Бондаренко Михаил Захарович

Логвиненко Серафим Григорьевич

Малинкин Виктор Александрович

Паршин Георгий Михайлович

Петров Владимир Алексеевич

Селиверстов Александр Кузьмич

Шадура Николай Иванович

Шитиков Сергей Никитович

Чубаров Юрий Александрович (автор)

* * *

Принадлежность:

198 и 765 шап

Капитан Ю. Чубаров 

Маневренная самооборона «ИЛ'ов»
// Сталинский сокол 25.09.1942

За последнее время в ряде частей летчики начали применять способ обороны «ИЛ'ов», основанный на использовании огня и маневра самолета. Принцип такой обороны следующий. В полете экипажи, маневрируя разворотами по горизонтали, просматривают воздух сзади самолетов товарищей и в случае появления вражеских истребителей идут на них в лобовую атаку.

На этом новом методе оборонительного боя штурмовиков следует остановиться и детально разобрать его.

В частях на сегодня существуют два мнения о наилучшей тактической единице для штурмовиков. Одни стоят за два самолета, другие – за тройку.

Рассматривая строи с точки зрения маневренной обороны, нам кажется, что для штурмовиков наиболее подходящими боевыми порядками будут звено из трех самолетов, четверка из двух пар, шестерка из двух звеньев или трех пар и т. д. Конечно, надо сразу оговориться, что шаблона тут быть не может. Ведь на выбор строя влияют еще и другие факторы.

Практика показывает, что не исключено действие парами. С пары мы и начнем разбор организации и проведения маневренной обороны. На современных самолетах, а на «ИЛ-2» особенно, летчик не может, сидя в кабине, одним поворотом головы просмотреть заднюю полусферу. Этому мешают бронеспинка и гаргрот или кок. Такое неудобство заставляет держать при полете в строю очень маленькую дистанцию и большой, до 100 м., интервал. При этом ведущий и ведомый могут наблюдать за воздухом сзади друг друга. Однако для полного обзора даже и такого строя самолетов недостаточно. Выход найден в маневрировании ведомого. В полете он переходит из одного пеленга в другой и в процессе разворотов охватывает наблюдением всю сферу.

Когда на такую пару набрасываются «Мессершмитты», а атакуют последние наших штурмовиков обычно только сзади, то начинает маневрировать и ведущий. Его маневр такой же, как и ведомого. Оба одновременно разворачиваются внутрь строя, курсы их пересекаются и самолеты меняются местами. При этом маневре, – в частях его зовут «ножницами», – надо следить, чтобы не оторваться далеко друг от друга, а при перестроениях не столкнуться. Практика показывает, что такая оборона пары наиболее эффективна. С этой точки зрения представляет интерес случай, произошедший у Героя Советского Союза старшего лейтенанта Бондаренко. Его самолет был подбит ЗА настолько сильно, что маневрировать было нельзя. Ведомый лейтенант Шитиков, все время переходя с одной стороны на другую, с успехом отбил многочисленные попытки «Ме-109ф» прорваться к Бондаренко.

В звене полет выполняется несколько по-иному. Тут обычно маневрируют только ведомые. Одновременно начиная делать развороты, они в течение всего полета, меняются местами. Эти перестроения выполняются с превышением над ведущим на 50–70 м. Летчики следят и за тем, чтобы не удаляться от командира по фронту более чем на 150 м. и сохранять минимальную дистанцию. Такая дистанция, кроме возможности хорошо наблюдать за хвостом соседа, нужна и для того, чтобы во время перестроений, проходя больший путь, чем ведущий, все же не отставать от него.

«Мессершмитты» стараются в первую очередь бить в звене ведомых. Для этого они стремятся при атаках не проскакивать вперед строя «ИЛ'ов», уменьшая скорость применением скольжения при пикировании. В хвост пристраиваются, выпуская зачастую шасси и даже щитки.

Немцы, за редким исключением, нападают на «ИЛ'ов» в момент отхода их от цели. Они знают, что штурмовики, атакуя наземного противника, основное внимание в этот момент уделяют земле и меньше смотрят друга за другом и воздухом. Затем, в поисках точек прицеливания, самолеты несколько рассредоточиваются и нарушают строй, чему, кроме того, способствует и огонь с земли. Значит, летчикам звена, да и любого строя, особенно внимательными надо быть именно в этот момент.

Штурмуя как-то звеном войска противника, ведущий, отваливая от цели, увидел устремившуюся на них четверку «Ме-109ф». До противника было, около 2 км. Командир немедленно дал команду: «Приступить к маневру». Своевременно принятыми мерами немцы не были допущены близко к строю и, видя безуспешность своих атак, отстали. Штурмовики благополучно вернулись на свой аэродром.

Правда, не всегда враг встречает штурмовиков только в районе цели. Бывает, что набрасывается при следовании по маршруту и даже на нашей территории. Однажды таким образом звено штурмовиков повстречалось с «Ме-110». Но так как ведомые старший сержант Петров и лейтенант Селиверстов все время выполняли маневр, то немец, держась от тройки на почтительном расстоянии, проводил звено до цели и обратно до линии фронта, а атаковать так и не рискнул. Из этих фактов вывод может быть один. Оборонительный маневр надо выполнять не только при появлении противника, а в течение всего полета. Также не следует от него отказываться даже и при хорошем прикрытии своими истребителями.

Организация маневренной обороны при полете четверкой или пятеркой принципиально ничем не отличается от обороны звена. Боевым порядком таких групп чаще всего будет неравный клин всех самолетов или пары в пеленге. Так же, как в звене, замыкающие ведомые маневрируют весь полет. Если же строй атакуется сильной группой вражеских истребителей, тогда и остальные ведомые начинают вести маневренную оборону.

Надо всегда помнить, что, как бы ни было хорошо организовано наблюдение за воздухом, не исключены случаи внезапных атак. Чаще всего враг атакует не маневрирующих ведомых, а летящих спокойно. Как только летчик заметит, что по нему открыт огонь, он должен немедленно или сманеврировать или на полном газу выскочить вперед. Одновременно полезно самому дать очередь. Такая трасса сразу привлечет внимание товарищей. Командир, перед которым выскочит ведомый, конечно, всегда сможет отсечь увязавшегося истребителя. Неплохо, когда прозевавший атаку штурмовик энергично скользнет с креном до 20°. Этим противник будет лишен возможности вести прицельный огонь.

Последние бои на Западном фронте выявили, что «Мессершмитты» атакуют «ИЛ'ов» не только сверху сзади, а, разделяясь на две группы, нападают одновременно и снизу. Для парирования этого рекомендуется установить такой порядок, при котором специально выделенные ведомые не ведут пулеметно-пушечного обстрела целей, а сразу после бомбометания начитают маневрировать, прикрывая этим действия остальных.

Боевой порядок шестерки для боя можно строить и клином пар и пеленгом двух звеньев, причем в звеньях самолеты летят клином. В первом случае самолеты маневрируют внутри пар, не охватывая всего строя. Во втором ведомым самолетам задней тройки приходится поочередно выходить из строя звена на противоположную сторону пеленга. Если этого не делать, то другой фланг будет беззащитен.

Боевой порядок групп больше шестерки целесообразно выбирать с расчетом, что маневрировать в бою «ИЛ'ы» будут только внутри каждой тройки. Недавно на Калининском фронте произошел очень поучительный бой. На нем следует детально остановиться. «ИЛ'ов» было семь. Шли они все клином. Оборона строилась в группе следующим образом. Центральное звено обороняло себя самостоятельно, правая и левая ведомые пары – также. При отходе от цели на семерку со стороны солнца набросилось 15 «Ме-109ф», причем противник распределил между собой все «ИЛ'ы». Атака для штурмовиков оказалась внезапной, противника увидели они уже в момент открытия последним стрельбы. Ведущий капитан Логвиненко первым делом сбавил скорость до 250 километров в час, что дало ведомым возможность выйти почти во фронт. В это время левого ведомого в звене командира младшего лейтенанта Паршина обстреливали два «Мессера». Командир, увидев это, сразу пошел на выручку к Паршину и прицельными очередями отогнал немцев. Одновременно правый ведомый в звене лейтенант Шадура заметил, как к хвосту командира, спешившего на выручку к Паршину, подкрадывается «Ме-109ф». Довернув свой самолет, лейтенант хорошей очередью загнал фрица в землю. Однако и Шадура не остался без внимания противника. Он также был атакован врагом. К нему на помощь бросился Паршин, а затем и командир. С дистанции всего 20–30 метров был зажжен и этот немец. После такой встречи остальные «Мессеры» моментально ретировались.

К сказанному выше надо еще добавить, что так же оборонялись и пары. Правда, все же один «ИЛ-2» был подбит и сел на своей территории. Остальные самолеты немедленно после боя четко пристроились к ведущему и благополучно вернулись домой.

Приведенный выше бой был по условиям, конечно, очень тяжелым для «ИЛ'ов», и, не проведи командир группы капитан Логвиненко тщательной подготовки к этому полету и, в частности, к отражению возможных атак врага, результат его мог быть далеко не в пользу штурмовиков. Летчики в этом бою твердо придерживались золотых правил маневренной обороны. Каждый шел на выручку товарищу, никто не отрывался от группы и не было бесплодных попыток уйти из боя на максимальной скорости.

В заключение надо напомнить всем командирам известное каждому правило, что успех в бою сам не приходит. Его надо организовать. Маневренная оборона «ИЛ'ов» также должна быть тщательно подготовлена. Систематическими занятиями нужно добиться от летного состава ясного представления о динамике такой системы боя, привить летчикам веру в хорошую обороноспособность группы «ИЛ'ов». Далее, необходимо сохранять летный состав в парах и звеньях постоянным, что обеспечит слетанность и сработанность.

Грамотно маневрировать в бою на «ИЛ'е» может каждый летчик. Надо только любыми путями отрабатывать и повышать технику пилотирования. Командир эскадрильи Малинкин поочередно выделяет летчиков для выполнения маневра в течение всего полета. Этим он преследует цель не только отражать вражеские атаки, но и тренировать своих летчиков в лучшем выполнении эволюции.

«ИЛ-2», как учит опыт, – не беззащитная машина. На ней можно не только обороняться, но даже и бить истребителей врага. Разобранный нами метод маневренной обороны штурмовиков наглядно подтверждает это.

Капитан Ю. Чубаров.