Бахтин Михаил Матвеевич

Галеев Ахун Галеевич

Другов Павел Александрович

Коган

Коклинков

Комаров

Кухаренко Тимофей Мартынович

Перепелицын

Петров

Шанин Александр Николаевич

Залуцкий Георгий Владимирович (автор)

* * *

Принадлежность:

79, 145 и 332 БАО

Майор Г. Залуцкий 
// Сталинский сокол 13.10.1943

Расход авиационного горючего под строгий контроль

Современная война – это война моторов, требующих колоссального расхода жидкого топлива и различных смазочных материалов. Особенно велик расход горючего в авиации, где эксплоатируются наиболее мощные многосильные моторы, работающие на специальных высококачественных сортах бензина и масла.

Советские нефтяники, самоотверженно работая на промыслах, перевыполняют план добычи нефти, показывают образцы подлинной трудовой доблести и геройства. Нефтяная промышленность бесперебойно снабжает страну и фронт необходимым горючим.

Значит ли это, однако, что к расходу дорогостоящего авиабензина можно относиться спустя рукава, тратить его не по назначению? Конечно, нет. Подобное отношение к расходу горючего – вредное антигосударственное дело.

Вопросу экономии горючего надо уделять максимум внимания. У нас разработаны различные, вполне реальные мероприятия по усилению контроля за расходом авиационных бензинов и масел, в соответствующих инструкциях ясно указано, на какие моторы можно использовать высококачественные сорта авиабензина и т. д. Тем не менее в некоторых авиационных частях ещё до сего времени относятся халатно в этому важнейшему делу и, видимо, но понимают значения этого вопроса.

Так, например, в БАО, где командиром майор Галеев и начальником отдела ГСМ старший сержант Кухаренко, на нужды автотранспорта израсходовано 18.072 кг. авиационного бензина.

В батальоне аэродромного обслуживания, где командиром подполковник интендантской службы Бахтин и начальником отделения ГСМ старший техник-лейтенант Коклинков, несмотря на категорическое запрещение, израсходовано 8.920 кг. высококачественного бензина на моторы, работающие и на более низких сортах.

О чём говорят эти факты? Очевидно, руководители БАО не сумели так организовать свою работу, чтобы своевременно получить по заявкам все необходимые им сорта, бензина, и потому растранжиривают высококачественное горючее.

Иначе обстоят дела в БАО у капитана Шанина, где на учёте буквально каждый грамм горючего, расходные ведомости и книги находятся в идеальном порядке, точно соблюдаются отпущенные лимиты ГСМ и даже имеет место экономия горючего за счёт рационального использования автотранспорта.

Однако не всегда только БАО виноваты в незаконном или излишнем расходе авиагорючего и масел. Командиры некоторых авиачастей и главным образом их заместители по эксплоатации не хотят понять, что они тоже несут ответственность за правильное использование бензина. Поэтому они зачастую допускают чрезмерную работу моторов на земле, превышая все положенные для этого нормы, и, не говоря уже о лишних тратах моторесурса, зря расходуют авиабензин.

В части гвардии подполковника Перепелицына, где заместителем по эксплоатации гвардии инженер-капитан Петров, работа моторов на земле у некоторых самолётов составляет примерно ⅓ работы их в воздухе. Так, моторы одного самолёта проработали вхолостую на земле 28 часов, а в воздухе – 90 часов. Неудивительно, что в части оказалось израсходовано сверх положенных норм 10.940 кг. высококачественного авиационного бензина.

В данное случае большая вина падает и на технический состав части, который из-за малейших неполадок в моторе, легко определимых после нескольких минут его работы, часами «гоняет» мотор, не желая хорошенько подумать или посоветоваться с вышестоящими начальниками.

В некоторых батальонах аэродромного обслуживания наблюдаются такие возмутительные факты. В БАО, где начальником ГСМ техник-лейтенант Комаров, в результате небрежной транспортировки было разбито две бочки и вылито 800 кг. авиамасла. Там же 220 кг. отработанного авиамасла израсходовали на нужды автотранспорта., несмотря на то, что все работники ГСМ имеют распоряжение подвергать эти масла регенерации.

Плохое состояние учёта и отчётности горючего также способствует его разбазариванию. В батальоне аэродромного обслуживания, где начальником отделения ГСМ техник-лейтенант Коган, авиабензин выдаётся в литрах, а списывается в расход в килограммах, и накопленные таким образом «излишки» тов. Коган использовал на автотранспорт, раз'езжая по своим делам. В этом же БАО горючие и смазочные материалы выдаются водителям спецмашин не под расписку и не по ведомости. Шофер заливает горючее по своему усмотрению, отвозит его на аэродром и только вечером, после окончания работы, наглазок составляет отчётные ведомости.

Такая постановка учёта и контроля не может привести ни к чему хорошему. Она рождает у работников совершенно безответственное и халатное отношение к хранению и расходу бензина и масла. Поэтому им ничего не стоит за счёт «излишков» израсходовать несколько ведер авиабензина... на обмывку своей машины, промывку деталей мотора при его ремонте или даже на мытье рук.

Некоторые командиры РАБ и БАО имеющийся у них перерасход горючего на автотранспорт пытаются об'яснить напряжённой боевой деятельностью авиации, требующей интенсивной работы автомашин. Однако факты говорят о другом. Так, например, начальник РАБ подполковник Другов однажды послал в пункт X. три пустых автомашины за грузом. Через полчаса в это же место ушла груженая автомашина, которая возвращалась обратно порожняком. Как говорят в таких случаях, комментарии излишни.

Каналы, по которым незаметно «утекают» дорогостоящее авиационное горючее и масло, весьма разнообразны. Закрыть их нетрудно, если командиры всех степеней по-большевистски возьмутся за экономию горючего.

Майор Г. Залуцкий.