.

Братья Тур.