Нестеров Петр Николаевич

Бобров Николай Николаевич (автор)

Н. Бобров 
// Сталинский сокол 10.09.1943

Живая петля

Тридцать лет назад в истории мировой авиации произошло знаменательное событие: 9 сентября 1913 года молодой русский лётчик капитан Петр Николаевич Нестеров над Киевским аэродромом, первый в мире, на самолёте «Ньюпор» совершил «мёртвую петлю».

Ещё в школе Петр Николаевич утверждал, что необходимо делать на самолёте виражи с креном. «Хороший лётчик сумеет сделать на аэроплане и «мёртвую петлю», – говорил он, вспоминая поразившую его в цирке «мёртвую петлю» на велосипеде. Товарищи не верили. Однажды они даже поместили в рукописном школьном журнале загадку-эпиграмму:

Кто он?

Ненавидящий банальность,
Полупризнанный герой,
Бьёт он на оригинальность
Своей «мёртвою петлёй».

На дружескую шутку Нестеров ответил экспромтом:

Коль написано: «петля»,
То, конечно, это я.
Но ручаюсь вам, друзья,
На «петлю» осмелюсь я.

Не мир я жажду удивить,
Не для забавы иль задора,
А вас мне нужпо убедить,
Что в воздухе везде опора.

Одного хочу лишь я.
Свою петлю осуществляя,
Чтобы «мёртвая петля»
Была бы в воздухе живая!

«Мёртвая петля» стада мечтой Нестерова. Он неделями чертил, рисовал, вычислял, составлял таблицы; делал на аэроплане повороты в 85 градусов, скользил на одном крыле или хвосте, готовясь к описанию полного круга в вертикальной плоскости. Петр Николаевич понимал, что уменье лётчика владеть высшим пилотажем решает исход воздушного боя; каждый лётчик должен быть уверен в возможности управлять аэропланом при всяких его положениях в воздухе. Не так думало большинство тогдашних авиаторов. Вопрос об управлении аэропланом при вертикальных положениях, носом кверху, оставался открытым. Многие даже сомневались, можно ли его решить.

Нестеров, продолжая вычислять и летать, упорно шёл к осуществлению своей заветной мечты.

И вот, наконец, 27 августа (ст. ст.) 1913 года Петр Николаевич над Сырецким аэродромом в Киеве, не делая официальной заявки, а только предупредив нескольких лётчиков и механиков, совершил «мёртвую петлю».

Об этом сам Нестеров вспоминал так: «Не скрою, что перед полётом я очень сильно волновался. Поднявшись на 1.000 метров, я остановил мотор и бросился носом вниз, почти по вертикали. На высоте 600 метров стал забирать ручку на себя... В течение тех секунд, когда описывалась «петля», я был всё время занят исключительно управлением и стремлением сохранить необходимую высоту. Когда я очутился вниз головой, центробежная сила была настолько велика, что меня прижало к сиденью. Находившиеся в моих карманах часы, анероид не выпали. Я забыл закрыть ящики с инструментами, но, несмотря на это, все инструменты так и остались на своих местах... Всё это доказывает, что аэроплан сделал обыкновенный поворот, только в вертикальной плоскости... С этим поворотом воздух побеждён человеком».

Ещё в полёте Нестеров подумал, что его «петлю» никто не заметил. Он решил её повторить. Но, увидев у ангара толпу, понял, что его полёт наблюдали. Когда Петр Николаевич вылез из кабины, толпа подхватила его на руки. Раздалось громовое «ура».

О «головоломном», «безумном» полёте, о «чортовой» петле, об «акробатике» Нестерова заговорили газеты, журналы.

Приехавший в Москву французский авиатор Ногу на своей лекции в Политехническом музее сказал, указывая на Нестерова:

– Вот он – отец «мертвой петли»!

Но вместе со славой русскому герою пришлось пережить и огорчение. Начальство запретило Нестерову повторять «акробатические» полёты и далее угрожало наказать его месячным арестом за самовольный опыт. Эта угроза относилась к человеку, который ценил строгую красоту в полёте, который любил говорить: «Жить только практически – скучно, нужна красота, в ней жизнь и в ней сила. Да будет процветать красота и в авиации!».

Первая серьёзная оценка опытов Нестерова была дана спустя пять месяцев киевским Обществом воздухоплавания. «Мёртвая петля» Нестерова расценивалась как подвиг человека, целью которого было желание увеличить боевую готовность русского воздушного флота.

Тридцатилетие «мёртвой петли» совпадает о радостными для нашей родины днями, когда Красная Армия гонит немецких захватчиков на запад. Сталинские соколы, усовершенствовав нестеровские приёмы пилотажа и являя миру беспримерные образцы отваги и мастерства, громят врага в воздухе и на земле. Благодарные потомки основоположника высшего пилотажа снято берегут его память, умножая боевыми подвигами в гигантской битве с немцами славу русского оружия.

Н. Бобров.