Герои публикации:

Леонтьев А. (автор)

А. Леонтьев 

Политика авантюры и провокации
// Сталинский сокол 30.11.1941

Раскрытая причины провала гитлеровского плана «молниеносной войны» против Советского Союза, товарищ Сталин указал, что одной из этих причин является крушение расчетов правителей фашистской Германии на международную изоляцию СССР. Как указывал товарищ Сталин, гитлеровцы «серьезно надеялись создать всеобщую коалицию против СССР, повлечь Великобританию и США в эту коалицию, предварительно запутав правящие круги этих стран призраком революция, и полностью изолировать таким образом нашу страну от других держав».

Запугивание призраком революция сыграло немаловажную роль в провокационной, шарлатанской политике гитлеровских авантюристов. Еще до начала воины в Европе гитлеровская агентура во многих европейских странах положила немало усилий на то, чтобы представить дело правящим классам этих стран таким образом, будто перед ними остается единственный выбор: либо Гитлер, либо революция. До поры до времени политика вымогательства и шантажа позволила гитлеровцам одержать серию легких дипломатических побед. В ряде европейских стран гитлеровцам удалось создать многочисленную агентуру из числа людей, ставших на путь предательства своей родины из страха перед собственным народом, перед массами, перед опасностью революции. «Пятая колонна» повсюду серьезно облегчала действия гитлеровских орд, и именно ей в значительной мере обязан был возникновением пресловутый миф о «непобедимости» немецко-фашистской армии.

Как известно, наибольших успехов гитлеровская политика запугивания правящих кругов призраком революция, политика игры в противоречия между классами отдельных государев и между этими государствами и Советским Союзом достигла во Франции. Правители Франции, как указывает товарищ Сталин, дали запугать себя призраком революции, они с перепугу положили под ноги Гитлеру свою родину, отказавшись от сопротивления.

История тех немногих недель, в течение которых была разгромлена и капитулировала Франция, представляет собою чудовищный клубок предательств и измен со стороны правящей верхушки страны.

Правители Франции боялась больше всего не Гитлера, не его разнузданной орды разбойников и захватчиков, они больше всего боялись своего собственного народа, его славных исторических традиций борьбы за свободу. Правители Франции дрожали не перед воспоминаниями о Седане, о немецких зверствах на улицах Парижа, – они дрожали при воспоминании о духе Вальми, о духе парижских коммунаров. Летопись капитуляции Франции еще не написана, но многочисленные свидетельства участников и очевидцев дают достаточно ясное представление об этой позорнейшей странице в истории великой и свободолюбивой французской нации.

Достаточно вспомнить, что французские генералы, боясь своих солдат больше, чем гитлеровцев, выдавали патроны войскам лишь за пять километров от фронта, вследствие чего несколько танков могли взять в плен целые полки французских солдат. Достаточно вспомнить, что в день вторжения к Бельгию, немцы без единого выстрела овладели всеми переправами черев реку Маас, так как мосты не были взорваны из-за измены. Достаточно вспомнить, что ряд крепостей гитлеровцы взяли не военной силой, а подкупом.

Когда немцы приближались к Парижу и правительство в Туре обсуждало требование изменников-генералов о безоговорочной капитуляции перед врагом. Вейган сообщил правительству, будто коммунисты овладели Парижем. Министр внутренних дел побежал к телефону, связался с префектом парижской полиции и легко установил, что сообщение Вейгана является сплошным вымыслом. Но это лживое сообщение уже сделало свое дело. Правители Франции положили свою родину под фашистский сапог.

«Немецко-фашистские стратеги думали, что то же самое произойдет с Великобританией и США» – говорил товарищ Сталин. – «Но немцы жестоко просчитались».

Почему провалился этот расчет немецко-фашистских стратегов? Гитлер не учел, во-первых, то обстоятельство, что он не в силах создать такую военную угрозу для Великобритании и тем более для США, какую ему удалось создать на континенте для Франции. Он не учел, во-вторых, что правящие круги англо-саксонских стран проявят несравненно большее хладнокровие и устойчивость по отношению к «психологическим атакам» немцев. Гитлер не учел, в-третьих, того существенного обстоятельства, что пример Франции, капитулировавшей перед Германией, и пример других фашистских стран, подпавших под ярмо нацизма, не может не принести к крушению политики запугивания призраком революции.

В самом деле, чему учит пример Франции, чему учит опыт других стран, подпавших под фашистское иго?

Когда Франция капитулировала, ее правящие круги думали, – или во всяком случае делали вид, что думают, – будто Франция путем капитуляции может спасти свое дальнейшее существование. Но что же оказалось на деле? На деле Франция полностью превратилась в колонию гитлеровского империализма, в которой немецко-фашистский наместник, темный проходимец Абец, распоряжается, как у себя дома. Разве не симптоматично, что тот самый Вейган, который в памятные июльские дни 1940 года пугал французское правительство призраком коммунистического восстания в Париже, в настоящее время выброшен за борт правительством Виши по прямому указанию Гитлера, так как его присутствие в Северной Африке Гитлер считает препятствием для осуществления своих дальнейших захватнических планов по отношению к французскому флоту и к французским колониям?

Выступая недавно с докладом о пресловутом «новом порядке» в Европе, гитлеровский рейхскомиссар в Голландии Зейсс-Инкварт с похвальной откровенностью сообщил, что в «новой Европе» не будет независимых и самостоятельных государств. Европейские народы, по заявлению этого гитлеровского сатрапа, могут в лучшем случае пользоваться «культурной автономией». Впрочем, и эта привилегия достанется лишь тем народам, которых фашистские кретины найдут достойными сопричислить к своей «расе». Таким народом фашистский палач в Голландии об’явил, например, голландцев. Будут ли обладать той же привилегией «культурной автономии» другие европейские народы, – разумеется, не из числа побежденных Германией стран, а из числа так называемых «союзных» государств, – об этом фашистский наместник умолчал. Чрезвычайно характерно, что не было сделано оговорки даже насчет Италии – основного партнера Германии по «оси».

Гитлеровский «новый порядок» в Европе разоблачен перед лицом всего мира, как режим неслыханного грабежа и террора, голода и неимоверных лишений. Чрезвычайно характерно, что в последнее время даже немецко-фашистские газеты стали в крайне тревожных тонах писать относительно «тяжелого продовольственного положения в оккупированных странах». Немецкий военный официоз – журнал «Дейче вер» был вынужден недавно признать, что «зимой миллионы людей пойдут навстречу голодной смерти». Жесточайший национальный гнет, уничтожение всяких признаков национальной независимости и самостоятельности, уничтожение государственности и культуры, неслыханное ограбление народного хозяйства, расхищение имущества, изгнание десятков и сотен тысяч людей с насиженных мест, голод, эпидемия, невероятно возросшая смертность, – вот какие блага несет фашистский «новый порядок» в Европе. Разве удивительно, что свободолюбивый народ Великобритании, что великий американский народ полны решимости драться до конца против фашистской Германии, итти на любые жертвы для того, чтобы добиться полного уничтожения коричневой чумы?

Гитлер возвел вероломство и предательство в высший принцип всей своей деятельности, всей своей политики и дипломатии. Он неоднократно цинично заявлял, что он готов подписать любую бумажку для того, чтобы завтра же нарушить любое свое обязательство.

«В политике я не признаю никаких моральных законов, – говорил этот кровавый фигляр. – Я готов подписать все, что они (западные державы) хотят. Я сделаю все уступки, чтобы иметь свободные руки для продолжения моей политики. Я гарантирую все границы, я заключу все пакты о ненападения и дружбе, которые от меня потребуют. Было бы с моей стороны ребячеством не пользоваться этими средствами на том основании, что я когда-нибудь должен буду нарушить мои обязательства, в том числе и наиболее торжественные из них. Нет никакого торжественного пакта, который рано или поздно не был бы разорван или не прекратился бы в пустышку».

Таков откровенный и наглый цинизм людоеда. Но дело, разумеется, не в этих рассуждениях, достойных дикаря. Дело в том, что эти каннибальские рассуждения на протяжении восьми лет фашистского владычества в Германии нашли свое воплощение и подтверждение в бесчисленном множестве фактов цинично-наглого нарушения всяких обещаний, договоров, соглашений. «Единожды солгавший, кто тебе поверит!». Вот почему Гитлеру не верят и не могут верить серьезные политические руководители великих демократических держав. Вот почему Гитлер должен был прибегнуть к такому экстравагантному способу дипломатических сношений, как полет Гесса в Англию.

«Великобритания и США, несмотря на старания Гесса, не только не присоединились к походу немецко-фашистских захватчиков против СССР, а наоборот, оказались в одном лагере с СССР против гитлеровской Германии. СССР не только не оказался изолированным, а наоборот, приобрел новых союзников в лице Великобритании, США и других стран, оккупированных немцами» (Сталин).

Гитлер ставил ставку на международную изоляцию СССР. Он получил международную изоляцию Германии. Никогда еще Германия не была так изолирована, как в настоящее время. Гитлер пытается скрыть это обстоятельство всякого рода бездарными инсценировками. Но ни балаган «крестового похода» против большевизма, ни внешняя мишура взаимоотношений между Германией и ее «союзниками» не в состоянии скрыть фактов неприглядной действительности. А действительность эта такова, что гитлеровская Германия снискала себе единодушную ненависть и презрение во всем мире и прежде всего во всей Европе. Гитлеровцев ненавидят и в тех странах, которые открыто являются оккупированными, захваченными и порабощенными, и в тех странах, которые формально числятся «союзниками», а на деле представляют собой безвольных вассалов гитлеровской Германии.

Не может быть никакого сомнения в том, что каждый месяц войны понемногу раскрывает глаза одураченным немцам на действительное положение их страны, в частности на ту международную изоляцию, которая создана политикой Гитлера, на ту ненависть всего мира, которая порождена разбойничьим хозяйничаньем и неслыханными зверствами немецко-фашистских захватчиков. Известно, что международная изоляция сыграла далеко не последнюю роль в крахе второй империи, кайзеровской Германии, в 1918 году. Совершенно очевидно, что международная изоляция сыграет далеко не последнюю роль и в крахе третьей империи, Германии Адольфа Гитлера.

Глубокая мудрость заключена в словах товарища Сталина:

«Оказалось, что немецкая политика игры в противоречия и в запугивание призраком революции исчерпала себя и уже не годится для новой обстановки. И не только не годится, но еще чревата большими опасностями для немецких захватчиков, ибо она ведет в новых условиях войны к прямо противоположным результатам».

А. Леонтьев.