Сидоров Андрей Ефимович (автор)

Подполковник А. Сидоров 

Изменения в тактике врага под Сталинградом
// Сталинский сокол 16.10.1942

За последние недели действия немецкой авиации над Сталинградом несколько изменились. Месяц назад враг бросил сюда большое число своих лучших бомбардировщиков «Ю-88» и «Хе-111». В результате упорных воздушных боев значительная часть гитлеровской бомбардировочной авиации на этом участке фронта была уничтожена и выведена из строя. Здесь сказались высокая активность советских истребителей и мощный огонь наших зенитных орудий.

Сейчас противник стал посылать более многочисленные группы – до пятидесяти самолетов, но налеты производит значительно реже. Группы эти чаще всего состоят из устаревших типов бомбардировщиков. Враг бросает свои силы главным образом на ограниченные участки переднего края в районах наших контратакующих частей.

Меньше стало над полем боя и патрулирующих немецких истребителей. Если раньше целыми днями ходило одновременно по 2–4 пары «Мессершмиттов», то сейчас истребители появляются периодически, группами по 2–4 самолета. Располагая хорошей радиосвязью и имея засады в 8–15 километрах от линии фронта, патрулирующие пары в случае необходимости немедленно вызывают подкрепление.

В то время как наша авиация за последние недели значительно усилила ночную деятельность, у противника ночью летают только одиночные машины. Имея задачу изнурять наши войска и ближние тылы, они сбрасывают бомбы по разным огонькам, вспышкам и т. п.

В районе Сталинграда враг все больше вводит в бой последние модифицированные модели «Мессершмитта» – «Ме-109ф2» и «Ме-109ф4». Модификация истребителей идет по линии увеличения мощности мотора, улучшения аэродинамики конструкции, усиления вооружения и повышении бронирования. Мощность мотора «Даймлер-Бенц» на последних «Мессершмиттах» доведена до 1500 л. с. У самолетов заметно улучшена полировка поверхностей. Вооружение усилено за счет пушек. Есть «Мессершмитты» с тремя двадцатимиллиметровыми пушками. Бронеспинки делаются с наголовниками. Толщина брони такой спинки доведена до 12 мм. Для лучшего опознавания принадлежности самолетов консоли плоскостей окрашены в ярко-желтый цвет.

Все перечисленные изменения в конструкции привели к некоторому увеличению максимальной горизонтальной скорости и лучшему вертикальному маневру. Это отразилось и на тактических приемах. Немцы сейчас все чаще ведут воздушные бои на вертикали. К горизонтальному маневру прибегают в случаях своего явного превосходства в силах, а также при нападении на «ИЛ'ы».

Не добившись возможности завоевать господство в воздухе на всем фронте, противник прибегает к «очищению» воздуха от наших истребителей на узком участке и в тех местах, где должны действовать его бомбардировщики. Группы «Мессершмиттов» приходят парами за 5–7 минут до прилета бомбардировщиков, углубляются на несколько километров в глубь нашей территории, стремятся связать патрулирующих истребителей и переместить завязавшийся бой дальше от переднего края.

На фронте попрежнему действуют группы вражеских охотников. Изменений в их тактике не наблюдалось.

Подробно следует остановиться на действиях «Фокке-Вульф-189». Наземные части дали этому самолету кличку «старшина фронта». Такое название вызвано тем, что «Фокке-Вульф», обладая большим диапазоном скоростей и неплохой маневренностью, все светлое время суток старается «висеть» над линией фронта и реагирует при этом на самые незначительные изменения в наземной обстановке. Углубляется он на нашу территорию не далее 10 километров. В плохую погоду «Фокке-Вульф» летает на разведку и более глубокого нашего тыла.

Подвергшиеся атаке наших истребителей, «Фокке-Вульф» энергично снижается, зачастую пикируя на какой-либо об'ект, имеющий зенитную оборону, или уходит на бреющем полете под прикрытием огня своей пехоты. Иногда за счет хорошего диапазона скоростей и маневра делает «горки», рассчитывая, что наши истребители моментально проскочат мимо, не успев открыть прицельный огонь.

Уменьшение численности бомбардировщиков немцы пытаются компенсировать одновременным налетом больших групп. Такими действиями они рассчитывают морально воздействовать на наши наземные части. С этой же целью враг стремится ходить над передним краем как можно дольше, делает холостые заходы с воем включенных сирен и обстреливает войска пулеметным огнем. Иногда такая большая группа за один вылет бомбардирует поочередно несколько об'ектов, чем стремится сковать большее количество наших наземных войск и продемонстрировать свои якобы сильные по численности бомбардировочные части.

Но было бы неверно делать вывод, что немецкая авиация под Сталинградом уже выдохлась. Бесспорно, в прошедших ожесточенных сражениях враг понес колоссальные потери. Однако гитлеровцы продолжают бросать под Сталинград основные воздушные резервы. Перед нашей авиацией попрежнему остро стоит задача – помочь наземным войскам истреблением бомбардировщиков противника, этой ударной силы врага.

Фашисты, вводя в бой устаревшие типы бомбардировщиков, как правило, прикрывают их истребителями. Значит, организуя борьбу с вражескими бомбардировщиками, надо создавать и специальные группы охотников против «Меесершмиттов». Возлагать эту задачу следует на наиболее опытных истребителей, летающих на лучших скоростных машинах. Им рекомендуется отказываться от ведения боя пресловутой «каруселью», а действовать активно, нападать на «Мессершмиттов» дерзко и решительно. Немцы в воздушных боях стремятся к вертикальному маневру. Надо выбить у них из рук этот козырь построением своего боевого порядка по высотам. Нам кажется, что сейчас наиболее подходящим будет полет двух-трех групп «этажеркой», т. е. с превышением друг над другом в 500–1000 метров. Конечно, и внутри групп пары должны держаться разных высот, но не больше чем на 50–100 м. Боевой порядок «этажеркой» сможет себя оправдать только при постоянной огневой, зрительной и радиосвязи между парами.

Подполковник А. Сидоров.
Район Сталинграда.