Фуфурин Александр Васильевич

Баулин Николай Петрович

Чернышев

Минин

Богданов Николай Владимирович (автор)

* * *

Принадлежность:

402 иап

Ник. Богданов 

Воентехник Фуфурин
// Сталинский сокол 3.10.1941

Герои Отечественной войны

Единственная старая лошадь, на которой отец возил камни на постройки московских домов и этим зарабатывал на пропитание, была предметом забот всех ребятишек семьи Фуфуриных. Не каждый рысак видел столько ухода, сколько эта кляча. Особенно любил и оберегал ее Саша. Он чистил ее, заплетал гриву и нередко оставлял для нее от своего скудного обеда кусок хлеба с солью.

Аккуратность, хозяйственность и домовитость – эти черты, приобретенные в детстве, остались у Александра Васильевича Фуфурина на всю жизнь. Вот так же, как в детстве заботы о лошади, так сейчас уход за самолетом доставляет ему огромное удовольствие, поглощает все его интересы.

Всегда он находит какое-нибудь дело, что-то прилаживает, чистит, поправляет. И так занят этой работой, что разговаривает с самолетом, как с живым существом.

Однажды, подойдя к нему незаметно, капитан Баулин с улыбкой слушал, как Фуфурин, подтягивая трос, убирающий костыль, ворчал:

– Вытянулся, чорт, ослаб... Недосмотри за тобой, вот и полетят рули поворота!

Если посмотреть на Фуфурина со стороны, покажется, что это самый неопытный и нерасторопный воентехник. Самолеты прилетели одновременно; остальные воентехники уже закончили осмотр и отошли от машин, а он все возится, как будто видит самолет в первый раз. Так он и учит своего моториста Чернышева:

– Когда самолет пришел с боевого вылета, ты его осматривай как незнакомый... В бою даже человек меняется, не то что машина. А в самолете нет мелочей, в самолете все части самые главные. Вот видишь, замки держателей. Выпускали самолет, – они были чистые, а сейчас в них грязь. Давай промоем, смажем. А то механизм откажет, и шасси может при посадке не выйти...

У Фуфурина, как он говорит, «главный интерес жизни» – уход за боевым самолетом. Никогда не допустит опытный воентехник, чтобы мотор работал на одном и том же масле больше десяти часов, хотя инструкция разрешает до двенадцати. Но стоит ли допускать до предела? Лучше два часа потратить на заправку новым маслом, чем оставить старое и снизить эффективность работы мотора.

Фуфурин – горячий патриот родной авиации. Работая на заводах, он присутствовал при рождении новых типов машин, помогал вводить их в строй. В одной из предыдущих боевых кампаний Александр Васильевич сопровождал на фронт партию новых истребителей и наблюдал их прекрасное действие в воздухе. Противник не ожидал появления новых самолетов и в первом же воздушном бою понес большие потери. Фуфурин ликовал, наблюдая воздушный бой с земли.

Его постоянное внимание к мелочам спасло тогда жизнь одному из Героев Советского Союза. Перед самым взлетом воентехник обнаружил малозаметную неисправность. Не устрани он ее, мотор отказал бы на взлете.

Сейчас наступила осень. Пора уже готовиться к зиме. Как заботливый хозяин возится Фуфурин, создавая самолету теплое укрытие. Он и бревна подбирает потолще и земли просит привалить побольше, чтобы потеплей было и не залетел какой-нибудь шальной осколок от фашистской бомбы.

– Александр Васильевич, когда ты отдыхаешь? – спросит его капитан Баулин.

– Техник отдыхает, когда летчик летает, – отшутится Фуфурин со своей добродушной улыбкой.

По годам он моложе капитана Баулина, а все зовут его «наш старик». И действительно, он хлопочет вокруг гнезда самолета с придирчивой заботливостью.

Недавно после сильного дождя Фуфурин вскрыл корзину водорадиатора и увидел следы ржавчины. Целую ночь он чистил, промывал керосином, снова чистил и успокоился только тогда, когда смазанные маслом детали заблестели словно только что с завода.

Менее заботливый сосед не подумал об этом, и одну из машин пришлось поставить на двухдневный ремонт. Капитан Баулин знает, что такого казуса с его самолетом не случится. Он настолько уверен в маните, что взлетает иной раз, особенно по тревоге, без достаточного прогрева мотора. И тогда можно наблюдать такую картину. Самолет Баулина дрожит и рвется улететь, а Фуфурин держит его за хвост и кричит:

– Товарищ капитан, прогрейте мотор, а то меня на хвосте утащите!

Баулин хоть и не слышит за ревом мотора, но оглянется, улыбнется и задержит взлет. Дружба требует.

Вот улетит капитан в бой, и тут бы, кажется, пора воентехнику отдохнуть. Но Фуфурин не может оторвать взгляда от неба. Как он может заснуть, когда его летчик подвергается опасности?

Однажды Баулин вылетел для встречи с противником, показавшимся вблизи аэродрома. Пока взлетал, фашист пошел наутек. Капитан потерял его из виду. В какую сторону ушел, куда погнаться? Невольно летчик взглянул вниз и увидел на аэродроме стрелу из березовых поленьев, указывающую на юго-юго-запад. Это Фуфурин и оружейник Минин успели выложить направляющий знак. Баулин рванулся в погоню, настиг и сбил фашиста. Воентехник радовался этой победе больше всех.

Он ревностно следит за успехами своего летчика. Аккуратно вырезает все статьи и заметки о нем в местной и центральной печати и прячет в свой солидный бумажник.

Он гордится тем, что капитан Баулин сбил восемь фашистских самолетов. Гордится и Баулин своим воентехником. Сто три безаварийных вылета обеспечил Фуфурин боевому самолету, сто восемь часов отработал мотор, за которым он наблюдает, и может работать еще

И когда наблюдаешь работу Александра Васильевича Фуфурина, когда видишь, как отдается ей этот подлинный энтузиаст своего дела, понимаешь, почему грудь его украшена орденом «Знак Почета» и медалью «За отвагу».

Ник. Богданов.