Григоренко Семен Васильевич

Жариков Сергей Иванович

Залесский Иван Павлович

Кондаков Виктор Александрович

Овсянников Иван Демидович

Смильский Михаил Иванович

Токарев Борис Кузьмич (автор)

* * *

Принадлежность:

1 гв. шад

Гвардии генерал-майор авиации Б. Токарев 
// Сталинский сокол 16.10.1943

«Ильюшин-2» в борьбе с бомбардировщиками

Воздушная обстановка на Южном фронте характеризуется сейчас тем, что противник пытается ослабить наступательный порыв наших войск воздействием своих бомбардировщиков. Немцы сконцентрировали здесь несколько сот самолётов, из которых подавляющее большинство «Ю-87», «Ю-88» и «Хе-111». Противник использует бомбардировочную авиацию только массированно. В отдельных случаях над нашими войсками появляются группы в 80–100 самолётов.

Уничтожение вражеских бомбардировщиков над полом боя, рассеивание групп «Юнкерсов» и «Хейнкелей» стало сейчас одной из главнейших задач авиации на Южном фронте. В выполнении этой задачи большую роль играют штурмовики. Многоцелевой самолёт «Ильюшин-2» нашёл себе ещё одну область применения.

В нашей печати было опубликовано много материалов о воздушных боях на «ИЛ-2». Но то были бои, навязанные штурмовикам истребителями противника. То были бои, основной целью которых являлась самооборона «ИЛ'ов». В этих воздушных боях определились маневренные качества и большая сила огня «ИЛ-2». Это навело нас на мысль об активном и целеустремленном использовании штурмовика для борьбы с немецкими бомбардировщиками. Речь шла уже не об обороне, а о нападении на противника. Командование исходило из того, что броня и огневая мощь «Ильюшин-2» дают возможность бить даже столь хорошо вооружённый бомбардировщик, как «Хейнкель».

Учитывая большую насыщенность воздуха вражескими бомбардировщиками, штурмовики получили задание: при встрече с группами «Юнкерсов» и «Хейнкелей» атаковать их и только после этого следовать дальше для выполнения основного задания. Такая установка целиком себя оправдала. За время нашего летнего наступления на юге штурмовики Н-ского соединения участвовали в 21 воздушном бою с бомбардировщиками врага. В этих боях, проведенных в тесном взаимодействии с истребителями прикрытия, были сбиты 51 «Ю-87», 6 «Хе-111» и 11 «Ме-109», рассеяно 14 групп вражеских самолётов, пытавшихся бомбить наши войска.

Начало борьбе «ИЛ-2» с немецкими бомбардировщиками у нас положил Герой Советского Союза гвардии капитан Смильский. Приказом командования он был отмечен как первый на нашем фронте летчик0штурмовик, открывший счёт сбитых бомбардировщиков. Его группа, встретив в районе цели фашистские бомбардировщики, невзирая на численное превосходство врага, смело пошла в атаку. Группа Смильского заставила немцев сбросить изрядную часть бомб на свои войска. Кроме того, в воздушном бою был сбит 1 и подбито 2 бомбардиравщика.

В тот же день 8 штурмовиков во главе с гвардии капитаном Жариковым успешно атаковали две группы «Юнкерсов» и также заставили немцев сбросить бомбы неприцельно. Три бомбардировщика при этом были сбиты.

Штурмовики, окрылённые первыми успехами, стали смелее атаковать немецких бомбардировщиков. По всему фронту разнеслась весть о том, как 11 штурмовиков, ведомых старшим лейтенантом Кондаковым, встретившись с 54 фашистскими бомбардировщиками, сбили 6 из них. Группа капитана Овсянникова перехватила и рассеяла до 50 «Юнкерсов», направлявшихся под прикрытием 20 «Мессертмиттов» к нашему переднему краю.

В этих, пока ещё случайных встречах определялись основные тактические правила воздушного боя штурмовиков с бомбардировщиками. Попутно выявились и некоторые типичные ошибки наших лётчиков.

Штурмовики, возглавляемые капитаном Григоренко, встретили 3 группы немецких бомбардировщиков общей численностью до 80 самолётов, шедших над большим прикрытием истребителей. Несмотря на 10-кратное превосходство противника в силах, штурмовики заставили немцев сбросить бомбы на свои войска. В этом бою старший лейтенант Кондаков один сбил 2 «Юнкерса», хотя сам вернулся на сильно подбитом самолёте. На первый взгляд, Кондакова надо было считать героем дня. Но когда стали разбираться во всех деталях боя, то оказалось, что была допущена серьёзная ошибка, которая могла привести в плачевным результатам.

Бой протекал следующим образом. Заметив 3 группы «Юнкерсов», Григоренко перестроил свою шестёрку в правый пеленг пар и стремительно атаковал противника по курсу его полёта. Это было тактически правильное решение. Но дальше случилось вот что. Ведомый Григоренко – Кондаков резким броском взмыл на 150–200 м. выше ведущего и, довернув самолёт вправо, атаковал «Юнкерсы». Атака была удачной. Кондаков сбил 2 «Юнкерса». Но, оторвавшись от ведущего, Кондаков сломал весь строй.

Бой принял неорганизованный характер. Пары расстроились. «ИЛ'ы» стали драться поодиночке, потеряв из виду друг друга. Кондаков, оставив без защиты командира группы, сам остался также незащищённым. Он заплатил за это сравнительно дёшево – его лишь подбил «Мессершмитт». Если бы не искусство истребителей подразделения Залесского, умело прикрывавших штурмовиков и сковавших «Мессершмиттов», то за допущенные ошибки «ИЛ'ам» плохо пришлось бы.

Первые наши победы и первые ошибки позволили сделать ряд тактических выводов. Эти выводы сводятся к следующему: ведущий штурмовиков при встрече с бомбардировщиками обязан своевременно предупредить группу по радио или эволюциями о своём решении атаковать противника. При этом он указывает курс атаки, начало и направление разворота и т. д.;

воздушный бой «ИЛ-2» с бомбардировщиками противника, как правило, скоротечен, ограничен одной атакой и коротким преследованием врага;

основа боя – внезапность атаки, стремительность организованных пар, направляемых волей командира. Удар группы штурмовиков в боевом порядке пеленга пар (близкого к фронту) должен путём уничтожения отдельных бомбардировщиков рассечь всю группу, дезорганизовать её строй;

разбив строй, «ИЛ'ы» по команде ведущего (или по договорённости на земле) разворачиваются вправо или влево и преследуют противника. Пары могут доворачивать вправо или влево на 15–20 градусов, но не терять основного курса атаки, указанного командиром. Они должны не упускать из виду ведущего и по первому его сигналу выходить из боя для отражения атак истребителей или для нападения на другую группу «Юнкерсов»; истребители прикрытия ни в коем случае не вступают в бой с бомбардировщиками всеми своими силами. Известная часть их всё время прикрывает штурмовиков от возможных атак вражеских истребителей.

Такая систематизация принципов ведения воздушного боя «ИЛ-2» с бомбардировщиками помогла добиться ряда новых успехов.

Для немпев появление штурмовиков на арене борьбы с «Юнкерсами» и «Хейнкелями» явилось полной неожиданностью. Они стали нервно реагировать на усиливающиеся изо дня в день воздушные атаки «ИЛ'ов». Наше наземное командование получило возможность всё чаще сообщать в авиационные штабы, что «Юнкерсы» и даже «Хейнкели», завидев штурмовиков, поспешно разворачиваются на запад и в беспорядке сбрасывают бомбы в поле, а иногда и на свои войска. В связи с большой активностью «ИЛ'ов» немцы на нашем участке фронта вынуждены были поднять высоты бомбометания с «Ю-88» до 3.500–4.000 м Соответственно «Ю-87» изменили высоту с 1.000 до 3.000 м. Естественно, это сказалось на меткости бомбометания. Немцы вынуждены теперь бомбить с одного захода, а раньше они делали по 6-7 заходов. Противник именно в этот последний период стал систематически действовать большими группами – по 60–80 самолётов.

Эта нервозность немецкой бомбардировочной авиации более воодушевила штурмовиков, показала, что они на верном пути. Командование начало повышать высоту их полёта. Число удачных попутных встреч «ИЛ'ов» с бомбардировщиками противника возросло. Однако эта встречи всё ещё носили случайный характер. И вот в самое последнее время перед командованием встал совершенно новый для штурмовой авиации вопрос: нельзя ли планировать воздушные бои «ИЛ'ов» с бомбардировщиками, активизировать роль штурмовиков в уничтожении «Юнкерсов» и «Хейнкелей» над полем боя? Иначе говоря, речь зашла о такой смелой мере, как использование «ИЛ'ов» для прикрытая наземных войск.

Был изучен график действия бомбардировщиков противника над нашими войсками, налажена непрерывная связь «ИЛ'ов» со станциями наведения. Было решено выделить одно штурмовое подразделение, имеющее наибольший опыт боев с бомбардировщиками, для прикрытия наземных войск. К нему прикрепили специальное подразделение истребителей. И вот теперь в часы наиболее вероятного прихода немецких бомбардировщиков над линией фронта появляется несколько необычный патруль. Он состоит из шестёрки «ИЛ'ов», сопровождаемых восьмёркой «ЯК'ов». Эта комбинированная группа в течение определённого времени барражирует над войсками. «ИЛ'ы» идут строем пеленга пар, близким к фронту, прикрывая указанный им участок (эта группа в незначительной мере углубляется и на территорию противника).

Истребители разделяются на две группы: одна группа – непосредственного сопровождения – ходит по флангам на высотах, одинаковых с «ИЛ'ами», вторая – ударная группа – идет с превышением на 300–400 метров.

Штурмовики указанного нами подразделения, прикрывая войска, уже имели ряд встреч с крупными группами немецких бомбардировщиков. Первый опыт говорит о больших возможностях в использовании смешанных групп «ИЛ-2» и истребителей для прикрытия наземных войск. Пехотинцы сообщают, что «Хейнкели» и «Юнкерсы», увидев «ИЛ'ы», патрулирующие над войсками, поворачивают назад или поспешно сбрасывают бомбы, уклоняясь от встреч.

Как организован бой «ИЛ'ов» с бомбардировщиками при патрулировании над нашими войсками? Принципиальных отличий от основных, уже изложенных нами положений здесь нет. «ИЛ'ы» атакуют парами, не теряя из виду всей группы. По существу, это атака группой пар. Нападают спереди под углом 15–20 градусов, продолжая атаку до 90 градусов с коротким преследованием в хвост. Огонь ведут с дистанции 300–50 м. В действиях пары «ИЛ'ов» много общего с действиями пары истребителей: ведущий атакует, а ведомый прикрывает хвост его машины, если это одноместная машина; если же машина двухместная, он наращивает силу огневого удара по цели, которую атакует ведущий.

Штурмовики, прикрывающие войска, могут считать свою задачу выполненной, если им удалось рассеять вражеские бомбардировщики, сорвать бомбометание по нашим войскам или заставить немцев освободиться от бомб в стороне от цели.

В организации прикрытия войск группами «ИЛ-2» большую роль играет правильное взаимодействие штурмовиков и истребителей. Здесь оно носит несколько своеобразный характер. «ИЛ'ы», используя свою броню и большую мощь огня, стремительно атакуют бомбардировщиков и рассекают их боевые порядки. В это время группа истребителей непосредственного сопровождения охраняет штурмовиков от вражеских истребителей, а ударная группа, после того как «ИЛ'ы» разбили боевой порядок бомбардировщиков, начинает бить немцев поодиночке.

Именно так было организовано взаимодействие «ИЛ'ов» и «ЯК'ов», когда несколько дней назад над нашими войсками на высоте 3.500–4.000 м. патрулировала группа «ИЛ'ов» во главе с Кондаковым. Штурмовики тогда сбили 4 «Ю-88», а истребители – 2 «Хе-111».

Именно так было организовано взаимодействие «ИЛ'ов» и «ЯК'ов», когда несколько дней назад над нашими войсками на высоте 3.500–4.000 м. патрулировала группа «ИЛ'ов» во главе с Кондаковым. Штурмовики тогда сбили 4 «Ю-88», а истребители – 2 «Хе-111».

Использование «ИЛ'ов» для патрулирования над нашими войсками – совершенно новое дело. Но первые вылеты, первые успехи вселяют в штурмовиков уверенность, что перед ними открываются новые огромные возможности борьбы с бомбардировочной авиацией противника над полем боя. Возможности эти должны быть умело использованы.

Южный фронт.