Громов Михаил Михайлович

Генерал-майор авиации М. Громов 

Наращивание сил в бою
// Сталинский сокол 09.10.1942

В нынешней войне, где приведены в движение огромные массы войск всех родов оружия, перед истребительной авиацией поставлена серьезная задача: завоевать господство в воздухе. Это означает, что истребители не только должны обеспечить боевую работу вашей авиации, но и не допускать немецкую авиацию к полю боя, не давать ей нападать на наши тылы.

Война приняла весьма широкий размах, и вопросы организации в истребительной авиации приобрели исключительную роль. Известно, что нельзя везде быть сильным. В каждой операции стороны выбирают направление для главного удара и где-то на одном, ограниченном участке концентрируют максимум своих усилий. Значит, истребительная авиация призвана завоевать превосходство в воздухе прежде всего в направлении главного удара.

Для завоевания господства в воздухе одного лишь качественного и количественного превосходства истребительной авиации мало. Требуется отличная, доведенная до совершенства организация работы, которая зиждется на хорошо налаженной связи. Поднять в нужный момент, в нужном месте нужное количество истребителей, умело вводить в бой новые силы, наращивая их, чтобы быть хозяином воздуха, невозможно без хорошей организации и связи.

Ошибку допустил бы тот авиационный командир, который в ожидании, скажем, налета сотни бомбардировщиков непрерывно держал в воздухе десятки истребителей, транжиря горючее, расходуя зря моторесурсы и силы людей. Поднимать большое количество истребителей, массировать удары следует лишь тогда, когда этого требует создавшаяся обстановка. Не могут же пушки, ожидая врага, непрерывно стрелять, растрачивая снаряды.

Каковы основные требования к организации истребительной авиации при разрешении задач завоевания господства в воздухе?

Истребители подсаживаются на аэродромы, отстоящие от линии фронта на 10–15 км. Это обеспечивает почти немедленное появление их над полем боя. Часть истребителей непосредственно взаимодействует с другими родами авиации – штурмовиками и бомбардировщиками, обеспечивает их сопровождение, охраняет аэродромы, служит задаче наращивания сил над полем боя, где играет ту же роль, что и вторые эшелоны в наземных войсках. Эта часть истребителей должна базироваться в сорока-шестидесяти километрах от линии фронта.

Порядок на ближайших к фронту аэродромах подскока таков. Дежурные пилоты сидят в кабинах, ожидая сигнала к вылету. Радист, принявший сигнал, дает приказание рядом стоящему дежурному, который мгновенно реагирует на вызов КП или службы ВНОС цветной ракетой. Этим способом дежурным истребителям указывается сектор, в котором они должны работать. Все, что нужно им досказать о высоте полета неприятельских самолетов, их типе, количестве и др., сообщается в воздух по радио, без которого немыслимы ни хорошее управление, ни связь.

Воздушные посты ВНОС необходимо иметь на поле боя, в особенности на направлении главного удара, так же как и на подступах к важным промышленным об'ектам. Эти посты лучше и раньше, чем кто-либо, вызовут истребителей туда, куда потребует обстановка. Для этой цели следует поднять пару или две пары истребителей на дежурство. Они полезны и в обороне и при наступлении. Как бы близко ни стояла к линии фронта радиостанция вызова, истребители, дежурящие на глубине до 40 километров и больше над неприятельской территорией, дадут сигнал о появлении бомбардировщиков противника раньше, чем она.

Возьмем, например, атаку. В этот момент очень важно не допускать вражеских бомбардировщиков на поле боя. Хотя потери от налетов немецкой авиации на передний край обычно ничтожны, но бомбардировка все же заставляет бойцов искать укрытия. Пехота может залечь, и тогда огонь артиллерии пройдет впустую, танки подвергнутся опасности быть отсеченными, наступательный порыв наземных войск ослабеет.

Всех этих неприятностей можно избежать, если хорошо налажена служба воздушного наблюдения. Воздушные посты ВНОС немедленно предупреждают по радио аэродромы подскока о приближении бомбардировщиков и вызывают истребителей для отражения налета.

Авиационные командиры и летчики знают, что видеть врага, находясь в воздухе, значительно труднее, нежели с земли. Сплошь и рядом командир истребителей в пылу боя не может правильно оценить силы противника и обстановку. Чтобы облегчить управление боем, в пяти-восьми километрах от линии фронта устанавливается специальная радиостанция. На рацию нужно посылать очень опытного командира, который сможет помочь истребителям, указывая, кому грозит опасность, подскажет, где находятся вражеские бомбардировщики, даст высоту, курс. Этот ВПУ авиации, будучи связан через свою радиостанцию с самолетами, находящимися в воздухе, с постами воздушного наблюдения, с аэродромами истребителей и, наконец, прямым проводом с наземными войсками, имеет все возможности четко и организованно управлять боем и наращивать силы в воздухе в нужный момент.

Вызов истребителей на помощь находящимся в воздухе является началом наращивания сил в бою. От умения командира правильно организовать этот процесс зависит успех воздушного боя и операции. В вопросах наращивания трудно дать какие-либо готовые рецепты. Обстановка в воздухе иногда меняется каждый час, и всякий раз авиационный командир обязан выиграть воздушное сражение теми силами, которые ему на сегодня выделил командующий. Лишь в случаях крайней необходимости он может рассчитывать получить помощь из резерва.

Если готовится налет нашей авиации, следует сначала выпустить в воздух небольшую группу истребителей (пару, четверку). Захватывая небольшую ширину, они быстро разведают поле боя и должны немедленно передать на землю результат своих наблюдений. Если воздух чист, вызванные по радио штурмовики и бомбардировщики могут пройти и без прикрытия, рассчитывая на находящихся над полем боя истребителей-разведчиков. Но вот появилась истребительная авиация противника, и возникает необходимость срочного наращивания сил. Этот момент должен быть правильно оценен командиром на ВПУ.

Обычно на третий-четвертый день операции обе стороны вводят в действие много истребителей. В такие дни, прежде чем выпустить штурмовую и бомбардировочную авиацию, обязательно надо выслать в район боев несколько групп истребителей. В этих усложнившихся обстоятельствах бомбардировщики и штурмовики приходят на поле боя не иначе, как в сопровождении истребителей прикрытия. Истребители, явившиеся сюда раньше, должны очистить воздух от врага, чтобы не было помех и срыва работы нашей авиации. Они сковывают врага, а истребители, прикрывающие бомбардировщиков и штурмовиков, выполняют свою задачу до конца операции.

Сковывающая группа, как правило, должна забираться выше немецких истребителей, искать их, нападать, драться так, как умеют драться русские летчики. Находясь выше врага, можно скорее его догнать, поразить или отбить атаку. Первая группа истребителей ходит на высоте бомбардировщиков и штурмовиков, вторая – выше, третья – еще выше. Группы истребителей взаимодействуют между собой, стараясь исключить всякую возможность атаки противником наших бомбардировщиков и штурмовиков, оперирующих в свою очередь в тесном взаимодействии с истребителями.

Немцы не терпят над собой нашу истребительную авиацию. К тому же они отлично знают, как трудно драться с бомбардировщиками, появившимися на высоте 1800–2000 метров, когда над ними расположилось три яруса советских истребителей на высотах 2000–2500–3500– 4000 метров.

Бой начинает обычно верхняя группа. Как правило, экипажи бомбардировщиков и летчики-штурмовики во время боя молчат, подавая голос лишь в случае, когда нужна помощь. В бою разговаривают только истребители, причем чаще всего можно услышать по радио голос командира верхней группы истребителей, которая, как мы говорили, в большинстве случаев принимает первый удар. Очень важно, чтобы в звуки азартного воздушном боя в нужный момент вмешался спокойный голос командира авиации с ВПУ, хладнокровно взвесившего и оценившего обстановку в воздухе. Такое вмешательство всегда приносит пользу.

Расскажем об одной из воздушных операций. Наша авиация работала под прикрытием истребителей. Немцы для противодействия бомбардировочному и штурмовому удару вызвали все наличные истребительные силы. Естественно, что и нам пришлось поднять в воздух почти всех истребителей, исчерпав резервы. Немецкие истребители были скованы. Хорошо поработав и не понеся никаких потерь, наши бомбардировщики и штурмовики ушли в сопровождении истребителей. Они почти скрылись из глаз. Немцы, думая, что налет уже окончен и наши силы исчерпаны, выслали своих бомбардировщиков для ответного удара. Они были очень плохо прикрыты, так как немецкие истребители тоже исчерпали свои ресурсы. Тут-то и сыграло свою замечательную роль радиоуправление с ВПУ. Приказом командира истребители сопровождения были немедленно возвращены обратно и, обрушившись на бомбардировщиков, сорвали удар.

Однако одного умения вводить в бой новые группы еще недостаточно для одержания победы. Нужно также уметь выводить из боя группы, которые израсходовали горючее. Командир истребителей, зная, что горючее близится к концу, а борьба еще не закончена, вызывает с аэродрома группу помощи. Явившись к месту, эта группа бросается в бой, давая тем самым возможность товарищам, у которых горючее приходит к концу, выйти из сражения. При этом выходящие должны стараться затянуть истребителей врага на свою территорию. Это наиболее выгодный способ выхода из боя, так как противник расходует остатки своих ресурсов и к тому же попадает в зону действия нашего зенитного огня.

Особое место занимает организация работы на главном КП авиации. От него на поля воздушных сражений тянутся нити центрального управления. Командир ВПУ помогает управлению авиацией непосредственно на поле боя, корректирует ее действия сообразно обстановке. Но в распоряжении главного КП имеется еще достаточное количество сил для выполнения важнейшей задачи – разгрома противника на основе данных разведки. В связи с этим огромна значение имеет разведка вражеских сил, которую надо вести непрерывно. Своевременное разгадывание замыслов противника, знание его намерений и возможностей играют очень большую роль в проведении операций, основанных на принципе наращивания сил.

В заключение нельзя обойти вопроса о связи. Недооценивать связь в авиации – значит совершать наиболее грубую, преступную ошибку. Можно ли представить себе цепи «немых» пехотинцев, которые, двигаясь, не передают друг другу приказов командира? Допустимо ли лишить артиллерию возможности разговаривать с пехотой или танки с пехотой? Конечно, нет. Также нельзя себе представить и воздушного сражения, когда «земля» не может вызвать подкреплений с аэродромов, когда истребители не могут переговариваться по радио или разговаривать с бомбардировщиками и штурмовиками. Потеря связи срывает взаимодействие, нарушает управление и сводят на-нет любые, самые замечательные замыслы командования. Современная авиация не может сражаться без радио!

Но радио злоупотреблять нельзя. Экономия разговоров – условие успешного использования радио во время пребывания в воздухе. Слушать командира – основное правило.

За пятнадцать месяцев войны мы изучили врага и на земле и в воздухе и можем сказать: наши истребители намного активнее и напористее немецких. При любом соотношении сил они вступают в бой и дерутся стойко и ожесточенно. Наши летчики морально сильнее немецких. На их стороне – правда, они дерутся за правое дело. Наша истребительная авиация имеет первоклассную материальную часть, обладает уже немалым организационным опытом. Все это дает нам возможность и обязывает добиваться господства в воздухе в нужный момент на нужном направлении.

Генерал-майор авиации М. Громов.