Губин Алексей Федорович

Залюбовский Павел Петрович

Калашников Николай Анфиногенович

Леонов Михаил Семенович

Маслов Николай Павлович

Ольховый Иван Ильич

Горев Александр Михайлович (автор)

* * *

Принадлежность:

289 шап

Подполковник А. Горев 

За штурмовиками пошла пехота
// Сталинский сокол 18.09.1942

В течение нескольких месяцев населенные пакты были заняты немцами. Они построили здесь ДОТ'ы и ДЗОТ'ы, глубоко зарылись в землю, замаскировались и заранее пристреляли все впереди лежащие рубежи.

Нашим стрелковым подразделениям была поставлена задача – выбить немцев из пунктов «З» и «Л», отбросить их на запад, за речку, и оседлать шоссе (см. схему). Выдвинувшись на западную окраину леса и проселочную дорогу, наша пехота залегла. Сильный минометный и артиллерийский огонь противника прижал ее к земле.

Чтобы подавить огневое сопротивление гитлеровцев и дать возможность нашей пехоте продолжить поступление, была выделена группа «ИЛ'ов» под командованием старшего лейтенанта Калашникова.

Метеорологическая обстановка в этот день была неблагоприятна. Сплошная и низкая облачность, плохая горизонтальная видимость и местами мелкий моросящий дождь мешали работе летчиков. Кроме того, старший лейтенант Калашников хотя и имел данные о расположении огневых точек противника, но судя по интенсивности огня немцев, он считал, что огневых средств у противника было больше. Все это усложняло задачу и требовало обдуманного в нешаблонного решения.

Перед вылетом летчики по картам и схемам познакомились с укреплениями противника. Командир предоставил возможность летному составу проявить инициативу во время атаки, т. е. подавлять те огневые точки, которые, по мнению летчиков, наиболее мешают нашей пехоте.

Поскольку в населенном пункте «З» огневых средств противника было сосредоточено больше, чем в другом, командир группы решил выделить туда группу из четырех самолетов в составе летчиков Залюбовского, Губина, Альхового и Леонова. Сам же командир в паре с летчиком Масловым решат атаковать пункт «Л».

Действия штурмовиков должны были прикрывать наши истребители, в задачу которых входила борьба с воздушным противником, если он появится. Помимо того, летчики-штурмовики еще на земле договорились о взаимном прикрытии, о тщательном наблюдении за воздухом, распределив между собой секторы обзора.

Кроме пулеметно-пушечного вооружения, каждый штурмовик имел фугасные и осколочные бомбы.

Командир группы штурмовиков определил для самолетов строй пеленг парами. Сначала «ИЛ'ы» должны были сбросить на огневые точки противника бомбы, затем со второго захода открыть сильный пулеметно-пушечный огонь. От каждого летчика командир потребовал прицельного сбрасывания бомб и стрельбы из пушек и пулеметов.

Чтобы немцы не обнаружили «ИЛ'ов» раньше времени, не успели замаскировать свои огневые точки и вообще не могли организовать противодействие, старший лейтенант Калашников принял решение зайти на цель не с той стороны, откуда их можно было ожидать, а с северной окраины атакуемых пунктов. В дальнейшем это решение полностью себя оправдало.

Штурмовики показались над целью рано утром. При подходе к об'ектам атаки они по вспышкам орудий засекли огневые точки противника. Тут-то дополнительно и выявились новые цели, которые по своему значению требовали немедленного подавления. Так, четыре штурмовика, атаковавшие населенный пункт «З», обнаружили на северо-восточной его окраине в каменном доме ДОТ; на северо-западной окраине пункта «Л» Калашников и Маслов заметили два ДЗОТ'а и ряд других целей.

Немцы не ожидали налета с севера, и это дало возможность штурмовикам обрушить всю силу своего огня на вражеские артпозиции.

Отбомбившись, каждая пара «ИЛ'ов» выскакивала вперед и с левым разворотом снова заходила на цель, полевая разбегавшихся гитлеровцев пулеметно-пушечным огнем. При заходе на вторую атаку штурмовики делали значительно меньший круг с тем, чтобы сократить время и не дать опомниться немцам.

После того, как штурмовики израсходовали все боеприпасы, старший лейтенант Калашников подал сигнал сбора, и летчики стали пристраиваться к своему командиру.

Но в самый последний момент Маслов допустил ошибку, которая едва не привела к печальным результатам. Дело было так: В то время, как Калашников после атаки стал разворачиваться, летчик Маслов нырнул под него и продолжал стрелять, хотя ему и было приказано уходить от цели вместе с командирам. Такая «отсебятина» могла привести к столкновению ведущего с ведомым, если бы командир, уверенный, что Маслов держится в строю, начал делать маневр. Только предусмотрительность командира спасла от плохих последствий.

Подобное нарушение летной дисциплины – явление абсолютно недопустимое. Об этом всегда должны помнить все летчики.

Успех налета штурмовиков на огневые точки врага оказался очень удачным. После того как противник был отсюда выбит, командование части побывало на месте работы «ИЛ'ов» и убедилось в эффективности их удара. Прямым попаданием фугасной бомбы на северо-западной окраине пункта «Л» были разбиты два ДЗОТ'а. В одном из них полностью уничтожено артиллерийское орудие со всем его расчетом. На западной стороне этого пункта, разрушен мост через речку. По соседству с ним уничтожено еще одно орудие и несколько автомашин. В населенном пункте «З» выведены из строя артбатарея противника и два миномета. В этом же пункте на северо-восточной окраине прямым попаданием авиабомбы уничтожен ДОТ.

Но самым, конечно, важным результатом является то, что благодаря активной помощи штурмовиков исход боя был решен в нашу пользу. Через два часа после атаки «ИЛ'ов» пехота заняла оба наведенных пункта и стала развивать успех дальше, оседлав к исходу дня шоссе.

Всем участникам этого налета командование наземных войск и авиации об'явило благодарность.

Подполковник А. Горев.
Западный фронт.