Елдышев Анатолий Петрович

Матюшин Максим Антонович

Салкин Николай Васильевич

Бурак Корней Трофимович (автор)

* * *

Принадлежность:

237 и 955 шап

Полковник К. Бурак 
// Сталинский сокол 29.09.1943

Действия на водных рубежах

Как на западе в 1939–40 гг., так и сейчас немцы применяют испытанный ими тип мостовых парков, так называемый тип «В». Этим парком переправочных средств оснащены не только специальные мостовые колонны, но и корпусные, армейские батальоны. Парк типа «В» даёт возможность противнику наводить мост под грузы в 4, 8 и 16 тонн. Широко используют немцы французские и чехословацкие парки переправочных средств. На вооружении сапёрных батальонов появились лёгкие мосты длиною в 45 метров и грузопод'емностью в 18 тонн, а для транспорта на гусеничном ходу – до 30 тонн. Известно, что немцы для переправ применяют и тяжёлый мост на судах, наибольшая длина которого – 272 м., а ширина – 5 м. У противника широко развита механизация восстановительных работ. Понятно, что срыв движения немцев через переправы на водных рубежах – дело сложное.

Однако в последние месяцы наши лётчики с большим успехом нанесли ряд массированных ударов по вражеским переправам. Несмотря на все ухищрения немецких восстановительных команд, переброска войск противника на этих водных рубежах была затруднена, и они понесли большие потери.

В течение лета 1943 г. нашим летчикам пришлось дважды активно действовать по вражеским переправам. В первый раз – в июле, когда немцы предприняли наступление на Белгородском направлении и в связи с этим форсировали Северный Донец, и во второй раз – теперь, когда противник, отступая, переправлял свои войска с левобережья Днепра на правый берег. В обоих случаях штурмовики показали, что самолёт «ИЛ-2» является грозным оружием в борьбе с переправами противника и что действия его исключительно эффективны.

Как были организованы эти удары, в частности по переправам на Днепре, на участке Днепропетровск–Запорожье? Нами была предпринята так называемая разведка на себя. Прежде всего нужно было найти наведенные немцами временные переправы через Днепр. Задача эта оказалась нелёгкой, если учесть все маскировочные ухищрения немцев. В частности, противник широко использовал дымовые завесы. Самые переправы были погружены в воду. Если в момент появления разведчика над рекой нет переброски войск, то обнаружить переправу очень трудно. Мы выслали на разведку истребителей, вооружённых фотоаппаратом. Разведчики появлялись над Днепром несколько раз в течение дня. С помощью аэрофотоснимков нам всё же удалось установить места, где немцы соорудили переправы.

Опыт борьбы с переброской немецких войск через Северный Донец и Днепр показал, что противник прилагает большие усилия для защиты переправ. Он прикрывает их большим количеством ЗА. На Северном Донце, например, одну переправу прикрывали 6 батарей ЗА среднего калибра и большое количество МЗА. Кроме того, над переправами было организовано непрерывное патрулирование истребителей. Немцы в районе днепровских переправ держали мощную группу истребителей. В частности, в одном из районов базировалось более 100 истребителей, которые должны были прикрывать переправы. Немцы организовали непрерывное патрулирование на средних высотах, учитывая, что по переправам будут бить штурмовики.

Всё это и предопределило организацию действий «Ильюшин-2». Их удары по переправам пришлось сочетать со штурмовыми налётами на вражеские аэродромы, ибо успех действий штурмовиков зависел от того, сумеем ли мы завоевать господство в воздухе. Штурмовики, уничтожившие в эти дни до 30 самолётов противника на аэродромах, значительно облегчили работу групп «ИЛ'ов», действовавших непосредственно по переправам. Однако мы не могли надеяться на то, что ударами по аэродромам полностью парализуем противодействие вражеских истребителей над рекой. И действительно, противник всё время, правда небольшими группами, в 6–8 самолётов, но всё же прикрывал свои переправы.

Не было, кажется, вылета штурмовиков, который не сопровождался бы воздушным боем. В эти дни наши лётчики, сделав по 70 самолёто-вылетов на переправы, провели десятки воздушных боёв, в которых противник потерял до 15 самолётов. Столь активное противодействие немцев в воздухе нами было заранее предусмотрено. Мы уже имели опыт таких ожесточённых воздушных боёв при налётах на переправы через Северный Донец. Поэтому, посылая «ИЛ'ы» группами в 8–12 самолётов, мы обеспечивали им надежное прикрытие «Ла-5». Среди истребителей имелась группа подавления средств ПВО противника. Другая группа имела специальную задачу – отсекать истребители противника, преследующие наших штурмовиков.

Впервые при ударах по переправам мы пошли на такой смелый шаг, как увеличение бомбовой нагрузки «ИЛ'а». Дело в том, что штурмовики действовали не только по временным переправам, но и по постоянным железобетонным мостам. В своём боевом порядке «ИЛ'ы» имели специальную ударную группу, шедшую с бомбами более крупного калибра, и группу подавления зенитных средств противника, вооружённую бомбами более мелкого калибра. Такое распределение сил себя вполне оправдало. Ударной группе «ИЛ'ов» были созданы все условия для того, чтобы точно поразить цель бомбами более крупного калибра. Именно эти ударные группы и разрушили один из больших железнодорожных мостов, но которому противник перебрасывал на правобережье Днепра свои главные силы. Такой же ударной группе «ИЛ'ов» в составе восьмёрки (ведущий Салкин) удалось взорвать главную из переправ, наведённых немцами на Днепре, в одном из районов.

Учитывая, что в течение нескольких часов переправа может быть восстановлена, мы организовали работу штурмовиков таким образом, что они появлялись над одними и темп же переправами через каждые 3–4 часа.

При действиях по переправам большое значение имеют правильный заход на цель и точное прицеливание. Вот, например, что рассказывает один из лучших наших мастеров штурмовых ударов по точечным и узким целям полковник Матюшин о том, как он разбомбил переправу на Северном Донце:

– Я вёл шестёрку «ИЛ'ов» под прикрытием 6 «Ла-5». На переправу я зашёл с запада, углубившись на 10 километров на территорию противника. Линию фронта наша группа пересекла на высоте 2.350 м. Это было необходимо, чтобы иметь запас высоты для противозенитного маневра. К цели мы подходили в строю левого пеленга нар. При подходе к цели я подал по радио команду перестроиться в кильватер пар и пикировать на цель. Переправу прикрывало много батарей ЗА и МЗA, но у нас благодаря большой высоте была возможность маневра, и мы не замедлили воспользоваться этим. При выходе из атаки на нас напали 6 «Ме-109», но прикрывавшие «Ла-5» быстро отсекли «Мессершмитты», сбив один самолёт.

Полковник Матюшин, организуя удары по днепровским переправам, хорошо использовал свой личный опыт штурмовки немецких переправ на Северном Донце. Его опыт учит тому, что целесообразнее всего заходить на переправу под углом 10–15 градусов с тем, чтобы лучше просмотреть мост. Ввод в пикирование и прицеливание надо вести по всей длине моста. При этом точку прицеливания следует выбирать ближайшую к самолёту. Бомбы сбрасываются серийно с интервалом 0,25 сек.

Под ударами таких замечательных штурмовиков, как Салкин, Елдышев, Матюшин и другие, много немцев, их машин, орудий, миномётов оказалось на дне Днепра.

Впереди большое поле деятельности для штурмовиков–«охотников» за вражескими переправами. Враг, отступая, принимает все меры, чтобы вывести свою технику и живую силу из-под удара советских войск. Наши летчики сделают всё, от них зависящее, чтобы воды советских рек стали могилой для тысяч немецких солдат и офицеров.

Полковник К. Бурак.

Днепропетровское направление.