Габерман Роберт

Герман З.

Крац Ганц-Карл

Мау Артуа

Харни

Циммергакель Иоганн

Троянкер Раиса Львовна (автор)

Р. Троянкер 

Последний полет
// Сталинский сокол 16.11.1941

В Северную Норвегию он прилетел со своим экипажем из Франции. Там, в тихом предместье Парижа Сент-Андре, он говорил грустным французским девушкам, глядевшим на его «железный крест» с плохо скрываемой ненавистью:

– Что мне Англия? За Англию я награжден. Вот Россия мне даст настоящую известность.

Северный климат пришелся Герману З. не по нутру. Холода, суровая погода испортили настроение не только командиру «Юнкерса», но и его экипажу. Вылеты были сложны. Разговоры о русских летчиках неизменно сводились к одному выводу: дерутся они отлично. Герман З. сделал на Севере всего четыре вылета. Четвертый оказался последним.

В октябре вместе с группой других самолетов в район Мурманска вел свой пикирующий бомбардировщик и Герман З. Еще на пути к городу он был подбит огнем советской зенитной артиллерии. Сбросив бомбы в залив, фашистский летчик пытался вернуться на базу, но советские истребители не дали ему уйти.

– Ваши летчики очень настойчивы, – говорит он сквозь зубы, – они гнали меня все время. Они стреляли отчаянно. Мой самолет сгорел, стрелок убит, два других ранены. Я вот...

Его гордость унижена. В воздухе он, Герман З., не новичок. В военной авиации – не первый год, до этого был гражданским летчиком. Он подавал надежды. Сейчас в Кельне тщетно ждут о нем радостных известий родные и знакомые.

Фашист бесится и хочет выместить злобу на ком-нибудь другом. Он говорит, что виновник его поражения в этом налете – ведущий группы Харни, который решил итти без прикрытия. Нельзя сказать, чтобы Герман З. был об’ективен. Иначе он признал бы, что в его поражении «отчасти виноваты» и советские зенитчики, и красные истребители.

Переложив вину на Харни, он стал более разговорчив. Да, им здорово не везет. За два месяца в группе, к которой он принадлежит, советские летчики уничтожили треть самолетов.

– Север встретил нас плохо. Нашим наземным частям приходится посылать в бой резервные штурмовые отряды.

Старший ефрейтор Иоганн Циммергакель, бортмеханик и стрелок, летавшие вместо со своим командиром унтер-офицером Робертом Габерманом на бомбежку Ливерпуля, несколько раз совавшиеся на Крайний Север, также взята в плен. Габерман заявил, что все его полеты здесь прошли впустую.

И Крац Ганц-Карл из Ремштадта, и Мау Артуа из Штральзунда признают, что русские летчики летают отлично. Стрелок Мау Артуа – участник боев с Польшей и Англией, – награжденный «железным крестом» за Скапа-флоу, еще не встречался с такими пилотами. Что ж, не верить ему нельзя. Вещественные доказательства подтверждают это заявление: самолет сгорел, пилот в плену.

Р. Троянкер.
Северный фронт.