Груздев Константин Афанасьевич

Богданов Николай Владимирович (автор)

* * *

Принадлежность:

402 иап

Ник. Богданов 

Майор Груздев
// Сталинский сокол 8.10.1941

Эта часть создана патриотический порывом советских людей. Узнав о предательской нападении гитлеровских орд на любимую родину, сотни летчиков, работавших на заводах и в гражданской авиации, об’явили себя добровольцами.

Среди этих патриотов был Константин Афанасьевич Груздев.

Костя Груздев, – кому из старых истребителей незнакомо это имя? С ним связана юность нашей истребительной авиации. Костя Груздев – олицетворение задора, лихости, безудержной русской смелости.

В первых же боях испытанные летчики тряхнули стариной. Часть прибыла на участок фронта в тяжелый момент. Ей пришлось отражать удар знаменитого воздушного корпуса «Рихтгофен». Фашистские молодчики, имея подавляющее численное превосходство, бросились в воздушные бои. И жестоко поплатились.

В течение одного месяца боев часть Груздева сбила 57 фашистских самолетов и, по самым точным подсчетам, уничтожила 180 фашистских летчиков, а потеряла всего трех героев. Шестьдесят фашистских жизней за одного груздевца – таков итог.

Сам майор Груздев сбил двенадцать фашистских самолетов.

Недавно был такой случай. В часть прислали молодежь. Надо было воспитать необстрелянных летчиков в традициях части.

Один из молодых встревожил зоркого и чуткого майора. По излишним вопросам, торопливым движениям командир понял: нервничает товарищ. Чем больше присматривался, тем больше волновался Груздев:

– Уж не трус ли?

Высоко держит часть знамя воинской славы, – как же тут не взволноваться командиру.

Однако внешних признаков еще мало, чтобы определить сущность человека. Некоторые люди очень волнуются перед боем, но, вступив в него, показывают чудеса храбрости.

«Ладно, – думал Груздев, присматриваясь к летчику, – ты не нравишься мне на земле, посмотрим, каков ты в небе».

Но проверить летчика в воздухе как-то все не удавалось. Несколько полетов с его участием прошли вхолостую, врагов не повстречали. А несколько раз, когда были жаркие схватки, он по каким-либо причинам не взлетал.

Груздев несколько раз вызывал на разговор мастеров воздушных боев. В присутствии молодого летчика они рассказывали о своих боевых буднях.

Летчик слушал рассказы о взаимной выручке, о презрении к смерти, о военной хитрости и мастерстве, и щеки его горели. Конечно, ему хотелось быть героем. Он проникался традициями бесстрашной, беспощадной к врагам груздевской части.

Однажды дежурная группа по тревоге поднялась на врага. Тройка самолетов, сделав крутой разворот, умчалась на запад. А четвертый отстал и вернулся на аэродром. Это был самолет, которым управлял необстрелянный летчик.

Когда он вылезал из кабины, к нему прежде всех подбежал сам Груздев. Увидев командира, летчик смутился:

– Что случилось?

– Мотор зашалил... В кабине запахло бензином... Вот я и решил вернуться.

«Неужели дрейфит? – думал Груздев, – неужели парень на поводу у собственного скелета?»

Закипело сердце у старого истребителя

– Отлично, – сказал Груздев с ледяным спокойствием, – дайте мне ваш шлем, ваш парашют, я проверю, как готовит материальную часть наш технический состав.

Летчик остался на земле, а майор поднялся в небо. Самолет отлично слушался рукоятки. Мотор работал нормально. Запах бензина действительно был. Вероятно, немного плеснули при заправке. Груздев летел обозленный, кровь кипела при одной мысли, что ему придется произнести презренное слово «трус»...

Глаз его увидел три крылатых силуэта. Уверенный, что догнал своих, командир повернул машину и стал пристраиваться к звену. Но, взглянув еще раз, различил на самолетах паучью свастику. Майор не успел опомниться, как враги уже развернулись и втроем бросились на него в атаку.

Ругая себя за неосмотрительность, непростительную даже начинающему летчику, Груздев пошел в облака. Фашисты за ним. Недоставало еще, чтобы его сбили! Майором овладела холодная ярость:

– Ну, постойте...

Он форсировал мотор, делая вид, что хочет удрать. Пробил тонкую облачность. Ведущий «Мсссершмитт» выскочил за ним, опередив ведомых, торопясь «пожать лавры» в одиночку. Фашист вообразил, что перед ним неопытный летчик, раз принял тройку за своих. Груздев поддержал его заблуждение, проделав несколько неловких движений.

Совершенно обрадованный фашист бросился за майором напропалую. Уведя его подальше от ведомых, Груздев неожиданно развернулся на сто восемьдесят градусов. Таких эволюций фашист не ожидал от истребителя этого типа. Он не знал, что перед ним – сам испытатель этих машин...

Груздев не дал фашисту долго удивляться. Несколькими ударами он расправился с ним и помчался искать своих.

Найти звено майору так и не удалось. Опечаленный, он возвращался на аэродром. Присматриваясь к земле, заметил кудрявые шапки разрывов. Кто-то бомбил нашу территорию. Груздев огляделся – фашистский бомбардировщик летел почти рядом с ним, прижавшись к кромке облаков. Это был «Юнкерс-88». Его команда, увлеченная работой, не замечала истребителя.

Груздев осторожно подошел почти вплотную и всадил в моторы бомбардировщика весь остаток крупнокалиберных пуль.

«Юнкерс» сразу повалился вниз. Команда выбросилась на парашютах. Майор проводил ее почти до земли и, убедившись, что парашютисты спускаются прямо на штыки наших бойцов, полетел на свой аэродром.

В пылу этих схваток он рассеял свою злость и совсем забыл о хозяине самолета. Товарищи, давно вернувшиеся домой, окружили самолет, радостно встречая командира. Молодой летчик стоял бледнее полотна.

Груздев вылез из кабины радостный и возбужденный.

– Двоих сбил, – широко улыбнулся он, – одного «Мессершмитта» обманул, как мальчишку, да одного «Юнкерса».

И тут взгляд командира встретился со взглядом молодого летчика. Груздев увидел два больших темных глаза, смотревших на него с волнением.

Груздев на минуту запнулся. Оглядел испытанных бойцов, еще раз посмотрел на молодого и сказал, как будто ничего не произошло:

– Бензином здорово пахло... Да и от мотора я не в восторге, надо его проверить.

И больше ничего не сказал. Но все увидели, как молодой летчик покраснел до слез. И до сих пор никто не знает, что в этот день Груздев «поставил на место» одну голодую душу. С того памятного дня летчик стал летать и драться с исключительной храбростью. Несколько раз он атаковал фашистов с таких задором, что у товарищей дух захватывало. Одного он сбил лобовым ударом. За другим гонялся до последних капель бензина, пока не уничтожил.

По-настоящему полюбил молодой летчик прекрасное упоение боя, риск и радость победы.

И больше всех на свете, как и другие летчики части, полюбил он своего боевого командира майора Груздева.

Ник. Богданов.
Действующая армия.