Герои публикации:

Бочко Л. (автор)

Л. Бочко 
// Сталинский сокол 16.10.1943

Советы фронтовым агитаторам

В период великой отечественной воины ближайший соратник и помощник товарища Сталина, виднейший деятель нашей большевистской партии и советской власти – М. И. Калинин принял активное участие в ряде совещаний фронтовых агитаторов.

Этот факт сам по себе подчеркивает то значение, какое придают партия и правительство политической работе в Красной Армии. В дни напряжённейшей военной страды председатель Президиума Верховного Совета СССР и член Политбюро ЦК ВКП(б) находит время и возможность для того, чтобы пойти к агитаторам-фронтовикам и внимательно, кропотливо обсуждать с ними не только основные принципы агитационной работы, но и её формы, технику, приёмы. Это означает, что политическая агитация на фронте – огромное партийное и государственное дело, неот’емяемая часть нашей борьбы за повышение боевой мощи Красной Армии, за достижение победы над врагом.

Агитация – оружие. Товарищ Калинин – старейший и опытнейший массовик нашей партии – владеет этим оружием в совершенстве. Применять его он учился непосредственно у Ленина и Сталина. Теперь своими советами, указаниями он оказывает неоценимую помощь многотысячной армии фронтовых агитаторов, учит их постоянно оттачивать оружие агитации, всемерно использовать его для дела нашей победы.

В июле прошлого года товарищ Калинин выступил на совещании агитаторов Западного фронта, частей ПВО и Московского гарнизона. В апреле текущего года он провёл беседу с агитаторами–фронтовиками. Сокращённые стенограммы обоих выступлений изданы отдельной брошюрой, которая по праву может быть названа настольной книгой каждого агитатора Красной Армии.

Товарищ Калинин поставил и осветил самые острые вопросы политической агитации: как добиться доходчивости, действенности агитационного слова, как поставить его на службу решению боевых задач, как с помощью его овладевать и управлять человеческими мыслями и чувствами.

Во главу угла товарищ Калинин ставит незыблемый большевистский принцип единства слова и дела.

Умное, во-время сказанное слово может воспламенить массы, двинуть их на богатырские подвиги, но лишь при одном непременном условии: если это слово исходит от человека, известного массе своим образцовым выполнением воинского долга. Слово такого человека безошибочно найдет путь к сознанию и сердцу бойца. «Успешная боевая работа, – утверждает Михаил Иванович, – стержень успешной агитации».

Большевистская агитация – кровное, родное дело нашего офицерского состава. Но офицеру Красной Армии необходимо особенно твердо помнить о неразрывной зависимости между словом и делом. Командир-агитатор зачастую испытывает некоторые затруднения перед задачей сочетать метод убеждения с требовательностью, с командирской взыскательностью. М. П. Калинин просто и убедительно показывает решение этих вопросов.

На совещании агитаторов речь зашла об одном командире батареи, зарекомендовавшем себя хорошим агитатором, умеющим воодушевлять людей. Товарищ Калинин проанализировал «секрет» этих успехов. Он заключается отнюдь не в умении подыскивать красивые слова. «Речи его, – говорит Михаил Иванович, – правятся бойцам, ибо они видят, что батарея хорошо стреляет, крепко бьёт врага, и любят поэтому командира. Он будет наказывать провинившихся бойцов, держать самую строгую дисциплину, и всё равно бойцы будут любить его... Если же ты растяпа, безрукий человек – можешь сколько угодно говорить красивых слов, сколько угодно потакать красноармейцам, но авторитетом пользоваться не будешь».

*) М. И. Калинин. Слово агитатора на фронте. Главное политическое управление РККА. Воениздат. 1943 г.

К этой же мысли возвращается товарищ Калинин в другом месте своего выступления. Он рисует образ боевого, зияющего своё дело офицера и говорит: «Ручаюсь, что, как только он возьмет слово, красноармейцы скажут в один голос: «Надо послушать командира, уж больно он хорошо командует».

Офицер, пользуясь агитационным словом, не должен терять чувства меры, не имеет права смешивать агитацию с уговариванием. Товарищ Калинин зло и метко высмеивает людей, которые приобрели привычку во всех случаях жизни уговаривать подчинённых, сопровождают уговариванием иногда даже отдачу приказа. Вот, скажем, командир огласил приказ и вместо того, чтобы немедленно приступить к делу, начал разглагольствовать. Что это, агитация? Нет, товарищ Калинин, оценивая такое поведение, не находит нужным подбирать «деликатные» определения. «Это будет, – говорит он, – не агитация, а дребедень, только размагничивающая людей».

Товарищ Калинин учит агитаторов стремиться к тому, чтобы сделать навыки дисциплинированности второй натурой бойца. Советским воин обязан во что бы то ни стало полностью и до конца выполнить любой приказ командира. Всей системой агитационной работы нужно добиваться от советских воинов кипучей боевой активности, настойчиво внедрять в сознание каждого бойца ту истину, что «судьба родины, исход борьбы решаются его оружием, его стойкостью, его боевой активностью».

Агитация – сложное искусство, требующее знания человеческой психологии, умения подойти к людям, затронуть их за живое. В своих выступлениях товарищ Калинин много внимания уделил и этим вопросам агитационной работы. Он учат агитатора пронизать беседу подлинно товарищеской непринуждённостью, задушевностью, вызвать людей на обмен мнениями, натолкнуть их на спор и в то же время направлять беседу.

Скромность украшает большевика. Для большевистского агитатора, она является особенно цепным качеством, совершенно необходимым условием влияния на массы. Верный провал ожидает агитатора, который любит «выставлять себя более знающим, более умным, чем окружающая масса». Слушатели, учит товарищ Калинин, многое могут простить агитатору, но зазнайства никогда не простят, а главное – умным считать не будут.

Ничего путного не может получиться и у того агитатора, который забывает, что он имеет дело со взрослыми, понимающими людьми, пытается завоевать благосклонность слушателей рисованием розовых картинок. Агитатор обязан показывать действительность такой, как она есть, со всеми её трудностями и опасностями. В правдивости и честности – основной источник силы большевистской агитации.

Много ценных советов и указаний даёт товарищ Калинин о языке агитации. Его требование – научиться передавать свои мысли ярко, излагать: их коротко, делать ясными и понятыми для каждого слушателя. Это трудно, но совершенно необходимо. «Язык для агитатора – это всё. Вы разговариваете с бойцами об известных им вещах. Следовательно, вы только тогда заинтересуете их, если расскажете об этих вещах хорошо и ярко». Следует помнить, что цветастое, трескучее пустословие – первый враг истинно яркой и красочней речи.

Постоянно учиться, копить опыт и знания, неутомимо работать над собой – святой долг агитатора. Товарищ Калинин считает, что агитатор всё своё свободнее время должен уделят чтению. Совершенствоваться в агитационном искусстве – это, прежде всего значит читать произведения Ленина и Сталина, творчество писателей-классиков. Но высокий образовательный уровень и начитанность вовсе не освобождают агитатора от обязанности тщательно готовиться к каждому своему выступлению перед аудиторией. Чувство высокой ответственности за свою работу должно войти в плоть и кровь каждого агитатора.

Высоко оценивая роль и значение живого, яркого, доходчивого слова, товарищ Калинин в то же время предостерегает от попытки рассматривать слово как магическое заклинание. Эту мысль он иллюстрирует примерами воспитания стойкости и ненависти к врагу. «Было бы наивным думать, что стойкость могут родить одни слова, как бы правильны и хороши они ни были. Стойкость вырабатывается прежде всего боем, активными боевыми действиями по уничтожению живой силы и техники врага». И далее: «Бой, беспощадный бой с врагом – вот что развивает ненависть к врагу. Если часть раз десять подерется с немцами, поверьте моей совести, ненависть у. красноармейцев к немцам будет такой, какая нужна».

Своё слово об агитации Михаил Иванович обращает в первую очередь к фронтовикам коммунистам. Они – первые агитаторы, вожаки масс. К ним прежде всего относятся требования о личной примерности в бою, о сознании высокой ответственности за каждое своё слово и действие, по которым массы судят о всей партии. «Именно потому, что коммунисты не отстраняются от борьбы, а верны традициям большевизма, решительно и смело идут на борьбу, – именно поэтому они и ведут массы за собой».

Около двух месяцев назад товарищ Калинин провел беседу с фронтовыми агитаторами, работающими среди бойцов не русской национальности. В стенограмме этой беседы, опубликованной в журналах Главного политического управления РККА*), наши агитаторы почерпнут ценнейшие указания о том, как большевистским словом крепить братскую боевую дружбу сынов всех народов Советского Союза. В этой беседе Михаил Иванович освещает такие важные вопросы, как изучение русского языка бойцами не русской национальности и одновременное широкое использование в агитации родного языка, учёт национальных особенностей, обычаев, нравов, воспитание национальной гордости, пропаганды примеров боевого братства бойцов различных национальностей и т. д. Здесь же товарищ Калинин даёт основные идеи, установки, направления для политической работы среди бойцов не русской национальности.

Беседы товарища Калинина с агитаторами-фронтовиками имеют прямую преемственность с его довоенными выступлениями по вопросам политического воспитания. Знакомство с ними также окажет большую помощь всем политработникам Красной Армии, вооружит их мастерством проникновения в сознание и сердце советского воина.

Сейчас, когда Красная Армия продолжает победоноснее наступление и уверенно изгоняет врага с нашей родной земли, значение призывного, мобилизующего, зажигающего большевистского слова на фронте ещё более возрастает. Оно обретёт новую мощную силу в устах тех агитаторов, которые глубоко усвоят и применят на деле советы выдающегося мастера большевистской агитации – товарища Калинина.

Л. Бочко.

*) «Агитатор и пропагандист Красной Армии» № 15 за 1943 г.; «Блокнот агитатора Красной Армии» № 21 за 1943 г.