Белявин Евель Самуилович

Зиновьев Яков Алексеевич

Иванов Виктор Степанович

Николаев Виктор Капитонович

Плотников Афанасий Савельевич

Полбин Иван Семенович

Рыбалка Дмитрий Павлович

Серебрянский Николай Иванович

Скоробогатов Владимир Федорович

Солодко Федор Никифорович

Стрелков Владимир Дмитриевич

Сожин Григорий Борисович (автор)

* * *

Принадлежность:

82 гв. бап

Майор Г. Сожин 
// Сталинский сокол 27.10.1943

Боевой вылет группы «Петляков-2»

После того, как наши части захватили Пятихатку, враг стал поспешно отступать. Авиация нацеливала свои удары на железнодорожные эшелоны противника, автоколонны, скопления его живой силы.

Ровно в 11.20 утра мы поднялись в воздух, озаряемые не по-осеннему ярким солнцем. Но синему небу изредка проплывали тонкие, прозрачные облака. Плотно, крыло в крыло шли звенья пикирующих бомбардировщиков. В этом слаженном, строгом строю, выдерживаемом восемнадцатью летчиками, чувствовалось железное единство группы.

Левым ведомым в нашем звене идет гвардии капитан Скоробогатов − опытный летчик, возглавляющий специальную пикирующую группу, действующую обычно по самым сложным точечным целям. Справа − Зиновьев, вместе со Скоробогатовым наносивший удары по мостам и переправам. В нашей группе летят такие испытанные бомбардиры, как Рыбалко, Стрелков, Белявин, молодые летчики Николаев, Плотников, Иванов. Всю группу гвардейцев ведет Герой Советского Союза Иван Семенович Полбин − подлинный мастер бомбовых ударов. Достаточно познакомиться с боевой биографией Полбина, узнать историю хотя бы нескольких его полетов на пикирующем бомбардировщике, увидеть его манеру вести самолет и атаковать цель, чтобы сразу понять, что для этого человека в бою не существует преград.

Мы идем к цели в кильватерной колонне девяток. Над нами истребители сопровождая. Их шестнадцать.

Ведущий точно выдерживает маршрут. Вот промелькнул Днепр, на правом берегу которого идет ожесточенная битва. Полбин покачивает самолетом и перед линией фронта резко набирает высоту. Она достигает почти 7 тысяч метров.

Небо хмурится. Всё чаще тянутся густые полотна облачности, и глазу не так просторно, как полчаса назад. Ухудшилась видимость. Полет становится трудным. Пикировщики снижаются. Только с 700−600 метров просматривается земля. Погода нарушила планы, и Полбин принял дерзкое решение − атаковать такую опасную цель, как станция и эшелоны, с небольшой высоты. Он передал по радио:

− Бомбить с горизонтального полета из-под нижней кромки облачности с двух заходов.

− Приготовиться к бомбометанию! − через мгновение приказал Полбин.

При подходе к станции мы увидели довольно большое скопление эшелонов с танками и пушками. Стрелки всех наших машин открыли шквальный огонь. Вокруг начали разрываться снаряды, но огонь самолетов был настолько сильным, что вражеские зенитки быстро умолкли.

Через какое-то мгновение земля заволакивается дымом. Становится темпо, как будто сейчас не полдень, а вечерние сумерки. Бомбы накрыли цистерны с горючим, и сразу один за другим раздаются сильные взрывы. Слева, у западной границы станции, вспыхивают языки пламени.

Наша машина заворачивает вправо, остальные идут вслед. Сейчас мы сделаем второй заход и сбросим оставшуюся часть бомб. Но неожиданно мы уходим от станции и берем курс всё правее и правее.

− Что случилось?

− Бить другую станцию! − приказывает командир.

Оказывается, идя на второй заход, он заметил на соседней станции еще большее скопление эшелонов и повел туда бомбардировщиков.

Что-то тяжелое ударяет в наш «Петляков», и самолет слегка клонится вправо. В левую плоскость угодил снаряд вражеской зенитки.

Мы сбрасываем бомбы на эшелоны, скопившиеся на станции. С большой высоты видны танки, жерла орудий, установленные на открытых платформах. На земле вновь вспыхивают пожары.

Неожиданно наша машина рванулась вправо. Перед глазами промелькнул самолет с желтой консолыо и свастикой. Оказывается, отворачивая от цели с намерением взять курс на свой аэродром, Полбин в двух километрах от себя увидел около 20 «Ю–87». Неугомонный воздушный боец решил драться с немцами, и после приказания:

− «Внимание! Атакуем противника», − наши самолеты стремительно понеслись на сближение. Не прошло и минуты, как с необычайной силой заговорили пушки и пулеметы.

Мы так неожиданно ворвались в строй «Юнкерсов», что они бросились в разные стороны. Одни из них загорелся и понесся к земле. Почин принадлежал Полбину, который с хода зажег «Ю–87». Но бомбардировщики врага шли в окружении «Ме-100» и «ФВ-190». Один немецкий истребитель появился у нас в хвосте, и длинная трасса прошла над самолетом. Сосредоточенный огонь стрелков-радистов всего ведущего звена заставил врага отвалить в сторону.

Не прошло и нескольких минут, как мы увидели огромное количество бомб, нивесть откуда летящих к земле. Чуть позже всё раз'яснилось: мы очутились над одним из вражеских аэродромов. Немцы собирались на кругу, чтобы лететь на боевое задание. Внизу я увидел десятки самолетов, расставленных вдоль линеек. Два «Ю–87», атакованные нашими «Пе-2», горящими упали на летное поле. Остальные в нанике стали сбрасывать бомбы. Немцы поднялись бомбить наши войска, а сбросили бомбы на свой аэродром...

Воздушный бой со второй группой «Ю–87» вначале целиком сложился в нашу пользу. Но, оправившись от первого удара, немцы от обороны перешли к атаке. Трассы сверкающими линиями проносились со всех сторон. Один из «Фоке-Вульфов», прикрывавших «Юнкерсов», навалился сверху на Солодкова. В тяжелую перепалку попал младший лейтенант Николаев. Обстреливая «Ю–87», он увлекся и не заметил, как к нему подобрался «Ме-109». Резкими бросками ему удалось во-время увернуться от вражеского удара. Все наши самолеты ощетинились огнем. Стрелки выручали друг друга, сообщали командирам экипажей о противнике, и в зависимости от этого летчики делали эволюции.

Но фюзеляжу нашего самолета ударяет длинная очередь. Отвечаем пулеметным огнем и даем сигнал Полбину. Из-под удара одного «Мессершмитта» уходим, а второго сбиваем.

− Не растягиваться! Держаться компактней! − раздаются короткие слова команды.

Бой продолжается. Но вот на исходе боекомплекты. Мы уходим. Наши истребители частью сил еще дерутся с «Юнкерсами», «Мессершмиттами» и «Фокке-Вульфами».

Бомбардировщики выходят из боя с честью: на их счету 5 сбитых самолетов врага.

В этом бою отлично показали себя молодые экипажи девятки Белявина. «Ю-87» сбил летчик Плотников. Удачно сразил «Ме-109» стрелок-радист старший сержант Серебрянский. Только в третий раз вылетел на боевое задание младший лейтенант Иванов. Но он отлично вел себя в бою, хорошо пилотировал.

Внизу знакомые очертания аэродрома. Самолеты заходят на посадку. Люди устали, это видно по лицам, по глазам − слишком напряженно и необычно прошел этот вылет. Но это не мешает делиться впечатлениями. Вскоре приходят в гости истребители. У них тоже хороший результат: они сбили 7 самолетов противника. Однако и экипажи бомбардировщиков и истребители больше всего радуются тому, что двум группам «Юнкерсов», намеревавшимся бомбить наши войска, не удалось, выполнить свою задачу.

Майор Г. Сожин.