Бублик Федор Александрович

Васильев Степан Иванович (автор)

Самохин Николай Ермолаевич (автор)

* * *

Принадлежность:

11 орап

Герой Советского Союза капитан Н. Самохин, Старший лейтенант С. Васильев 
// Сталинский сокол 23.10.1943

Маневр воздушного разведчика

Наш экипаж на самолете «Петляков-2» совершил свыше 200 боевых вылетов на воздушную разведку с фотографированием, и каждый вылет чему-нибудь да научил нас. Различные условия и разный характер боевого задания делают полеты непохожими один на другой. Как правило, успех разведчика зависит от умелого маневра, рассчитанного на внезапность, от правильного решения в случае изменения обстановки. Это можно показать на примере многих наших вылетов на разведку.

В один из полетов нам была поставлена задача – произвести площадную фотос'емку двух крупных населенных пунктов, сделав по 2 захода на каждый из них. Расстояние между этими пунктами составляло около 50 километров. Оба они были прикрыты сильным огнем ЗА и патрулями истребителей.

На земле мы договорились, что сначала будем снимать населенный пункт, расположенный в северной части указанного района разведки. Первый заход решили произвести с юга на север, затем – разворот на 180° и второй заход – с севера на юг. После этого мы должны были уйти на второй населенный пункт, пройти над ним с востока на запад и с запада на восток, после чего вернуться на свою территорию.

Однако, когда мы стали подходить к населенному пункту на высоте 4.500 метров, нас атаковал вражеский истребитель «Ме-110». Имея основную цель – фотографирование об'ектов противника, а не воздушный бой с «Ме-110», мы ушли с резким разворотом на свою территорию. Как действовать дальше? Командир экипажа принял решение итти на фотографирование второго населённого пункта, расположенного юго-западнее первого. После виража мы зашли на этот пункт на высоте 4.000 метров со стороны солнца и, использовав внезапность налёта, произвели два захода с фотографированием.

Оказавшись вновь на своей территории, мы решили ещё раз попытаться снять первый населённый пункт. После захода с юга на высоте 4.500 метров нас обстреляла ЗА, но огонь её не причинил нам никакого вреда. Успешно был произведен и второй заход. Таким образом благодаря учёту обстановки и удачному маневру мы полностью выполнили боевое задание.

Другой раз нам нужно было произвести разведку с фотографированием крупного населённого пункта в тылу противника. Мы приближались к об'екту на высоте 2.500 метров со стороны солнца. В это время нас заметили 3 вражеских истребителя. Один из них пошёл в атаку сзади снизу, а два остались в стороне. Стрелок-радист и штурман нашего самолета открыли сильный огонь по «ФВ-190», который тотчас же резко отвалил в сторону. Воспользовавшись этим, мы перешли на бреющий полет, и вражеские истребители на фоне местности потеряли нас, а мы ушли на свою территорию.

Что делать? Ведь задание должно быть выполнено. Сделали вираж над своей территорией, набрали высоту и пошли в район разведки, но на этот раз с юга, где меньше было зенитных средств. Однако истребители противника опять помешали нам. Их своевременно заметил стрелок-радист, и летчик увел машину в облачность, которая была ниже нас.

И в третий раз сделали мы попытку прорваться в район разведки. Нужно было обязательно добиться внезапности. Для этого мы зашли на об'ект из глубины территории противника, откуда он не ожидал нас. Этот маневр увенчался успехом. Истребители противника появились лишь после того, как была сделана вторая маршрутная с'ёмка. Мы ушли от них путём отворотов вправо и влево с переходом на бреющий полет. Задание и на этот раз было выполнено успешно.

Идя на разведку или возвращаясь после неё, мы, как правило, избегали боя с противником. Однако обстоятельства иногда складывались так, что приходилось вести воздушный бой. В один из боевых вылетов мы пошли на разведку с фотографированием района, над которым днём и ночью патрулировали вражеские истребители. Когда мы на высоте 4.000 метров подходили к об'екту, открыли огонь зенитки с целью навести на нас при помощи разрывов снарядов своих истребителей. После этого мы заметили ниже нас двух «Ме-109», которые сразу не пошли в атаку, а выждали, когда мы подойдем к цели, очевидно, затем, чтобы отрезать нам путь на свою территорию. Они набрали высоту больше нас на 300–200 метров и начали атаковать с пикирования с последующим выходом снизу сзади нашего самолёта. Но мы не давали возможности «Ме-109» заходить в хвост и вести прицельный огонь, делая отвороты вправо и влево. Правда, по правому мотору прошла очередь из вражеского пулёмета, однако вреда не причинила. Во время атаки снизу стрелок-радист Бублик меткой прицельной очередью сбил одного «Ме-109», который загорелся и упал на нашей территории.

Какие выводы можем мы сделать, обобщая опыт разведывательных полётов? Прежде всего для того, чтобы предпринять правильный маневр, необходима особенная осмотрительность со стороны каждого члена экипажа. В своей практике мы устанавливаем сферы наблюдения за воздухом. Лётчик наблюдает впереди, слева и справа. Стрелок-радист смотрит справа, слева и сзади. Штурман следит за землей и одновременно производит круговой обзор. Во время передачи стрелком-радистом сведений по радио штурман ведёт наблюдение сзади. На случай отказа СПУ у нас выработаны сигналы рукой.

Заметив вражеских истребителей, целесообразно иногда уходить в сторону солнца, а при наличии облачности – прятаться в ней. В облаках надо изменить курс на 30–40°, пройти 3–5 минут и таким образом сбить со следа истребителей.

Вражеские истребители часто атакуют с пикирования, а затем производят атаку слева снизу или справа снизу, стараясь зайти в так называемый «мертвый конус». Разведчику в этот момент надо доворачивать в сторону атаки и, не давая вести прицельный огонь, использовать полностью бортовой огонь пулеметов штурмана и стрелка-радиста. Время выхода вражеского самолёта из атаки следует использовать для перехода на бреющий полет.

Что касается противозенитного маневра воздушного разведчика, то он ничем не отличается от маневра бомбардировщика. Рекомендуется в момент фотографирования об'екта увеличивать скорость и итти с небольшим снижением. При полетах в глубокий тыл противника целесообразно уменьшить скорость, увеличивая ее лишь при прохождении мест, где возможно появление истребителей и наличие средств ЗА.

Заход при фотографировании переднего края и оборонительных рубежей на малых высотах следует делать со своей территории с последующим уходом на свою же территорию. Один молодой летчик, выполняя задание по разведке и фотографированию об'екта в ближнем тылу, зашел на него со стороны территории противника, причем прошел в районе двух вражеских аэродромов. В результате при первом же заходе на цель его обстреляли зенитки, а при втором заходе появились истребители противника. Поэтому маршрут надо выбирать с таким расчетом, чтобы он проходил вне крупных населенных пунктов, железнодорожных узлов и аэродромов противника. Вместе с тем он не должен проходить всегда в одних и тех же местах.

При полетах в сложных метеорологических условиях от разведчика требуется умение водить самолет вслепую по приборам, неожиданно для противника выскакивать над об'ектами разведки на малой высоте или нырять в «окна» разорванной облачности.

На одном участке фронта была замечена перегруппировка войск противника. Их сосредоточение было зафиксировано в нескольких населенных пунктах. Дальнейшая авиаразведка установила, что вражеские войска стали двигаться на северо-запад и юго-запад. Три дня за ними наблюдали наши разведчики. Затем наступила нелетная погода. Воспользовавшись этим, немцы, сделав круговой обход, стали накапливаться на другом участке фронта.

Что они собираются предпринять дальше? Сосредоточиваются ли для нанесения удара или своим маневром хотят ввести в заблуждение, отвлечь внимание наших войск? Погода не благоприятствовала вылету, но всё же, как только наступило некоторое улучшение, нам было приказано разведать войска противника, которые были сконцентрированы в районе одного крупного населенного пункта. По маршруту проходили грозовые дожди. Высота облачности была от 600 до 100 метров. Недалеко от цели на нашем пути встало большое грозовое облако. Стали обходить его с севера, потом повернули на юг, с юга на запад. Это потребовало большого напряжения и умелого маневрирования.

Несмотря на сложные метеоусловия, мы всё же пробились к об'екту и вышли в район крупной железнодорожной станции. Визуальной разведкой с высоты 500–600 метров было обнаружено около 8 воинских эшелонов с войсками и боевой техникой противника. Немцы переправляли на соседний фронт целое соединение, пытаясь сделать это скрытно и не ожидая в плохую погоду прилета воздушных разведчиков. Так до конца была выслежена перегруппировка войск в тылу у противника.

Большое значение для маневра воздушного разведчика имеют слетанность экипажа и договоренность на земле. Поэтому на подготовку разведывательного полета надо обращать самое серьезное внимание. Перед вылетом мы тщательно проверяем исправность материальной части, после полета сообщаем техническому составу о работе моторов и всех агрегатов самолета. Штурман внимательно изучает район разведки, прокладывает маршрут, договаривается со стрелком-радистом, в каких пунктах давать на землю радиограммы. Надо всегда помнить, что отличная подготовка на земле обеспечивает успешный маневр разведчика в воздухе.

Герой Советского Союза капитан Н. Самохин.
Старший лейтенант С. Васильев.