Баранов Михаил Дмитриевич

Веденин Иван Прокофьевич

Гамель Фриц

Еремин Борис Николаевич

Новгородцев Василий Артемович

Соломатин Алексей Фролович

Тенников

Нагорный Семен Григорьевич (автор)

С. Нагорный 

Герои Сталинграда
// Сталинский сокол 07.11.1942

В степи по обе стороны Волги, на поемных лугах и в прибрежном песке валяются обломки некогда грозных боевых машин с изображениями серебряных мечей, пронзенных красных сердец, черных змей и других атрибутов разбойничьей геральдики фашистских ассов.

Это трофеи советских летчиков в великой воздушной битве за Сталинград.

Основным средством достижения господства в воздухе, по немецких взглядам, являются эскадры ассов – отборных летчиков-истребителей, имеющих задачу очистить небо от советских самолетов. На Сталинграде были направлены с других фронтов и из глубокого европейского тыла лучшие истребительные части, в том числе знаменитые эскадры: 52-я, имени генерала Удет и 53-я, носившая название «Туз пик». Как-то раз в конце августа два немецких истребителя преследовали советскую машину типа «СУ-2». Сопротивление казалось безнадежным, но экипаж «СУ-2» стрелял. Мужество советских летчиков было вознаграждено: один из немецких истребителей, подбитый, пошел на посадку, другой ретировался. Подбитый самолет оказался новейшей немецкой машиной «Мессершмитт-109г», которую 52-я истребительная эскадра получила на вооружение.

53-я эскадра прибыла на советско-германский фронт из Сицилии, где еще недавно была занята сопровождением бомбардировщиков, атаковавших английский остров Мальту. Плененный под Сталинградом летчик 3-то отряда 1-й группы 53 -й эскадры Фриц Гамель показал, что в течение зимы и весны 1942 года он участвовал в двадцати воздушных боях с англичанами в районе Мальты, тогда же принимал участие в атаках на аэродром Ля-Валетта и только с наступлением летних месяцев его группа была переброшена в Россию.

С немецкими ассами в небе над степью и великой Волгой вступали в единоборство рядовые советские летчики.

Слово «асс» не является в советской авиации официальным званием. Оно не означает также принадлежности летчика к какой-нибудь особой части. Но нередко советского летчика, проявившего исключительное мастерство и отвагу, друзья называют ассом. Таков Михаил Баранов.

Слава Баранова впервые взошла над приволжской степью, когда он в длившемся более часа неравном бою уничтожил огнем три немецких самолета и четвертый таранил. Неутолимая жажда боя, я бы сказал, боевая жадность – вот что характерно для Баранова.

Этой чертой он похож на Новгородцева, летчика особенно упорной воли. Старший лейтенант Василий Новгородцев имеет за плечами 276 воздушных боев. Он воюет 15 месяцев, был несколько раз ранен, один раз тяжело, когда встретился с пятью «Ме-109» и вел с ними бой 21 минуту, до потери сознания, но привел машину домой и сел аккуратно, выпустив шасси...

Он был ранен в обе ноги и в спину, однако в госпитале провел только 11 дней, а потом три месяца летал весь перевязанный. Он воюет без перерыва. Ни одного часа в тылу – так устраивает свою жизнь во время войны этот неутомимый истребитель.

Мы видели в небе над Сталинградом летчика-штурмовика Веденина. Его жизнь коротка и смерть прекрасна. Когда-нибудь на северной окраине Сталинграда дети будут играть вокруг памятника, изображающего охваченный пламенем грозный боевой самолет. И, может быть, надпись на мраморе, расскажет им: «Здесь 29 сентября 1942 года летчик-штурмовик Иван Веденин, будучи подбит зенитным снарядом, последним движением руки направил свой горящий самолет на немецкие танки и автомобили с солдатами. Вечная слава герою, отдавшему родине юную жизнь, отдавшему ей смертный удар отважного сердца!».

Саломатин, летчик из той семерки капитана Еремина, которая, победив в столкновении с 25-ю немецкими самолетами, воскресила мудрый афоризм Суворова: «Воюют не числом, а умением». Алексей или, как зовут его друзья, Леня Саломатин под Сталинградом со славою продолжает традицию знаменитой группы. 10 лично обитых немецких самолетов и 19 уничтоженных в совместных атаках с товарищами – таков его счет. О воинской доблести и хитрости Саломатина дает представление один из эпизодов его яркой боевой биографии. Однажды Саломатин преследовал «Мессершмитта» и был неожиданно сверху атакован другим. Саломатин пошел в пике. Он вывел машину у самой земли, так что винтом чуть ли не задел кусты, а немецкий летчик, увлеченный преследованием, попытался повторить то же самое, но врезался в землю и взорвался.

– Видишь ли, – говорит, лукаво улыбаясь, Саломатин, – я-то пикировал вдоль оврага, а он, дурак, поперек его, вот и влип. У меня «ЯК», он верткий. «Мессеру» слабо так вывернуться, как нашему яшеньке...

Капитан Тенников с группой патрулировал над Сталинградом. Два «Ме-109» ввязались с нашими истребителями в бой. Тенников несколькими очередями одного из них зажег. Но немецкие истребители, должно быть, имели задачу подготовить небо к приходу бомбардировочной группы. Появились «Ме-110». Капитан Тенников навалился на одного из них и преследовал, заставляя снижаться чуть ли не до пятидесяти метров. «Ме-110» загорелся. Тенников вышел из атаки горкой и набрал большую высоту – 2400 метров. Здесь он один оказался перед целым отрядом «Ме-110». 11 немецких машин шли бомбить город. Тенников решил атаковать ведущего. Он приблизился, поймал врага в прицел. Но пушки Тенникова не стреляли. В ту же минуту, когда он это заметил, обнаружилась другая беда: левый бак его самолета был пробит. Между тем враг рядом. Тенников не изменил курса, он шел на таран. Русский человек, он применил русскую форму. Увидев, что «Ме-110» уклоняете от лобовой встречи, отворачивая влево, Тенников накренил свой самолет и врезался в немца между мотором и фюзеляжем. Должно быть, в эту секунду немецкий летчик, один из тех, что никак не могут понять возможности и значение тарана, внезапно усвоил себе и то, и другое. Но сия наука не пошла ему на пользу, потому что в следующую секунду он уже горел. А Тенников распустил парашют и приземлился среди своих...

Баранов, Новгородцев, Саломатин, Тенников – во всех этих людях воплощены черты советского асса: безграничная преданность родине, жажда боя с подлым врагом, природный талант летчика-истребителя, ум, изобретательность и всегдашняя готовность отдать за родину жизнь.

Неся огромные потери – в иные дни по нескольку десятков самолетов, – немцы не могут завоевать господство в небе над Сталинградом. Сталинград, этот недавно еще мирный город, стал крепостью, стены которой высоко подняты в небо советской авиацией. Сотни вражеских воздушных кораблей, огромная неприятельская армада уже разбилась об эти стены, воздвигнутые отвагой и мужества сынов родины. Серая степная пыль, как ил на дне моря, заносит обугленные обломки, могучая Волга медленно по течению несет их вниз, к Астрахани...

С. Нагорный.
Район Сталинграда.