Базуев

Веденин Иван Прокофьевич

Герозов

Клещев

Кострицин Аркадий Степанович

Майер Курт

Пстыго Иван Иванович

Пятов Василий Ефремович

Стародуб Иван Филиппович

Чумаченко Леонид Карпович

Чумбарев Илья Михайлович

Хапаев Анатолий Васильевич (автор)

А. Хапаев 

Сталинградское небо
// Сталинский сокол 30.10.1942

Недавно под Сталинградом был сбит немецкий истребитель, на фюзеляже которого изображен пиковый туз. Самолет принадлежал истребительной эскадре, известной под названием «пиковый туз», составленной из отборных летчиков.

Вскоре удалось задержать и летчика. Его нашли в кустарнике, неподалеку от самолета. Курт Майер – так звали его, – деловито осведомившись, сохранят ли ему русские жизнь, рассказал, что ему было известно, как офицеру воздушного флота, о планах немцев в отношении Сталинграда.

– Мы вовсе не рассчитывали воевать под Сталинградом так, как сейчас воюем.

Предпринимая наступление на Сталинград, немцы надеялись предрешить судьбу города яростными бомбардировками с воздуха. Противник бросал на Сталинград один эшелон самолетов за другим, надеясь терроризировать население, деморализовать, сломить боевой дух защитников города. По город выстоял. Тогда на Сталинград ринулись танки. С земли их поддерживала артиллерия, с воздуха – авиация. Но и на этот раз Сталинград устоял.

Третий месяц продолжается небывалое сражение за город, и третий месяц Красная Армия отбивает атаки врага, продолжая перемалывать живую силу противника.

Почему же фашистская авиация не выполнила тех задач, которые на нее возлагало немецкое командование? Может быть, она недостаточно сильна? Нет, немцы бросили на Сталинград свои отборные авиационные соединения, в том числе эскадру «пиковый туз» и бомбардировочную группу имени генерала Удет. В отдельные дни фашисты совершали до 2000 самолето-вылетов на наши позиции.

Но немцы не учли одного – силы нашего сопротивления. Сталинградская битва родила тысячи героев, беззаветно, не щадя жизни отстаивающих город с земли и с воздуха. Героизм здесь стал явлением повседневным. Большая группа немецких бомбардировщиков направлялась к Сталинграду. Они не свернули с пути, когда увидели приближающийся к ним советский истребитель. Что может сделать один летчик с такой воздушной армадой? Никто не ожидал, что советский истребитель врежется в плотный строй «Юнкерсов», навяжет им бой и, загоревшись сам, увлечет за собой к земле три фашистских самолета. Имя этого смельчака – старший лейтенант Кострицын.

Воздушные защитники Сталинграда свято хранят память о младшем лейтенанте Клещеве, который, получив в бою тяжелые ранения, направил свой самолет, по примеру легендарного летчика Гастелло, в колонну вражеских автомашин и взорвал ее, погибнув при этом сам.

Исключительную стойкость проявили летчики-штурмовики капитан Базуев и его ведомый сержант Герозов. На пути к цели они выдержали несколько боев с «Мессершмиттами», удачно отбомбились по цели и благополучно вернулись обратно, всю дорогу до своего аэродрома продолжая вести оборонительный бой с немецкими истребителями.

В воздушных боях под Сталинградом многие немецкие летчики познали силу русского таранного удара. Летчик Пятов таранил «Дорнье-215», пилот Стародуб – «Ю-87», Чумбаров – «Фокке-Вульф»...

Когда одного пленного немецкого майора – летчика-«удетовца» спросили, что он думает о советских летчиках, он ответил:

– Фанатики!

Воздушные сражения в районе Сталинграда отличаются не только изумительной стойкостью и беззаветной храбростью наших летчиков. Они характерны и новыми тактическими приемами борьбы с врагом. Пожалуй, наша авиация впервые работает в таких своеобразных условиях, какие сложились под Сталинградом.

...В тесном блиндаже командир полка раз'ясняет летчикам боевую задачу:

– Удар наносите как можно точнее,– предупреждает он.

Летчики находят на плане указанное место и отчеркивают его карандашом.

– Я знаю это место, – говорит старший сержант Веденин, – тут как раз находился гастрономический магазин...

– Правильно, – подтверждает ведущий группы капитан Пстыга, – а рядом с магазином находилась аптека. Отсюда и будем начинать атаку.

Летчики расходятся по самолетам. С аэродрома видно, как далеко на горизонте к небу тянутся дымки. Это горит Сталинград.

В сложном лабиринте городских кварталов капитан Пстыга безошибочно находит знакомую улицу, которая еще совсем недавно жила обычной жизнью, где двигалась нарядная, пестрая толпа, звенели трамвая, играла и радовалась детвора. Сейчас в развалинах домов, в подвалах стоят немцы. Здесь расположены огневые точки противника, отсюда немцы ведут огонь по нашим войскам. Туда и ведет свою группу капитан. Самолеты становятся в круг. Мощные взрывы следуют один за другим, показывая места падения авиабомб. Затем самолеты рассредоточиваются и с пикирования «прочесывают» из пушек и пулеметов каждый дом. Отдельные летчики захотят на цель по 5–6 раз.

Ночью работу штурмовиков продолжат «У-2». У каждого летчика «У-2» есть «свой» дом в Сталинграде, который он обрабатывает с воздуха до тех пор, пока не выкурит оттуда всех немцев и не получит «заказ» от наземных войск на следующее здание.

Впрочем, ночью работают не только «У-2». В районе Сталинграда регулярные ночные вылеты совершают и штурмовики.

Мы видели штурмовиков, используемых для патрулирования военных об'ектов. «Юнкерсы» много раз пытались прорываться в район одного железнодорожного узла. Но «ИЛ'ы» надежно прикрыли с воздуха этот узел, а майор Чумаченко поджег в бою «Юнкерс-88».

Советские летчики еще раз развеяли под Сталинградом миф о «всесильности» фашистской авиации. Они не только парировали удары немцев с воздуха по нашим войскам, но и пордком истощили силы немецких авиасоединений. Только один наш истребительный полк за 8 дней боев сбил 21 фашистский самолет.

Ни днем, ни ночью не стихает сражение. Огромное зарево окрасило сталинградское небо. Как грозный призывный набат, звучит артиллерийская канонада. Летчик, подлетая к городу, слышит горьковатый запах дыма, он видит руины зданий, обгоревшие парки, разрушенные кварталы. Вот во что превратили фашистские изверги Сталинград, красивейший русский город. И нет в сердце летчика другого чувства, кроме жгучего чувства мести и ненависти к гитлеровским убийцам.

А. Хапаев.
Район Сталинграда. (От наш. спец. корр.).