Горький Михаил Федорович

Давиденко Степан Павлович

Лабин Ефим Федорович

Симак Алексей Мартьянович (автор)

* * *

Принадлежность:

24 и 34 бап

Подполковник А. Симак 
// Сталинский сокол 29.09.1943

Контроль бомбометания

Есть два способа контроля бомбометания, которыми мы пользуемся. Первый – фотографирование цели в момент сбрасывания бомб, и второй – полёт в составе группы специального контролера, визуально наблюдающего за действиями бомбардировщиков. Таким образом работа штурманов звеньев и экипажей одновременно контролируется фотоаппаратом и вышестоящим штурманом.

Чтобы получить хороший снимок с горизонтального полёта, фотоаппарат устанавливается на 15 градусов назад, при пикировании – на 30 градусов назад. Такая установка даёт возможность при фотографировании охватить все разрывы бомб. Включение аппарата производится в момент сбрасывания, а выключение – через 20–30 секунд, в зависимости от высоты бомбометания. Когда бомбы сброшены и аппарат включён, самолёт идет по прямой без разворотов. При фотографировании разрывов лётчик увеличивает или уменьшает скорость на 60–100 километров и маневрирует по высоте в пределах 100 метров.

При соблюдении описанных приёмов фотографирования снимок, как правило, получается доброкачественным и даёт полное представление о работе штурмана.

Современное поле боя усеяно воронками. Чтобы не принять старые воронки от бомб за свои, свежие, мы обычно практикуем минимальный интервал между снимками, фотографируя цель до её поражения и в момент разрывов бомб.

Для лучшего определения результатов бомбометания монтирование снимков на фотопланшет производится «в ёлочку» с обязательным учётом снимков стопроцентного перекрытия. Ни в коем случае не рекомендуется наклеивать снимок один на другой резаным или рваным способом. Небрежный, наскоро склеенный фотопланшет никогда правильно не покажет действительных результатов бомбометания.

По фотоснимку не только можно узнать, где упали бомбы, но и проследить правильность серийного бомбометания ведомыми экипажами с учётом рефлекса запаздывания. На каждом разборе полётов фотоснимок у нас является основным и единственным документом, позволяющим оценивать работу штурмана и лётчика.

Недавно экипаж капитана Лабина (штурман Давиденко) в составе девятки бомбил с высоты 2.000 метров танки противника. Лабин шёл ведущим, поэтому на ответственности его штурмана были все расчёты за группу. Привезенные фотоснимки показали отличный результат бомбометания. Отчётливо были видны прямые попадания в девять немецких танков. По танку на самолёт!

Однако фотоснимок в состоянии зафиксировать только то, что произошло с об'ектом, а нас не менее интересует, как действовал в полёте ведущий группы, откуда он совершал заходы, в чём. выразилась его инициатива, как вели себя ведомые. Вот почему за последнее время мы стали посылать на боевые задания специальных контролеров, которые наблюдают за действиями экипажей, начиная с момента взлёта.

Недавно я летел контролирующим в группе капитана Горького. Внешне всё было правильно. Экипажи нашли цель, выдержали режим полёта, с высоты 1.800 метров по сигналу ведущих сбросили бомбы и компактно, плотным строем пришли домой. Фотоаппарат зафиксировал попадание в два танка и в колонну автомашин. Десять машин горели и до пятнадцати, по всей видимости, были повреждены.

Несмотря на это, во время разбора полётов я вынужден был высказать недовольство действиями Горького. Почему? Ошибка ведущего заключалась в том, что он «зацепился» за указанный район и не проявил никакой инициативы. А стоило чуть довернуть вправо, где в овраге стояло до 60 танков и автомашин, плотно прижатых друг к другу, и эффект бомбометания был бы гораздо выше. Кроме того, один ведомый из этой же группы увидел впереди автомашину, не выдержал и сбросил на неё бомбы. Когда же группа пришла на свою основную цель, ему нечем было бомбить.

Характерной ошибкой большинства молодых экипажей является то, что они не выдерживают режима полёта, когда цель прикрыта сильным зенитным огнем. В итоге бомбы падают в стороне от цели или с перелётом. Некоторые экипажи сбрасывают бомбы с одновременным открытием люка, и они, естественно, не долетают до цели.

Все эти ошибки замечают наши контролирующие штурманы и на разборе полётов указывают на них.

Имеются у нас и другие строгие и беспристрастные контролёры. Речь идёт о сопровождающих группу истребителях. Они видят действия каждого бомбардировщика и быстро улавливают ошибки. Обычно при возвращении с маршрута я подсаживаюсь на аэродром истребителей и тут же, что называется по свежим следам, выяснят их мнение. Таким образом после каждого полёта у меня составляется полная и довольно точная картина работы всех групп.

Подполковник А. Симак.

Действующая армия.