Андрианов Илья Филиппович

Дунаев Николай Пантелеевич

Корниенко Иван Михеевич

Луганский Сергей Данилович

Меркушев Василий Афанасьевич

Мотиенко

Сечин Григорий Митрофанович

Алексеев В. (автор)

* * *

Принадлежность:

270 иап

Генерал-майор авиации В. Алексеев 
// Сталинский сокол 3.09.1943

Черты советского аса

Аса можно сравнить с искусным шахматистом. Воздушный бой – море комбинаций, положений, неожиданностей. Надо уметь ориентироваться в сложней воздушной и наземной обстановке, быстро охватить поле сражения и выбрать наиболее выгодный маневр, чтобы довести бой до его логического конца – уничтожения противника. Побеждает тот, кто опережает врага, кто действует отважно, дерзко, первым применяет нужный маневр и овладевает инициативой.

Советский ас капитан Луганский за один месяц боёв на Харьковском плацдарме сразил 14 немецких самолётов. Его действия могут пояснить нам сказанное выше о приёмах подлинного мастера воздушного боя. Луганский смел до предела. В бою он находит истинное упоение, высшую страсть. Он ищет врага настойчиво и спешит подойти к нему поскорее да поближе, так, чтобы увидеть, как говорят, даже заклёпки вражеского самолёта.

Моральные качества Луганского сочетаются с глубоким пониманием им тактических повадок неприятеля. Лётчик знает, что немцы избегают лобовых атак, правых разворотов, чаще всего применяют левые фигуры, уклоняются от боя на виражах и т. д. Поэтому Сергей Луганский навязывает противнику такие положения, при которых дают себя знать слабости немецкого «Мессершмитта», конструктивные недостатки самолёта «Фокке-Вульф-190», несколько зависающего на вертикалях. Тактически грамотный воздушный воин, Луганский предвидит ближайшие маневры противника, смелым и правильным приёмом расстраивает его замыслы и наносит ему сокрушительный удар. Если, к примеру, немецкий самолёт взмыл вверх, он не повторяет его приёма, а уходит в другую сторону и встречает врага на вираже, атакуя в лоб. Таким методом в недавних боях Луганский сбил несколько вражеских самолётов.

Мы остановились на тактике этого лётчика, ибо его действия типичны для аса и потому поучительны. Главное в природе советского аса – его высокие моральные качества, всесторонняя авиационная культура, смелость и дерзость. «В воздушном бою, – говорит ас Луганский, – нужно быть дерзким, не страшиться риска, а смело итти на него, если он подсказал интересами боя».

Воздушный бой – сочетание огня и маневра. Он требует, чтобы истребитель добился полного автоматизма в пользования вооружением и тончайшего искусства в управлении самолётом. Эти качества первоначально воспитывает серьёзная школа, а затем их закрепляет и совершенствует поле битвы.

Одноместный самолёт беззащитен при отступлении. Истребитель – оружие атаки. Его вооружение установлено для стрельбы вперёд. Стало быть, наступательная инициатива – основа тактики истребителя. В боях на Харьковском плацдарме это положение ярко проиллюстрировала боевая практика подразделения майора Меркушева. За месяц боёв семерка лётчиков этого подразделения – Луганский, Дунаев, Корниенко, Андрианов, Мотиенко, Сечин и сам Меркушев – сбила свыше 100 немецких самолётов, прикрывая штурмовиков и бомбардировщиков.

Что обусловило эти победы? Высокое моральное состояние, выдержка, пилотажное мастерство и умение владеть оружием. Лётчики до автоматизма усвоили основные законы стрельбы, применяли стремительные и точные маневры, были осмотрительны в воздухе, шли на оправданный риск.

Ас руководствуется правилом: «Хочешь быть хозяином воздуха, не жмись к земле, а борись за высоту. Кто тянет вниз, тот будет сбит». Наш пилот понял преимущества высоты и быстро добивается её. В бою он стремится всегда быть выше немца, занять выгодную позицию для решающей атаки.

Хорошего воздушного воина отличают постоянные внимательность, настороженность, осмотрительность. Это помогает ему первым заметить врага и первым нанести удар Майор Меркушев образно поучает своих лётчиков: «Вглядывайся в небо так, чтобы даже муха не осталась незамеченной. Это, однако, не значит, что следует быть прикованным к любому чёрному пятнышку».

Осмотрительность сочетается у аса с азартом, горячностью, страстью в бою, без которых немыслима решительная атака. После уничтожающего удара по неприятелю, когда самолёт врага повержен, истинный лётчик не складывает оружия, его упоение боем не гаснет, а, наоборот, разгорается. Луганский говорит об этом чувстве так: «Да, я горяч в воздухе. Когда сбиваешь немецкий самолёт, азарт растёт, ищешь глазами нового противника, и кажется, сама машина идёт на врага».

Попытаемся разобраться в психологии этих ощущений, в природе этого чувства, в той движущей силе, которая направляет поступки советского аса.

Умом и сердцем нашего истребителя владеет одно стремление: разбить врага во что бы то ни стало. Воздушный бой для него – нужная государству работа, необходимый ратный труд. Этот труд, исполненный опасности, освящён пламенной любовью к родине, составляющей живительный источник сил русского человека. Родина для советского лётчика – это его мать, давшая ему жизнь и выкормившая его; это школа, которая его воспитала; это девушка, которую он полюбил: это его мирный, созидательный труд и песня; это его свободолюбивая юность...

Сильное чувство патриота сливается в душе советского сокола со жгучей, неукротимой ненавистью к врагу, которая, однако, не ослепляет разума, а наполняет каждый поступок взрывчатой силой, ожесточает в бою. Любовь к родине, жажда подвига во имя отчизны и неугасимая ненависть к врагу рождают в лётчике тог азарт, тот приток сил во время атаки, которые требуют уничтожения всех встретившихся истребителю самолётов противника.

Жизнь учит, что ас должен гармонически воплотить в себе такие на первый взгляд противоречивые, а по существу естественные и весьма важные для истребителя свойства: трезвый расчёт и риск, азарт и осмотрительность, храбрость и педантичность.

Ас рождается в бою. Все его высокие воинские и лётные качества есть результат длительного и напряжённого обучения. Воспитание, выращивание асов – дело большой государственной важности, и оно должно стать предметом повседневных забот наших командиров и политработников всех степеней.

Чтобы стать aсом, мало овладеть техникой пилотирования. К этому требуется воспитание воли и настойчивости. Нужны упорный, кропотливый труд, непрестанное совершенствование своих моральных и боевых качеств. Подлинному асу чужды зазнайство и самоуспокоенность. Бывает так, что у молодого лётчика, несколько раз удачно слетавшего на боевые задания, вдруг появляется необоснованная самонадеянность. Что ему до опыта товарищей? Он, видите ли, уже «стопроцентный ас». Такой лётчик легкомысленно забывает золотое правило: «Неустанно учись, извлекай уроки из каждого воздушного боя». Можно наверняка сказать, что если подобная гордыня присуща молодому лётчику, – из него аса не выйдет. В лётном деле чванство и самонадеянность – причина многих поражений и катастроф.

Совершенствование неотделимо от глубокого изучения тактики врага. Лётчики-истребители подразделения майора Меркушева совершенно справедливо об'ясняют свои успехи ещё и тем, что кропотливо изучали, осмысливали методы борьбы, уловки фашистских лётчиков на разных этапах боёв под Харьковом. А немцы здесь старались быстро обновлять свою тактику. Но вражеские происки своевременно разгадывались, и фашисты несли урон, а наши истребители оставались победителями. Например, в первый период боёв немцы наваливались кучей, а потом стали высылать маленькие группы в два яруса. Тогда наши истребители от стремительных атак по центру компактной группы перешли к ударам с высоты, быстро, расчленяя боевые порядки врага на несколько пар и настигая немцев в минуты, когда их внимание ослабевало.

Знание тактики врага, неустанное изучение новых приёмов противника помогли лётчикам подразделения Меркушева успешно решать задачу прикрытия штурмовиков и выходить победителями из каждой встречи с неприятелем.

Штурмовики по достоинству ценят мастерство взаимодействующих с ними истребителей. За время напряжённых боёв, находясь под надёжным прикрытием, штурмовики ни разу не срывали выполнения боевой задачи, не опаздывали с ударами. На этой почве родилась искренняя и трогательная дружба, представителей двух родов авиации. Штурмовики уже хорошо знают лётную «походку» своих товарищей, и когда те появляются на большом кругу, сразу называют их имена. «Истребители несут нас в бой на своих крыльях», – говорят лётчики-штурмовики. Это высокая оценка для советских асов.

Работа аса трудна, требует огромного напряжения душевных и физических сил. После утомительного боя необходимы такая разрядка и переключение энергии, такой отдых, которые вызвали бы приток свежих сил взамен утраченных. Поэтому следует одобрить стремление использовать любой свободный час, любую передышку, чтобы на реке, на привольной лужайке или в клубе газетой, книгой, хорошим докладом, задушевной беседой или весёлой песней украсить досуг истребителя, обновить его силы.

В этой статье мы не претендуем на исчерпывающую характеристику облика советского аса. Мы постарались указать только на основные его черты и напомнить о важнейшей государственной задаче воспитания новых кадров мастеров воздушного боя. Советские асы, сталинские питомцы, – это авангард истребителей, драгоценный актив войны. Беречь, выращивать и умножать этот актив – одна из важных и благородных задач.

Генерал-майор авиации В. Алексеев.